ОПАСНЫЕ ИГРЫ ИРАНА

26 августа 2006
Владимир КИМ

Иран не прекратит работы по обогащению и переработке урана. Такое решение приняли лидеры этого теократического государства в ответ на предложение «шестерки» посредников по урегулированию иранского ядерного кризиса (Великобритания, Франция, Соединенные Штаты, Россия, Китай, а также Германия) и требование Совета Безопасности ООН.

В минувший вторник секретарь иранского Высшего совета национальной безопасности Али Лариджани вручил представителям стран, выступивших международными посредниками, официальный ответ своей страны на их предложение отказаться от обогащения урана. Полный текст документа не разглашается, но, по неофициальной информации, Иран, не согласившись свернуть ядерную программу, предложил новые переговоры.

Теперь Тегеран стоит перед вполне реальной угрозой применения к нему со стороны международного сообщества экономических и политических санкций, а мир — перед новым кризисом на Ближнем Востоке. И быть может, куда более кровопролитным, нежели недавний кризис, вызванный противостоянием Израиля и ливанской «Хезболла».

Решение Тегерана не стало неожиданностью. Как сообщила Washington Post, в минувшие выходные главный представитель правительства Ирана на переговорах по ядерной проблеме Али Лариджани проинформировал по телефону верховного комиссара ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Хавьера Солану о том, что Тегеран отказывается пойти на замораживание своей ядерной программы в качестве предварительного условия.

Примечательно, что в понедельник духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что иранцы продолжат свой путь и «с помощью Аллаха... получат сладкие плоды своих усилий». Учитывая влияние, которое имеют муллы в этой стране, было очевидно, что слова аятоллы найдут свое отражение в ответе Тегерана мировому сообществу.

Напомним, что суть предложений «шестерки» заключается в следующем. В обмен на немедленную и безоговорочную приостановку ядерных разработок Ирану безвозмездно передают реактор на легкой воде, предоставляют помощь в развитии авиации и автомобильного транспорта, а также пакет экономических льгот, охватывающих ядерную энергетику, экономическую деятельность и сферу безопасности.

В качестве «кнута» к этому «прянику» СБ ООН принял резолюцию №1696, в которой иранское руководство призывают «приостановить всю деятельность, связанную с обогащением и переработкой, включая исследования и разработки, таким образом, чтобы МАГАТЭ могло проверить это».

В случае же непрекращения работ по обогащению урана до 31 августа Совет Безопасности рассмотрит вопрос о применении против Тегерана мер в рамках статьи 41 главы VII Устава ООН. Эта статья предусматривает «полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений».

Как и обещал ранее президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, Тегеран дал ответ на десять дней раньше срока, предусмотренного резолюцией №1696 СБ ООН. В ООН надеются, что Иран все же пересмотрит свое решение до конца августа, когда формально истекает срок для принятия решения, выделенный иранскому руководству Совбезом ООН. «Я призываю правительство Ирана воспользоваться этой исторической возможностью. Я верю, что ответ Ирана будет положительным и заложит основу для окончательного урегулирования путем переговоров», — заявил генсек ООН Кофи Аннан.

Шансы на это, пусть и минимальные, но все же существуют: очевидно, что Тегеран заинтересован в затягивании решения по его ядерной программе. Но последнее слово — за обладающими правом вето постоянными членами ооновского Совбеза.

Если после длительных консультаций в рамках Совета Безопасности ООН удастся все же принять консенсусное решение, то санкции будут ооновскими. Если не удастся сломить сопротивление России и Китая — главных адвокатов Ирана и его ядерной программы, то тогда это будут санкции Соединенных Штатов, а также ряда европейских стран. Уже сейчас известно, что Соединенные Штаты намерены добиваться введения финансовых санкций против Тегерана и уже получили согласие в этом вопросе со стороны Франции, Германии и Великобритании. При этом эксперты считают крайне маловероятным, что Вашингтон решится на военную операцию: союзниками американцев будут только израильтяне.

Какой будет окончательная позиция России и Китая — судить трудно. Пока складывается впечатление, что Пекин и Москва все же не согласятся с введением санкций и применением силы. Официальный представитель российского МИДа Михаил Камынин заявил, что «Россия будет продолжать линию на поиск политического переговорного решения ситуации вокруг иранской ядерной программы, стремиться к сохранению роли МАГАТЭ, недопущению размывания режима нераспространения».

В то же время российская «Независимая газета», ссылаясь на свои дипломатические источники, пишет, что Москва готова проголосовать за эмбарго в рамках 41-й статьи VII главы Устава ООН, которая предполагает введение санкций, но против статьи 42, предусматривающей применение силы.

При этом Москва не намерена отказываться от проекта на 800 млн. долл. по строительству Бушерской АЭС. Примечательно, что на этой неделе в Москве находилась иранская делегация во главе с заместителем руководителя Организации по атомной энергии Ирана Махмуда Джанатиана. По его словам, целью ее пребывания в России были переговоры в «Атомстройэкспорте» относительно графика запуска атомной электростанции в Бушере.

Что же касается Пекина, то его позиция более однозначна: Китай считает решение ядерной проблемы Ирана путем переговоров оптимальным выбором. Посол МИД Китая по особым поручениям по Ближнему Востоку Сунь Бигань уверен, что угрозы применения силы и санкций не смогут разрешить конфликт вокруг ядерной программы Тегерана. При этом китайский дипломат подчеркнул, что позиция китайского правительства по этой проблеме абсолютно ясна. По его словам, Китай выступает за решение ядерной проблемы Ирана путем проведения мирных переговоров. «Китай намерен прилагать максимум усилий для того, чтобы способствовать скорейшему мирному решению ядерной проблемы Ирана», — добавил он.

Однако санкции (будь они со стороны всего международного сообщества или только со стороны США и европейских стран) все же крайние меры. Очевидно, что эта последняя неделя, которая осталась до конца срока, выделенного СБ ООН Ирану для прекращения работ по обогащению урана, будет посвящена активным переговорам и попыткам найти выход из сложившейся ситуации.

Зеркало недели

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03685 sec