Судан: "гуманитарная катастрофа" нефтяных компаний

03 сентября 2006
Ольга Сухова

В четверг, 31 августа, Совет Безопасности ООН одобрил разработанный США и Великобританией проект резолюции по Дарфуру, предусматривающий трансформацию развернутых в этой суданской провинции 7-тысячных многонациональных сил Африканского Союза (АС) в полномасштабную операцию ООН с участием 17 тысяч "голубых касок" и примерно 3 тысяч гражданских полицейских. "За" проголосовали 12 членов Совета. Россия, Китай и Катар воздержались.

Принципиальных возражений против замены сил АС на "голубые каски" ни у России, ни у Китая нет, поэтому блокировать проект резолюции Москва и Пекин не стали. Свой отказ они мотивировали тем, что ввод сил ООН в Дарфур должен быть согласован с правительством страны. Кроме того, представители Китая выразили недоумение в связи со спешкой, с которой принималась резолюция. По мнению Пекина, поспешное голосование в СБ может повлечь за собой рост конфронтации.

Действительно, вряд ли можно преодолеть "гуманитарную катастрофу" в Дарфуре путем резкого увеличения числа миротворцев, даже при одновременном расширении их мандата (согласно резолюции 1706, международные силы имеют право применять все возможные средства для защиты сотрудников и имущества ООН и недопущения нападений и угроз в адрес гражданских лиц. Действующие силы АС уполномочены защищать лишь военных наблюдателей Африканского союза, чем, во многом, объясняется их неэффективность).

В совокупности с недавними контактами Вашингтона с представителями суданской оппозиции, эта мера не может не вызывать негативную реакцию со стороны официального Хартума, полагающего, что речь идет о попытке посягательства на суверенитет государства.

Суданские власти неоднократно заявляли о своей готовности дать отпор "голубым каскам". "Мы выступаем категорически против навязываемой Совбезом ООН идеи развертывания в Дарфуре американских, британских или любых других иностранных войск. Мы будем сражаться против них и победим, как 'Хезболла' победила Израиль",- предупредил президент Судана Омар Башир 16 августа. Вместо этого Хартум предлагает направить в Дарфур более 10 тысяч суданских солдат, что, в свою очередь, не приемлется Вашингтоном.

Сомнительно, что обещанные Баширом столкновения хоть как-то улучшат положение дарфурцев, уже не первый год подвергаемых насилию со стороны арабского движения "джанджауид".

Стоит отметить, что в стране уже дислоцированы около 10 тысяч ооновских миротворцев, введенных туда в марте 2005 года согласно резолюции СБ ООН после того, как 9 января того же года было подписано Всеобъемлющее мирное соглашение между правительством и представляющей интересы Юга Народно-освободительной армией Судана. (История конфликта). И если Башир сдержит слово и постарается превратить Дарфур в "кладбище голубых касок", это вполне может спровоцировать и возобновление военных действий на юге страны. Тем более, что мирное соглашение с южными повстанцами было подписано им без особой охоты, под мощным международным давлением.

Но хотя резолюция 1706 предусматривает согласование вопроса о размещении в провинции "голубых касок" с правительством страны, а последнее готовности сотрудничать не проявляет, Вашингтон и его союзники демонстрируют уверенность, что ооновцы в Дарфуре все же появятся. Как заверил недавно посол США в ООН Джон Болтон, Хартум может согласиться на предусмотренную СБ меру "быстрее, чем некоторые думают".

Тот факт, что ООН до сих пор не может изыскать необходимые силы для отправки в Ливан, США не смущает. При этом ни Вашингтон, ни Великобритания - авторы резолюции 1706 - не демонстрируют желания отправлять в Судан войска. "В настоящее время в операциях ООН по поддержанию мира занято 80 тысяч военнослужащих", - напомнил на днях посол Великобритании в ООН Эмир Джоунз Парри. "Учитывая, что для Временных сил в Ливане дополнительно потребуется 13 тысяч человек, а мы в этой резолюции предлагаем направить в Дарфур еще примерно 15 тысяч, всего получится 108 тысяч. Это достаточно высокие требования" , - признал он. По его словам, своих военных Лондон в Дарфур отправлять не собирается, поскольку его вооруженные силы заняты обеспечением безопасности в Афганистане.

Но даже в случае согласия стран-членов ООН выделить необходимое количество военных для поддержания мира в Дарфуре, приступить к исполнению своих обязанностей они смогут не раньше 2007 года. Между тем, мандат сил АС истекает 30 сентября этого года. И после этого числа военные Руанды, Нигерии и Габона, входящие в их состав, могут столкнуться с серьезными трудностями, в том числе, финансовыми.

Все это делает поспешность, с которой принималась резолюция, еще менее понятной. Впрочем, некоторые факты указывают на то, что за неожиданно возросшей тревогой международного сообщества судьбой чернокожих дарфурцев стоит не только стремление предотвратить "гуманитарную катастрофу".

***

В настоящее время Судан занимает далеко не ведущие позиции среди стран-производителей и экспортеров нефти: на 2005 год уровень добычи в стране оценивался в 363 тыс. баррелей в сутки (по другим данным - около 500 тыс. баррелей в сутки), к концу 2006 году правительство планировало выйти на уровень 600 тыс. баррелей (данные Energy Information Administration). По сравнению с миллионами баррелей нефти, добываемых сегодня в других африканских странах, таких как Ангола (1241,8 тыс. баррелей в сутки) или Алжир (2083,4 тыс.), не говоря уже о крупнейших мировых производителях нефти, таких как Саудовская Аравия и Россия (более 9 млн баррелей в сутки), это, конечно, не много.

Однако для многих стран-"пожирателей" топлива суданская нефть имеет немаловажное значение, особенно учитывая стремительные темпы роста ее добычи и экспорта (почти в два раза за последние пять лет). А если принять во внимание, что до 1999 года Судан вообще не экспортировал энергоресурсы, показатели эти еще более впечатляют.

Кроме того, только доказанные запасы нефти в стране составляют 0,6 млрд баррелей. Хартум же утверждает, что они могут достигать 5 млрд - цифра, очень привлекательная для таких Китая и Индии, где потребление нефти уже достигает соответственно 7 и 2,5 миллионов баррелей в сутки. Что касается США, то здесь потребление нефти, по данным EIA, приблизилось к показателю 21 млн баррелей в сутки. То есть даже если выкачать всю суданскую нефть на нужды американцев, едва ли хватит на год. (Впрочем, по этой логике и растущей китайской экономике на суданском топливе долго не протянуть: по оценкам экспертов, в 2011 году эта страна будет потреблять 9,1 млн баррелей в сутки).

Истощение собственных запасов нефти побуждает Китай следовать примеру других крупных импортеров, добиваясь гарантированного доступа к зарубежным поставкам, на что с тревогой взирает Вашингтон. И, как отмечает бывший аналитик ЦРУ, научный сотрудник Института имени Брукингса Эрика С. Даунс, больше всего стремление Китая заручиться новыми источниками снабжения вступает в противоречие с американскими интересами в Судане и Иране - странах, правительства которых подвергаются последнее время массированной психологической атаке со стороны как самого Белого Дома, так и различных международных организаций.

Если китайские и индийские компании сегодня с успехом разрабатывают суданские нефтяные месторождения, то американцы и европейцы действуют в этой стране с куда меньшим успехом, не сказать - вовсе безуспешно. При том, что именно западные компании стояли у истоков создания энергетической инфраструктуры в Судане в 90-х гг.

Так, еще в 1970-е гг. американская кампания Chevron обнаружила в Судане нефть. Однако из-за того, что большая часть месторождений находится на юге страны (карта), где до недавнего времени велись активные военные действия, к концу 90-ых крупные западные нефтекомпании, включая Chevron и Shell, Судан покинули (вложив предварительно в суданскую энергетику около 1 млрд долл. США). Во многом этому способствовали боевики из Народно-освободительной армии Судана под руководством Джона Гаранга, организовавшие в 80-х гг. серию терактов против нефтяных объектов.

Параллельно свои позиции в Судане укрепляли азиатские компании: китайская CNPC, малайзийская Petronas и индийская ONGC Videsh.

Эта тенденция становится особенно отчетливой после военного переворота 1989 года, приведшего к власти нынешнего президента страны Омара Хасана Ахмета аль-Башира, провозгласившего курс на укрепление связей с исламским миром и, в частности, с Ираном. По некоторым данным, в конце 1991 года было положено начало сотрудничества Тегерана и Хартума с целью распространения их влияния в Африке путем создания и поддержки радикальных исламистских организаций.

В 1992 году Chevron окончательно сворачивает свою деятельность в Судане.

В 1993 Вашингтон включает Судан в число стран, спонсирующих терроризм (предполагается, что до 1996 в этой стране скрывался Усама Бен Ладен).

Противостояние Севера и Юга, зарождавшееся на этнической и религиозной почве и связанное изначально с борьбой за водные и земные ресурсы, все больше приобретает характер борьбы за право контролировать нефтяные доходы.

Из списка пособников терроризма Судан был исключен лишь в мае 2004 года, в период активных переговоров между представителями Севера и Юга, завершившихся в 2005 году подписанием Всеобъемлющего мирного соглашения. Один из документов, подписанный в 2004 году, предусматривал и раздел нефтяных доходов между правительством Судана и властями Южного Судана, получивших тогда значительную степень автономии.

В 1997 году США ввели против Судана экономические санкции, действующие до сих пор. И хотя ряду крупных американских компаний удавалось эти санкции так или иначе обходить, в 2004 году стало понятно, что администрация Буша отнюдь не горит желанием оставаться в стороне от раздела суданского "нефтяного пирога". Тем более, что американская компания Marathon Oil, представленная сегодня в Судане в качестве партнера французской Total, являлась одним из спонсоров избирательной кампании Буша.

Однако вернуться в Судан для американцев оказалось не так просто. В 2003 году свернула свою деятельность в стране крупнейшая канадская нефтяная компания Talisman Energy (бывшая BP Canada). Ее обвинили в помощи суданскому правительству, предположительно практиковавшему уничтожение населенных пунктов с целью "расчистить" место для нефтепроводов. Другая канадская (но тесно связанная с американской Occidental, вынужденной уйти из Судана после скандала, вызванного публикацией Washington Post данных о том, что правительство тайно сделало для нее исключение из санкций 1997 года) компания Arakis свернула свою деятельность еще в 1998 году.

Мирные соглашения между суданским правительством и Народно-освободительной армией, заключенные в 2005 в Кении (Найваша), породили надежды на то, что позиции западных инвесторов в беспокойном Судане все же укрепятся, а работать там станет спокойнее. Но надежды эти не оправдались.

За соглашениями, подписанными при активном участии США, последовала волна новых тендеров на разведку, разработку месторождений и строительство нефтегазовой инфраструктуры, напоминает главный редактор "Российско-африканского делового журнала" Андрей Маслов. Очевидно, американские компании были вправе рассчитывать на определенные преференции по ряду контрактов. Однако они их не получили. "После этого по странному совпадению обстоятельств конфликт в Дарфуре резко обострился, привлек внимание мирового сообщества, а затем и СБ ООН", - замечает Маслов.

К этому стоит добавить, что в 2005 году правительство Судана заявило о том, что в Дарфуре обнаружены крупные месторождения нефти. До этого эта провинция не привлекала особого внимание в том числе и потому, что считалось, что вся нефть сосредоточена на юге страны.

Что касается французской Total, то ее, до недавнего времени, можно было считать одним из наиболее постоянных игроков суданского нефтяного рынка: 25 лет эта компания пережидала атаки повстанцев, смену правительств и гражданскую войну в Судане. Однако, как видно, и французскому терпению пришел конец. Последней каплей, по-видимому, стала деятельность консорциума White Nile, возглавляемого "игроком в крикет" Филом Эдмондсом.

White Nile удалось договориться с властями Южного Судана о приобретении 60-процентной доли в проекте разработки месторождения Block 5A. Однако Block 5A является частью более обширной территории, право на разработку которой еще в 1980 году было отдано консорциуму под управлением Total. "Wall Street Journal" писал о том, что добиться этой доли предприимчивому Эдмондсу, объявившему себя борцом за сохранение национального суданского достояния, удалось не без помощи "бонусов" в пользу правительства Южного Судана. Словом, темная история. 23 августа 2006, незадолго до принятия резолюции 1706, White Nile погрузил первые 400 тыс. баррелей со спорного нефтяного месторождения на танкер.

Удастся ли в этот раз сторговаться суданским властям и западным компаниям, мы, по-видимому, узнаем в ближайшее время. Это во многом будет и показателем того, насколько сильны позиции Ирана в этой стране.

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации Агентства РИА Новости и других источников

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04056 sec