Новое достижение Тегерана в области мирного атома

29 августа 2006
А.М. Вартанян

В то время как до истечения срока ультиматума, выдвинутого Тегерану «шестеркой» (Великобритания, Франция, Германия, Россия, КНР и США) по поводу свертывания его ядерной программы, осталось менее недели, иранское руководство предпринимает новые шаги на пути освоения мирного атома.

Вслед за объявлением долгожданного ответа на пакетное предложение «шестерки» (22 августа) иранцы «вдогонку» пообещали преподнести мировому сообществу «очередной сюрприз» в области атомной энергетики. Вскоре после заявления официального представителя МИДа ИРИ Х.Р. Асефи о том, что в самое ближайшее время иранские ученые смогут объявить о некоем «новом достижении» в этой сфере, было объявлено, что Тегеран завершил строительство одного из наиболее амбициозных своих проектов в ядерной энергетике – завода по производству тяжелой воды в Араке.

Новость была подана в сложнейший момент развития ситуации вокруг ядерного досье в лучших традициях иранского пиара. Буквально одновременно с вводом в эксплуатацию завода в Араке европейцы устами Верховного комиссара ЕС по внешней политике и безопасности Х. Соланы смягчили позицию и выступили за «более тщательное» изучение иранского ответа, пообещав «ответить на ответ Тегерана» до конца текущей недели. В унисон Брюсселю выступил и иранский МИД: его официальный представитель Х.Р. Асефи призвал европейцев «несколько раз» внимательно перечитать иранский ответ, переданный ранее в письменной форме секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) А. Лариджани послам государств «шестерки».

При этом Х.Р. Асефи особенно подчеркнул, что иранский ответ на предложение был «всеобъемлющим» и «развернутым», поскольку в нем содержатся ответы на все поставленные проблемы. Позднее уже сам главный ядерный переговорщик Ирана А. Лариджани подтвердил готовность Тегерана «в любое время» сесть за стол переговоров для «серьезного диалога» по ядерной проблематике.

На фоне наметившейся передышки и некоторого продвижения сторон на пути согласования позиций (эта конъюнктура, по мнению экспертов, носит временный характер и изменится после 31 августа) новое достижение Ирана в сфере ядерной энергетики было воспринято мировым сообществом достаточно спокойно. По крайней мере, жесткая реакция последовала преимущественно от США. Американцы сразу же заявили, что завод по производству тяжелой воды в Араке автоматически включается в комплекс вопросов, составляющих иранское «досье», и будет подлежать обсуждению в Совете Безопасности ООН на заседании 31 августа с.г. по истечении срока ультиматума.

Сразу после объявления о вводе в эксплуатацию завода в Араке иранское руководство стало ангажировать его как успешный проект в области мирной атомной энергетики, не имеющий никакого отношения к ядерной проблематике. На эту тему однозначно высказался Х.Р. Асефи, который, реагируя на реакцию Вашингтона, категорически призвал не увязывать предприятие в Араке с иранским «ядерным досье». Тем более что и формальных поводов для придирки быть не может: завод в Араке изначально задумывался как предприятие, которое будет работать в мирной сфере, в частности, в области медицины и сельского хозяйства.

Кроме того, отметил иранский дипломат, завод в Араке задумывался еще задолго до возникновения иранской ядерной проблемы. А проведенные в последнее время дополнительные работы по завершению его строительства, позволившие ввести объект в строй, являлись плановыми. Х.Р. Асефи высказал следующие соображения: пуск завода в Араке является «частью законных прав» Тегерана и идет в русле диверсификации потенциала и расширения возможностей Тегерана на пути освоения современных технологий. И Тегеран намерен продолжать использовать эти возможности, даже если этому «противится группа стран».

О перспективах запущенного Тегераном нового проекта рассказал заместитель руководителя Организации атомной энергии ИРИ (ОАЭИ) по международным вопросам М. Саиди. По его словам, сооружение объекта по производству в стране тяжелой воды стало одним из сложнейших проектов в области мирного атома, оно продолжалось более полутора лет. В итоге, отметил М. Саиди, иранскими учеными был приобретен ценный опыт, который может быть использован и в других смежных сферах, например в нефтехимической промышленности.

Как отметил заместитель руководителя ОАЭИ, тяжелую воду, которая будет производиться на заводе в Араке, предполагается самым широким способом использовать в фармацевтике для производства лекарств и медикаментов, а также в области профилактики и предотвращения опасных инфекционных заболеваний, таких как ВИЧ/СПИД и др. При этом ожидается не одноразовое использование данной технологии, а ее перевод на регулярную и долгосрочную основу.

Комментируя перспективные планы Тегерана, ориентированные на производство тяжелой воды, М. Саиди подчеркнул, что они не имеют ничего общего с получением технологий по производству ядерного оружия: не следует увязывать тяжеловодные реакторы с «получением плутония», поскольку «между ними нет никакой связи».

Иранец подчеркнул, что следует разделять страны по их устремлениям: одни государства обладают ядерными технологиями и имеют на вооружении ядерное оружие, а другие (к их числу относится и Иран) являются членами ДНЯО и строго придерживаются своих нераспространенческих обязательств в рамках международно-правовых норм. Вместе с тем М. Саиди подчеркнул, что производство тяжелой воды (завод в Араке) не является единственным приоритетом.

Вторая стратегическая задача иранского руководства – деятельность по созданию легководных реакторов. На сегодняшний день, по заверению М. Саиди, главные приоритеты — это сооружение заводов на легких реакторах и обеспечение полного ядерного топливного цикла (ЯТЦ). Данной технологией, отметил иранец, в мире обладает ограниченный круг из восьми государств, и Тегеран «благодаря милости Аллаха» смог в последнее время также продвинуться на пути ее освоения.

При этом он подчеркнул, что для функционирования легководных реакторов иранским ученым понадобится довести уровень обогащения урана до 20%, тогда как в настоящее время урановое обогащение в Иране осуществляется на уровне до 5% (для получения ядерного оружия, как известно, требуется уровень обогащения урана свыше 36%). Фактически М. Саиди морально готовит мировое сообщество к тому, что Иран повысит уровень обогащения урана с нынешних 5 до 20%, и «этому не стоит удивляться», поскольку именно такой процент требуется для эксплуатации легководного реактора.

Как представляется, решение Тегерана огласить новый успех в развитии национальной ядерной энергетики в столь решающий момент – за несколько дней до истечения 31 августа срока ультиматума – было тщательно взвешенным и продуманным. Оно было выбрано удачно и, несомненно, внесет дополнительный импульс в предстоящую 31 августа дискуссию в рамках СБ ООН. Какой эффект тема Арака окажет на диалог в СБ – положительный или отрицательный, – покажет время. Пока очевидно лишь то, что в краткосрочной перспективе акция Тегерана стала выигрышной и принесла ожидаемые руководством ИРИ дивиденды.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03399 sec