Бушерская АЭС: О тендере, выводах, уроках и репутации

IranAtom.Ru

30 августа 2006
Юрий Хмылёв

Высокопоставленный депутат меджлиса Ирана озвучил, находясь с визитом в Малайзии, не очень приятную для российских атомщиков новость. В Исламской Республике стартует тендер на строительство двух новых энергоблоков – скорее всего, в Бушере – и к участию в состязаниях особо приглашаются западные компании.

Когда-то – ещё при правительстве Касьянова – Россия претендовала на получение заказов на шесть иранских блоков, в Бушере и Ахвазе. С течением времени, ахвазская площадка заговорила по-французски, а многочисленные новые реакторы на берегу Персидского залива сократились до одного только «Бушера-2».

«Ну уж второй-то блок от нас никуда не денется», – говорили в атомных кулуарах в ноябре 2003 года. Назывались даже фамилии людей, якобы получивших государственные награды России за то, что тогдашний секретарь иранского ВСНБ Роухани привёз в Москву согласие Тегерана на подписание Доппротокола и очередные «твёрдые гарантии» по скорейшему подписанию контракта на второй бушерский реактор.

Оказалось, что может и деться. Теперь для получения новых атомных заказов в Иране россиянам придётся выдержать конкуренцию со стороны наших европейских «друзей». Обманываться жёсткой риторикой, звучащей сегодня из того же Парижа, не стоит. При первых же признаках начала урегулирования кризиса вокруг иранского ЯТЦ, наблюдатели из группы AREVA вернутся на давно облюбованные ими площадки в Исламской Республике.

Можно сколько угодно обманывать себя, говоря, что бушерская стройка идёт по графику (кстати, по которому из?), что стыковка российских и германских технологий оказалась непростой задачей, что давление Вашингтона и политическая ситуация вокруг Ирана не могли не сказаться на темпах выполнения работ.

К сожалению, горькая правда заключается в том, что Россия почти разучилась строить атомные станции. Утешает только одно – наши конкуренты делать этого вообще не умеют.

За время финского тендера, французские и германские атомщики написали тонны документов и отчётов, показывающих превосходство европейских «бумажных» технологий над российским ВВЭР. Теперь – после своей победы и первых месяцев строительства – группа AREVA приступила к «извлечению уроков».

Оказывается, нельзя заключать контракт до завершения проектирования, иначе возникнут задержки и перерасходы. Старые, проверенные временем поставщики давно перепрофилировали свои производства на неатомные применения или просто закрылись. Покупатели больше не принимают на веру слова о соответствии проекта современным стандартам, предпочитая досконально проверять всю документацию, а национальные службы атомнадзора не торопятся выдавать лицензии, следуя политике «семь раз отмерь, один отрежь».

В этих условиях, бушерский, тяньваньский и индийский опыт становится бесценным приобретением для «Атомстройэкспорта». За неимением чужих ошибок в виду отсутствия наличия реальной работы конкурентов, нам приходится учиться на своих. Конечно, хотелось бы услышать публично и открыто, какие выводы сделал российский монополист по строительству АЭС за рубежом из того же бушерского проекта?

Но это тема для отдельного и большого разговора в будущем. А сегодня в Бушере на кону стоит нечто неосязаемое и не измеряемое в долларах и евро – репутация российского атомного ведомства на международных рынках и имидж Российской Федерации в Исламской Республике Иран.

«Будет очень непросто устранить тот вред, что нанесли в Бушере нашим двусторонним отношениям русские… точнее, АСЭ», – эта оговорка, сделанная в неформальной беседе одним из иранских политиков, очень точно отражает взгляды иранского общества. За исключением тех нескольких тысяч человек, что непосредственно связаны с NPPD, иранцы даже не подозревают о том, что «Бушер-1» возводит закрытое акционерное общество «Атомстройэкспорт». С их точки зрения, за бушерский проект отвечает непосредственно Россия.

Такова уж специфика атомного бизнеса. За ключевыми игроками на этом поле всегда стоят государства и правительства. Не прибегая всуе к модным и малопонятным словечкам типа «энергобезопасность», просто скажем – стандартные схемы и бизнес-подходы не всегда подходят для атомной энергетики.

Именно поэтому первый энергоблок Бушерской АЭС должен быть достроен. И дело здесь не в тех деньгах, что остались ещё не выплачены иранской стороной, и не в выручке от продажи топлива – дело в репутации нашей страны. Именно поэтому Россия должна заблокировать в Совете Безопасности – и судя по всему, поступит именно так – любые попытки ввести запреты на мирное атомное сотрудничество с Ираном под контролем и/или эгидой МАГАТЭ.

Возвращаясь к объявленному в Иране тендеру на два блока, хотелось бы сформулировать один небольшой вывод. Сначала цитата:

Россия в настоящее время не ведет никаких переговоров по возможному строительству в Иране второго блока АЭС в Бушере… Мы говорим, давайте сначала первый блок запустим, посмотрим, как он будет работать, и тогда можно будет о чем-то говорить.

09.07.2004, Александр Румянцев, руководитель Росатома.

Так вот. Не надо больше никогда «смотреть, а потом говорить». Сначала надо подписывать хотя бы рамочные соглашения, а уж затем «запускать и далее по тексту».

А не то так и впредь будет получаться, что «ездил в пир Кирило, да подарен там в… физиономию».

IranAtom.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03897 sec