Скажите спасибо «Хезболле» за эту войну

04 сентября 2006
Михаил Чернов

Фактическое поражение во второй ливанской кампании привело к тяжелейшему моральному и политическому кризису в еврейском государстве. Война открыла израильскому обществу глаза на плачевное состояние политической элиты страны

На прошлой неделе израильская армия начала масштабное отступление с территории Южного Ливана. Покинутые позиции формально передаются международным миротворческим силам ООН (ЮНИФИЛ), прибывающим в Ливан. Впрочем, в действительности освобождаемые районы вновь переходят под контроль боевиков шиитской группировки «Хезболла». Лидеры группировки уже заявили, что, пока ливанская армия не в состоянии защитить страну от израильской агрессии, «Хезболла» будет готовиться к новой войне. Размещающиеся в Южном Ливане подразделения ООН и ливанской армии признают, что в их планы не входит разоружение «Хезболлы».

В том, что новая война неизбежна, не сомневаются и в Израиле. Однако если «Хезболла» четко знает, как, где и с кем собирается воевать, то израильтяне в растерянности: ливанская война продемонстрировала полную неготовность политического и военного руководства страны ответить на стоящие перед страной вызовы. Между народом и властными элитами растет стена отчуждения.

Вопросы без ответов

Прилетев в Израиль, я практически тут же столкнулся с последствиями войны. Нет, я не поехал сразу на север страны осматривать причиненные ракетами «Хезболлы» разрушения или изучать зону боевых действий. Я направился к своим знакомым в Бат-Айн — небольшое поселение в Иудее (Западный берег реки Иордан) примерно в пятнадцати минутах езды к югу от Иерусалима.

В большом деревенском доме семьи Шейниных было многолюдно. Как и многие израильтяне, они приняли у себя беженцев из северных районов. Бабушка, мама и маленькая дочка уехали из древнего Цфата, северной религиозной столицы Израиля.

«Миша, вы не представляете, что мы пережили. В городе много разрушений, целыми днями мы были вынуждены сидеть в бомбоубежище, пока на город сыпались ракеты. Бомбоубежища в Цфате оказались неподготовленными, не было воды, канализации, и мы решили уехать», — рассказывает бывшая балерина из бывшего Ленинграда.

По ее словам, в Цфате царил хаос: «Никакой организованной эвакуации не было. Власти предоставили автобусы, однако в них пускали только тех, кому было куда ехать. Нам просто повезло, что нас приютили друзья».

К тому времени с момента вступления в силу перемирия прошло уже несколько дней, однако они боялись возвращаться домой. «Закончилась ли война, когда она возобновится снова?» — спрашивали меня женщины, как будто я, визитер из Москвы, знаю, что будет дальше. Что я мог им сказать? Что, вопреки победным реляциям армейского руководства (дескать, Израиль добился поставленных задач, оттеснив боевиков за реку Литанию и сильно потрепав их инфраструктуру и ракетный потенциал), «Хезболла» вышла из войны не ослабленной, а укрепившейся и готовой к новой войне? Так они и сами это знают.

В последние сутки войны города на севере Израиля и позиции Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) подверглись самым интенсивным за весь месяц войны обстрелам, и на севере, да и в центре страны не может быть по-настоящему безопасно. Жестокая ирония заключается в том, что женщины бежали от войны фактически с одного фронта на другой: Бат-Айн в Израиле относится к так называемым поселениям, на дорогах Иудеи время от времени происходят теракты и диверсии против евреев.

Всю вину за случившееся беженцы возлагают на правительство Эхуда Ольмерта — не смогли защитить, не смогли победить и даже не организовали вывоз людей из-под обстрелов.

Житель кибуца Манара, расположенного на самом севере страны, на границе с Ливаном, бывший ленинградец Владимир Лейкин вместе с женой и детьми тоже на несколько недель стал беженцем. Его дом находится в полусотне метров от ливанской границы. В прифронтовой полосе он выдержал шесть дней, потом уехал.

Расположенный под горой Манара город Кирьят-Шмона, а заодно и несколько соседних кибуцев (Ифтах, Манара, Мисгав-Ам) подвергались самым интенсивным обстрелам. Окрестности Манары были одним из самых красивых курортных мест в Израиле. Теперь весь восточный склон горы — черная обугленная пустыня. Рукотворный лес полностью уничтожен «катюшами», на его восстановление уйдут десятилетия. В целом в северной части Израиля сгорели тысячи гектаров леса.

В военном провале Израиля Владимир Лейкин винит не только правительство, но где-то и себя самого. «После вывода наших войск из Ливана в 2000 году мы так радовались всему, что происходило на ливанской стороне, буквально в полусотне метров от нас. Тогда в Южном Ливане действительно стали происходить значительные перемены. Началось масштабное строительство, Появились теплицы, стало развиваться сельское хозяйство. Мы смотрели на все это и чуть не плакали от счастья. Да, пусть там будет “Хезболла”, но жизнь-то налаживается. Они отстраиваются не для того, чтобы на нас напасть или воевать, — так думали мы тогда, пребывая в состоянии какой-то наивно-дебильной эйфории, — рассказывает Владимир Лейкин. — Мы всегда радовались всем мирным достижениям. До войны мы не знали, что практически в каждом отстроенном “Хезболлой” доме располагался бункер с ракетной установкой или еще каким-либо снаряжением».

Сейчас же, по словам Владимира Лейкина, ситуация очень плоха. «Нам все говорили, что итоги войны будут зависеть от стойкости тыла, что ракетные удары неизбежны. И тыл согласился на это. Армии и правительству сказали: идите вперед и делайте свое дело, а мы отсидимся, переживем как-нибудь. Вот мы и сидели в бомбоубежищах, эвакуировались, огромные деньги терял мелкий бизнес, — говорит Владимир Лейкин. — Мы стойко переносили тяготы и хотели, чтобы армия доделала свою работу, а вместо этого получили то, что получили. Погибли мирные жители и наши солдаты. За что? Да, боевики “Хезболлы” не маячат теперь у нас под носом. Но они сохранили ракеты с радиусом действия двести километров, получили боевой опыт, мы же обрели лишь состояние полной безысходности и смятения духа. Вообще не понимаю, что они, военные, делали. Тут везде стояли танки и круглосуточно молотили. Куда они стреляли, зачем, по кому?» И действительно, куда?

Из соседнего с Манарой кибуца Мисгав-Ам открывается вид на половину театра военных действий в Ливане. Однако практически никаких разрушений на ливанской стороне не видно. Все стоит целое. Возможно, били по пустырям, как израильская артиллерия обычно лупит по сектору Газа. Единственное, что заметно, — снесен верх соседнего холма. Там, видимо, располагался наблюдательный пост «Хезболлы».

Как воевали

Подобные вопросы задавали и сами военные. Воевавшие в Ливане израильские солдаты-резервисты не скрывают своих эмоций. «Бардак» — это, пожалуй, одна из самых мягких характеристик, которые солдаты дают ливанскому походу. «Все, что пишут сейчас в наших газетах, — правда, — рассказывает Юрий из Тель-Авива. — Не было ни еды, ни воды, а что самое страшное — не хватало бронежилетов и были перебои с оружием. Мои друзья, которые прослужили в эту ливанскую кампанию дольше, рассказывали мне, как им приходилось снимать с убитых боевиков “Хезболлы” оружие и забирать воду».

Рассказы резервистов очень похожи друг на друга. «Война с нашей стороны была подготовлена ужасно, — говорит один из пехотинцев. — Израиль был не готов к сухопутному сражению. Если говорить конкретно, то это выражалось в отсутствии элементарного снаряжения, соответствующей подготовки пехоты. Два первых дня в Ливане у нас не было ни еды, ни воды, мы не знали, что находится вокруг нас». «По сути, во всем виновато наше правительство: мы пришли, разбомбили половину чужой страны и ушли», — резюмирует собеседник «Эксперта».

Практически все, с кем удалось поговорить, обвиняют в неудачах кампании правительство и армейское руководство. «Нам нужно сказать “Хезболле” большое спасибо за эту войну, — говорит еще один резервист, также пожелавший остаться неназванным. — Ведь Ливан-2006 показал, насколько уязвим ЦАХАЛ, который запутался в собственных интригах, коррупционных скандалах и, по сути, забросил подготовку кадрового состава».

Проблему кадрового состава армии сейчас обсуждают все. Собеседники «Эксперта» в один голос утверждали, что с каждым годом подготовка солдат-срочников боевых частей, проводящаяся в учебных частях ЦАХАЛа, неизменно падает. «Сравнивая нынешние нормативы израильской армии, нельзя не заметить, что с каждым годом все меньше внимания уделяется практическим занятиям и физической подготовке. Может, с точки зрения вооружения и теории мы все еще самая боевая армия в мире, но с точки зрения подготовки солдат, особенно пехотинцев, армия весьма слаба», — рассказал «Эксперту» один из участников первой ливанской кампании Илья.

Показательно, что проблемы со снаряжением возникают не только у отмобилизованных на войну резервистов. Остальные «солдатские» претензии к армии — недостаточная подготовка и повышенное внимание к ВВС и сфере «высоких технологий». «Конечно, летчики всегда в цене, поэтому в них вбухивают столько денег, а нам приходится довольствоваться старыми автоматами со сбитыми прицелами, скудным пайком и полным нежеланием нашего генералитета нести хоть какую-то ответственность за те приказы, которые они отдают», — говорит солдат-срочник, служащий в еврейском квартале Хеврона.

Военный врач одной из частей выразился афористично: «Хотите узнать, как выглядела картина боевых действий? Представьте себе кучу мужиков под сорок, которые ломанулись в чужую страну защищать Родину, посредине поля, в жаре, без воды и с невкусным пайком». А о действиях бравой израильской армии, точнее, ее верховного командующего, и вовсе отзывается с иронией: «Такое чувство, что на нас напали не наши соседи, а марсиане. Все делалось буквально на коленке».

О скандале с пайками и водой, который разгорелся в Израиле сразу после принятия мирной резолюции, доктор знает не понаслышке: «После того как я уже вернулся назад, прочувствовав на собственном опыте, как организована вторая ливанская кампания, я случайно услышал выступление главного армейского начальника по логистике, как раз ответственного за выдачу пайков, воды и обеспечение мобильной связью.

Так вот, он прямым текстом сказал, что не против, если израильские солдаты на территории Ливана в случае проблем с пайком возьмут себе что-нибудь у местных жителей или в магазинах. Не купят, а именно возьмут.

Таким образом, наш начальник просто расписался в том, что не умеет обеспечивать своих солдат, но при этом разрешает им стать мародерами. И мало того, говорит об этом прямым текстом по радио! Я, когда это услышал, от эмоций так вывернул руль, что чуть не попал в аварию. Приказы из штаба постоянно менялись. Когда нужно было стрелять на поражение, нам давали приказ этого не делать. К тому же первые десять дней войны сражались только ВВС, которые бомбили территорию Ливана.

Я, как солдат, вижу тут тактическую ошибку: если предполагалось, что за это время наши самолеты уничтожат объекты, то это работает только при условии войны с армией, а не с хорошо подготовленными мобильными группами. ВВС не смогли разбомбить все базы “Хезболлы”, несмотря на все наше современное оружие. Для ведения этой войны у нашей армии не было опыта».

В Израиле сегодня шутят, что для того, чтобы победить, надо было нанять Насраллу и сделать его начальником Генштаба вместо Дана Халуца, который в самом начале войны думал о том, как бы поскорее избавиться от своих акций.

С кем воевали

Израильское военное командование совершило один из самых серьезных военных грехов — недооценило противника. В Ливане ЦАХАЛ столкнулся с очень серьезным противником. «Мы воевали с прекрасно обученными подразделениями иранской армии, состоящей примерно из трех-четырех тысяч подготовленных бойцов, а это, извините, по всем меркам десантная дивизия», — говорит полковник запаса израильской армии, просивший не называть его имени.

У «Хезболлы» были прекрасно поставлены не только собственно выучка личного состава, но и оперативное управление на поле боя и разведка. «Я наблюдаю за ними давно. С той стороны появилось современное оборудование: инфракрасные камеры, антенны», — рассказывает житель Манары Владимир Лейкин.

Оборудование «Хезболлы» позволяло прослушивать переговоры по мобильной связи на севере Израиля, в том числе и звонки израильских солдат. Боевики имели на вооружении и современные британские приборы ночного видения, которые были даны Ирану Великобританией для реализации программы ООН по борьбе с наркотиками, а после попали в Ливан. Связь между командными пунктами «Хезболлы» осуществлялась через оптоволоконные сети. Боевикам даже удалось блокировать израильские средства радиоэлектронного подавления.

Прекрасно у «Хезболлы» была поставлена и разведка. Военный врач одной из частей вспоминает, как к ним на военную базу, расположенную на северной границе, привозили съемочные группы: «Мы просили этого не делать, в конце концов, у нас есть более важная работа, чем давать интервью. Но журналисты все прибывали и прибывали. Я, помню, еще подумал, что после того, как у нас перебывало столько гражданских, не удивлюсь, если в нас все-таки попадут какой-нибудь ракетой. И действительно, стоило журналистам уехать, как в нашу базу попали».

Недостатка в помощниках у шиитских экстремистов не было. Так, по некоторым данным, ооновские миротворцы ЮНИФИЛ в режиме реального времени открыто сообщали оперативные данные о местонахождении, экипировке израильских войск, расположении фортификационных сооружений в считанные часы после их построения.

Иногда оперативная информация обновлялась через каждые полчаса, указывались населенный пункт, местоположение и направление движения израильских объектов. Аналогичная информация по действиям «Хезболлы» появлялась совершенно в ином виде — месторасположение боевиков не раскрывалось ни разу. «Израиль обстреляли из разных деревень на Юге Ливана», — гласили сообщения на сайте.

В тупике

Впрочем, после войны ни военные, ни израильские политики, похоже, не сделали для себя никаких выводов. Известный израильский военный аналитик из Центра стратегических исследований Бегина-Садата Шмуэль Гордон предпочел воздержаться от резкой критики правительства. При этом он рассказал «Эксперту», как, по его мнению, должна была выглядеть «идеальная военная кампания» против «Хезболлы». «В Южный Ливан нельзя было посылать регулярную армию и резервистов.

Несколько лет назад я разработал концепцию трехсоставной войны, где ключевую роль играют разведка, авиация и спецназ. Спецназ надо использовать для наступательных операций и закрепления на полосе вдоль реки Литании. Затем авиация уничтожает объекты противника и коммуникации, вместе со спецназом они прерывают поставки противнику. Понятно, что их действия должны обеспечиваться разведкой. Задача регулярной армии — только охрана границ и обеспечение тыла», — говорит г-н Гордон.

Звучит красиво, но, когда я спрашивал о таком важном элементе контрпартизанской войны на территории противника, как «война за души людей», израильские военные меня не понимали. Так, г-н Гордон говорил об экономических и культурных шагах, полковник десантных войск Амнон Нахмиас просто меня не понял, заявив, что на ливанцев опираться нельзя и использовать их бесперспективно.

Политическую же верхушку военные проблемы всерьез не волнуют. Так, министр обороны Израиля Амир Перец заявил в середине августа, что ничего не знал о стратегической угрозе с севера. По его словам, офицеры высшего командования ЦАХАЛа «никогда не говорили ему о стратегической угрозе для Израиля и не предоставляли ему всей информации о ракетной угрозе». Такие заявления выглядят по меньшей мере странно. К моменту начала войны лидер партии «Авода» Перец уже четыре месяца возглавлял оборонное ведомство.

Премьер Эхуд Ольмерт тоже ведет себя странно. После фактического поражения в войне он вдруг заявил, что готов к мирным переговорам с Сирией. Зачем Сирии договариваться о мире с Израилем, когда опыт спонсируемой сирийцами «Хезболлы» показывает, что результатов можно добиться и чисто военными методами? В то же время в окружении Ольмерта говорят о возможной войне с Сирией и даже с Ираном. Как такой Израиль будет воевать, непонятно.

Впрочем, для Ольмерта, да и для значительной части израильской верхушки проблема проигранной войны не является основной. Практически все высшее руководство Израиля сегодня ходит под следствием. Ольмерта обвиняют в махинациях с недвижимостью, президента Моше Кацава обвиняют в изнасиловании и предоставлении президентских амнистий в обмен на крупные перечисления на его зарубежные счета. Недавно подал в отставку министр юстиции Хаим Рамон, которого также обвиняют в сексуальных домогательствах. Список можно продолжить.

Эксперт.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04003 sec