Идеи реформирования политической системы в Израиле

01 сентября 2006
О.А. Зыкова

После завершения военных действий против «Хизбаллы» в Израиле с новой силой выявились внутриполитические разногласия и противоречия. Правительство подвергается критике за ряд тактических и стратегических просчетов, набирает обороты протестное движение, призывающее к созданию государственной комиссии по расследованию, звучат призывы к уходу в отставку главы правительства, министра обороны и начальника генштаба. Кроме того, против президента страны и целого ряда ведущих политиков (вице-премьера Ш. Переса, министра юстиции Х. Рамона, главы парламентской комиссии по иностранным делам и обороне Ц. Ханегби и самого Э. Ольмерта) ведутся проверки по подозрению в их причастности к различного рода правонарушениям.

В обстановке прекращения огня, которое, по общему мнению, носит временный характер, ожидания нового витка противостояния с несколькими региональными силами, среди которых наиболее опасной здесь считается Тегеран, военно-политическое руководство страны обвиняется в некомпетентности и непрофессионализме. Реагирование на эти обвинения, подготовка к предстоящему расследованию и перегруппировка сил в коалиции стоят как основные на повестке дня лидеров государства, не оставляя возможности приступить к эффективной разработке возможных сценариев развития событий на Ближнем Востоке, стратегическому планированию на долгосрочную перспективу.

Аналитики склонны называть неустойчивость политической власти в Израиле основным фактором, препятствующим проведению глубоких реформ и выработке адекватных ответов на новые вызовы и угрозы, стоящие перед государством. В ситуации, когда в среднем «срок жизни» правительства составляет 1 год и 10 месяцев, а министры назначаются не по профессиональным качествам, а исходя из коалиционных раскладов, члены кабинета и депутаты, неуверенные в собственном будущем, большую часть времени посвящают внутриполитическим делам, партийным мероприятиям и попыткам удержаться «на плаву» в опросах общественного мнения.

В этих условиях приобретают актуальность идеи реформирования политической системы.

Попытки изменить избирательную систему и принципы деятельности кнесета предпринимались неоднократно, но были торпедированы депутатами, не желающими ограничивать свои привилегии и полномочия. В 2004 г. по инициативе президента М. Кацава была учреждена специальная общественная комиссия по реорганизации системы власти, в которую вошли десятки авторитетных ученых, юристы, руководители госструктур, бизнесмены и журналисты (всего 71 человек) во главе с ректором Иерусалимского университета М. Мегидором.

Комиссия занимается детальной разработкой содержательной части реформ, привлекая ведущих специалистов, с учетом мирового опыта и израильской специфики. Она определила несколько основных показателей нестабильности государственной системы:

— выборы по партийным спискам;

— низкий электоральный барьер (2,5%), позволяющий проходить в кнесет небольшим партиям, которые зачастую и становятся главной причиной коалиционного дисбаланса;

— совмещение исполнительной и законодательной власти, при котором министерские портфели становятся предметом политического торга, министры являются политическими назначенцами и сохраняют свои места в кнесете;

— упрощенная система вотума недоверия, при которой 61 (50% + 1) голос депутатов парламента приводит к отставке правительства.

Выводы комиссии и предложения по соответствующим реформам должны быть представлены президенту и обнародованы до конца текущего года. Ее широкий состав не позволяет заранее предсказать однозначный результат работы, но в целом вектор направлен в сторону укрепления исполнительной власти и позиций крупных партий в кнесете.

Бывший премьер-министр А. Шарон, столкнувшийся в свое время при продвижении плана размежевания с палестинцами с большим внутриполитическим сопротивлением, внес в предвыборную платформу созданной им партии Кадима пункт о необходимости изменения политической системы. Премьер заявил, что вне зависимости от выводов комиссии М. Кацава он запланировал реформу, в основе которой находится введение президентского строя и мажоритарных выборов в кнесет:

— президентский строй, при котором глава государства (президент или премьер-министр) избирается прямым голосованием и может быть отправлен в отставку лишь 2/3 голосов депутатов, что практически обеспечивает ему полную каденцию;

— мажоритарные выборы по избирательным округам, что должно усилить связь между депутатом и его избирателями, ответственность перед народом и ослабить влияние внутрипартийных раскладов на государственную политику. Кроме того, такая система снизит присутствие в кнесете малых и секторальных партий.

В Кадиме, тем не менее, имелись разногласия по вопросу о сущности такой политической реформы, поэтому было решено ограничиться в предвыборной программе лишь общими фразами, а детальную разработку принципов провести позднее.

В духе реформы, задуманной А. Шароном, было составлено два законопроекта — Х. Рамона (от Кадимы) и А. Либермана (от партии «Наш дом – Израиль»), которые в ближайшем будущем будут вынесены на рассмотрение кнесета. Они сходны по содержанию и предусматривают усиление полномочий премьер-министра, который избирается напрямую на срок от 4 до 5 лет и может быть отправлен в отставку лишь в особых случаях (уголовное преступление, злоупотребление служебным положением) при наличии 2/3 голосов депутатов кнесета. Свою команду он формирует еще до выборов. Министры будут назначаться им по принципу профессиональной пригодности и покидать кнесет на время своего нахождения в должности. Оба законопроекта предусматривают также значительное повышение электорального барьера, что существенно сократит фрагментарность кнесета.

Энергичным сторонником такого рода реформы является бывший премьер-министр Э. Барак. Лидер оппозиции Б. Нетаниягу в целом поддерживает идею укрепления исполнительной власти и заявляет о намерении выдвинуть законопроект, требующий избрания 50% депутатов кнесета по окружным спискам. Председателем конституционной и законодательной комиссии в кнесете также назначен сторонник реформирования политической системы профессор М. Бен-Сассон. Таким образом, реформа в той или иной конфигурации имеет большие шансы быть принятой в парламенте, так как у нее много сторонников среди наиболее авторитетных политиков.

Вместе с тем у президентского строя есть значительное число противников, которые указывают на имеющийся у Израиля неудачный опыт с прямыми выборами премьер-министра, что на практике вылилось в дестабилизацию политической системы. Они опасаются, что чрезмерное укрепление исполнительной власти приведет к тому, что судьба государства может оказаться в руках безответственного лидера.

Параллельно с реформой политического строя в Израиле остро стоит проблема конституции, отсутствие широкого общественного консенсуса по которой не позволило принять ее за 58 лет существования государства. Согласно опросам общественного мнения, в настоящее время до 80% населения поддерживают ее принятие. В феврале с.г. парламентская конституционная комиссия во главе с Э. Коэном (НДИ) и М. Эйтаном (Ликуд) представила кнесету прошлого созыва несколько проектов Основного закона страны, однако окончательная работа по согласованию многочисленных спорных моментов предстоит самому парламенту.

Здесь неизбежны споры между депутатами с диаметрально противоположных флангов политического спектра, по-разному представляющими себе характер государства, цели его существования и основные права и обязанности гражданина. Прежде всего, в этом плане ожесточенное сопротивление ожидается со стороны религиозных и арабских партий.

А. Шарон был сторонником принятия конституции и даже мобилизовал в ряды Кадимы лидера проконституционного движения в Израиле У. Райхмана. Э.Ольмерт также декларировал намерение партии Кадима провести конституцию в парламенте, однако не смог включить соответствующий пункт в коалиционные соглашения с Аводой, ШАС и Партией пенсионеров. На данный момент кнесет 17-го созыва не приступал к обсуждению конституции.

Отсутствие упоминания о реформах в коалиционных соглашениях и военно-политическая повестка дня, навязанная Э. Ольмерту с самого начала правления его кабинета не позволили премьер-министру уделить внимание проблемам политического строя и конституции. Тем не менее в обществе формируется сознание необходимости изменения нынешней ситуации, при которой премьер-министр и правительство вынуждены с первых месяцев существования бороться за собственное политическое выживание и прибегать к маневрированию с целью проведения в кнесете любого законопроекта. В последние годы эта тенденция проявляется особенно ярко. Неустойчивость коалиции и общая системная нестабильность не позволяют руководству страны в полной мере заняться комплексом назревших внешнеполитических и социально-экономических задач.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03463 sec