Иран не откажется от урана. Откажутся ли шесть держав от санкций?

31 августа 2006
Политический обозреватель РИА Новости Петр Гончаров

Тегеран не заявил до 31 августа о прекращении им всех видов работ по обогащению урана, как того требует от него резолюция СБ ООН 1696. И вряд ли это назовешь неожиданностью. Все, в том числе заявление президента Ахмадинежада, накануне - 30 августа - призвавшего европейские страны воздержаться от санкций против Ирана, лишь подтверждение этому.

«Санкции не могут отвратить народы Ирана от борьбы за вершины гордости», повторил Ахмадинежад озвучиваемый им в течение всего своего президентства тезис, подразумевая под «вершиной гордости» овладение Ираном ядерными технологиями по полной программе.

Теперь дальнейшая участь Ирана, по идее, предрешена - и произойдет это в начале следующей недели на встрече "шестерки" на уровне заместителей министров иностранных дел. Этим представителям МИДов США, России, Великобритании, Франции, КНР и Германии предстоит подготовить проект резолюции СБ ООН и тем самым решить, как быть с Ираном дальше.

Главное, с чем им придется определяться, так это какой должна быть резолюция - предусматривающей санкции или же в очередной раз обязывающей Иран прислушаться к рекомендациям МАГАТЭ?

Пока вокруг иранской ядерной программы в Совете Безопасности ООН так и не сложилось ожидавшегося единства. Ситуация парадоксальная. Идею санкций блокируют Россия и Китай, а разрешение Ирану на реализацию его ядерной программы не допустят ни при каких обстоятельствах США.

Москва и Пекин по-прежнему выступают с выжидательных позиций. Как заявил министр иностранных дел Китая Ли Чжаосин, иранская ядерная проблема должна быть разрешена дипломатическим путем. Китайская сторона, конечно, настаивает на прекращении Ираном ядерных разработок, но в то же время выступают против введения жестких санкций в случае отказа.

Москва, по словам вице-премьера и министра обороны России Сергея Иванова, также считает, что вести сейчас речь о санкциях в отношении Ирана - «как минимум преждевременно и нецелесообразно». «В любом случае, мы будем продолжать выступать за политико-дипломатическое урегулирование при полном и жестком соблюдении режима нераспространения», пояснил Иванов.

США, в свою очередь, обещают создать «антииранскую коалицию» в случае, если Россия и Китай выступят против принятия резолюции, предусматривающей санкции.

В создавшейся ситуации вопросов больше, чем ответов.

Непонятно, например, как можно «в любом случае» выступать и за «политико-дипломатическое урегулирование», подразумевая и «жесткое соблюдение» режима нераспространения? А что, если таким «любым случаем» явится ситуация, при которой будет очевидно, что ядерная программа Ирана однозначно нацелена на создание ядерного оружия?

Но столь же непонятно, с кем США думают создавать «антииранскую коалицию», которая при случае пошла бы на двусторонние санкции в отношении Ирана. Европа, по большому счету, пока молчит, предпочитая ограничиваться общими, мало к чему обязывающими призывами к иранской стороне.

Непонятно также, какую конечную цель преследуют США, настаивая на немедленном введении санкций в отношении Ирана.

Примечательными в этой связи явились упреки в адрес России и Китая, прозвучавшие со стороны председателя комитета по разведке палаты представителей конгресса США конгрессмена-республиканца Питера Хекстра. Заявив о том, что Россия и Китай не намерены призывать Иран к ответственности и не дадут США ввести экономические санкции против Тегерана, Питер Хекстр затем сожалеет, что «в случае провала санкций президенту США Джорджу Бушу будет нелегко решиться нанести военный удар по Ирану».

Конгрессмен, безусловно, прав, заявляя, что «экономические санкции не будут работать, если будет громадное сито с большими дырами в нем, потому что Россия, Китай, а также, возможно, кое-кто из наших (США) союзников предоставят Ирану экономическую поддержку».

Но, с другой стороны, этим санкциям вообще вряд ли суждено состояться до тех пор, пока они будут рассматриваться Вашингтоном лишь как первый шаг для принятия СБ ООН в дальнейшем резолюции, предусматривающей «принудительные меры», согласно пресловутой 42 статьи Хартии ООН. Против таких санкций выступят и Россия, и Китай, а также кое-кто «из наших (США) союзников».

В создавшейся ситуации, когда «шестерка» не может договориться о самом характере и смысле санкций, в безусловном выигрыше только Иран. Тегеран умело продолжает «вбивать клин» в наметившееся было единство «шестерки». Не случайно, надо полагать, в конце августа иранские делегации, связанные так или иначе с иранской ядерной программой, посетили Москву, Пекин, Токио. Не случайно также Тегеран буквально на днях объявил тендер на строительство двух энергоблоков к АЭС, пригласив Запад принять в нем участие. Да и риторика официального Тегерана, и в первую очередь секретаря Высшего совета национальной безопасности Али Лариджани, заметно смягчилась.

В Тегеране, надо полагать, отдают себе отчет в том, что в соответствии со статьей 25 Устава ООН «члены Организации соглашаются подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять их», на что, в частности, указал Ирану МИД РФ. Для реализации этой статьи не хватает малого - консенсуса «шестерки» относительно того, как, все-таки, быть с Ираном: казнить или помиловать.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03404 sec