Взаимодействие Пакистана со странами Запада в антитеррористической борьбе: август 2006 года

24 августа 2006
П. Топычканов

4 августа 2006 г. в районе пакистано-афганской границы был арестован 25-летний британский гражданин Рашид Рауф (по другим данным, это случилось 9 августа в Бахавалпуре). Поводом для ареста стал его звонок в Великобританию с приказом немедленно приступить к осуществлению «плана». За этим последовали аресты в Бахавалпуре, Джханге, Карачи, Лахоре и Мултане — всего, по словам официального представителя министерства иностранных дел Пакситана Тасним Аслам, были задержаны более 20 человек, из них, по меньшей мере, два гражданина Великобритании. Из допросов стало ясно, что в ближайшем будущем планировалось провести на Западе крупный террористический акт.

Пакистанские спецслужбы передали полученную информацию британским коллегам, уже в течение шести–восьми месяцев следившим за группой выходцев из стран Южной Азии, Магриба и Ближнего Востока, одному из которых и звонил Рашид Рауф.

Дополнительным сигналом для британцев стали участившиеся контакты между членами группы, в том числе с предполагаемым главой отделения «Аль-Каиды» в Гамбурге Саидом Бахаджи. Обеспокоенность вызвало также исчезновение двух подозреваемых. Ночью с 9 на 10 августа в рамках операции «Overt» была проведена серия арестов в Лондоне, Бирмингеме и Хай-Викоме. Всего были задержаны 24 человека, из которых один отпущен.

За пять дней были проведены обыски около ста жилых и офисных помещений, в том числе и двух интернет-кафе в Слау (в 18 милях от Хай-Викома), которые часто посещали организаторы планируемого теракта. Были обнаружены две видеозаписи с обращениями террористов, которые предполагалось обнародовать после терактов. Среди задержанных оказался и брат Рашида Рауфа ? 22-летний Тайиб.

11 августа Банк Англии опубликовал список из девятнадцати арестованных, чьи счета были заморожены в связи с обвинением их в подготовке террористического акта: Абдула Ахмед Али, Коссор Али, Шазад Хурам Али, Набил Хусейн, Танвир Хусейн, Умаир Хусейн, Умар Ислам, Вазим Кайани, Ассан Абдулла Хан, Вахид Арафат Хан, Осман Адам Хатиб, Абдул Муним Патель, Тайиб Рауф, Мухаммед Усман Саддик, Ассад Сарвар, Ибрахим Савант, Амин Асмин Тарик, Шамин Мохаммед Уддин и Вахид Заман.

Средний возраст занесенных в список - 26 лет, причем самому старшему 35 лет, самому младшему - 17. Вообще, большая часть арестованных имеют пакистанское происхождение, но есть и два европейца, принявших ислам, - 21-летний Дон Стюарт (Абдул Вахид) и 25-летний Оливер (Ибрахим Савант).

Допросы арестованных в Пакистане и Великобритании и уже содержавшихся в тюрьмах Равалпинди, Мултана и Карачи членов экстремистских организаций, а также массовые обыски позволили получить информацию о планах террористов. Объектами атаки должны были стать самолеты американских авиакомпаний United Airlines, American Airlines, Continental Airlines Inc. и, по некоторым данным, британской авиакомпании British Airlines (всего около десяти самолетов), совершающие трансатлантические рейсы из Хитроу в Нью-Йорк, Вашингтон, Майами, Лос-Анджелес, Чикаго и Бостон.

Предполагалось пронести на борт самолетов, вылетающих с часовым интервалом, компоненты взрывных устройств, по отдельности не представляющие опасности: жидкие взрывчатые вещества под видом напитков и продуктов повседневного потребления (шампуни, гели и т.п.) и детонаторы под видом электроприборов (плееры, фотоаппараты, пульты от автомобильных систем сигнализации и т.п.).

Организаторы террористического акта планировали во время полета смешать жидкие вещества, собрать взрывные устройства и привести их в действие. Пробный полет предполагалось провести 11 августа. По некоторым данным, во время задержания террористы находились в 48-часовой готовности. Если бы им удалось осуществить замысел, как единодушно считают представители властей и независимые эксперты из Великобритании и США, человеческие и материальные потери превзошли бы ущерб, нанесенный организаторами терактов 11 сентября 2001 года.

В связи с августовскими событиями в Великобритании возникают два вопроса, касающихся Пакистана. Первый вопрос связан с тем, что большая часть задержанных имеет пакистанское происхождение. Если этот факт — не случайное совпадение, то каково его значение? Второй вопрос касается роли Пакистана в срыве террористического плана.

Прежде всего, необходимо отметить, что в большинстве случаев под пакистанским происхождением имеется в виду тот факт, что родители задержанных являются иммигрантами из Пакистана. Сами же подозреваемые, по словам пакистанского министра информации и телерадиовещания Тарика Азима Хана, родились и выросли в Объединенном Королевстве. Этим их связь с Пакистаном не исчерпывается. По некоторым данным, четверть всех задержанных в Великобритании в течение последних лет посещали лагеря в районе пакистано-афганской границы, где проходили подготовку под руководством инструкторов «Аль-Каиды».

Есть указания на связь задержанных с пакистанскими террористическими организациями «Джаиш-е-Мухаммад» (Армия Мухаммада) и «Лашкар-е-Джангви» (Армия Джангви). По словам отца главы «Джаиш-е-Мухаммад», Рашид Рауф некоторое время был членом этой организации, но потом перешел в «Аль-Каиду». С главой «Джаиш-е-Мухаммад» Мауланой Масудом Азхаром Рашида Рауфа объединяют родственные связи, его двоюродная сестра вышла замуж за брата Азхара.

С «Лашкар-е-Джангви» террористов связывает имя Матиура Рахмана (Кари Атаур Рахман), упомянутого одним из задержанных в Пакистане. По словам властей Пакистана, он вместе с двумя людьми находится в розыске по обвинению в причастности к организации планируемого теракта. Именно Матиур Рахман считается предполагаемым руководителем террористов.

Таким образом, три организации могут быть причастны к планированию террористического акта: «Аль-Каида», «Джаиш-е-Мухаммад» и «Лашкар-е-Джангви». Если для первой участие в таком проекте вполне логично, то в отношении остальных это не так. Их цели имеют исключительно региональное измерение: главной целью «Джаиш-е-Мухаммад» является изгнание индийцев из Кашмира, целью «Лашкар-е-Джангви» - построение в Пакистане суннитского государства.

Этими целями обусловлен и выбор врага: в первую очередь это индийцы и шииты, во вторую очередь — другие идеологические противники. К последним и относятся представители западных стран, которые могут становиться объектами нападения, но, как правило, на территории Пакистана и сопредельных стран, как, например, американский корреспондент «Wall Street Journal» Дэниэл Перл, убитый в 2002 г. Участие «Джаиш-е-Мухаммад» или «Лашкар-е-Джангви» в организации теракта свидетельствовало бы о произошедших в них серьезных идеологических и структурных изменениях.

Однако возможно, что эти организации не играли самостоятельной роли в планировании теракта. Во время нахождения «Талибана» у власти в Афганистане обе организации имели тесные связи с ним и «Аль-Каидой». В это время члены «Джаиш-е-Мухаммад» и «Лашкар-е-Джангви» принимали участие в боевых действиях «Талибана» против Северного альянса, а также служили в рядах вооруженных формирований, следивших за поддержанием порядка на территории Исламского Эмирата Афганистан, власти которого не раз отказывались их выдать Пакистану.

После поражения «Талибана» и ухода его членов в труднодоступные и слабо контролируемые районы вблизи афганско-пакистанской границы, масштабы сотрудничества «Джаиш-е-Мухаммад» и «Лашкар-е-Джангви» с талибскими силами и «Аль-Каидой» не только не сократились, но и, вероятно, расширились, поскольку обе организации по указу президента Пакистана Первеза Мушаррафа в 2001 г. оказались вне закона и были вынуждены также перебазироваться частично в район пакистано-афганской границы, частично ? в Азад Кашмир.

Совмещение политических и географических факторов может стать, вероятно, той основой, на которой сотрудничество свергнутого «Талибана» и «Аль-Каиды» с запрещенными пакистанскими организациями приобретает новые формы. Примером этих изменений мог быть планировавшийся теракт, когда обучение и идейная разработка были осуществлены в основном «Аль-Каидой», а человеческие и материальные ресурсы и реализация плана — в основном силами «Джаиш-е-Мухаммад» или «Лашкар-е-Джангви», менее известных на Западе, чем «Аль-Каида». В любом случае можно предположить, что, несмотря на активную борьбу руководства Пакистана с террористическими организациями, страна остается территорией, через которую осуществляется транзит «джихада» из Афганистана.

Именно на эту страну указывают официальные представители Пакистана (например, Тасним Аслам) как на место разработки террористического акта. И именно «Аль-Каида» упоминается ими в качестве организации, стоящей за террористическим планом. Причем, по сообщениям пакистанской прессы со ссылкой на источники в силовых ведомствах, некоторые из задержанных в Пакистане указывали на то, что теракт планировался под общим руководством Аймана Аль-Завахири или Абу Фараджа Аль-Либби ? лиц, занимающих в иерархии «Аль-Каиды» верхние позиции после Усамы бен Ладена. Вторая кандидатура рассматривается пакистанскими силовиками как более вероятная (нужно учитывать, что Абу Фарадж Аль-Либби причастен к покушению на Первеза Мушаррафа в 2005 г., в результате которого погибли 17 человек).

С участием выходцев из Пакистана в планировании теракта связана проблема отношения к Пакистану и исламу на Западе. По мнению Ризвана Гхани из «Pakistan Observer», ход расследования террористического плана и реакция западной общественности показали, что, во-первых, Пакистан рассматривается на Западе как центр международного терроризма (это регулярно подтверждают опросы населения США, проводимые «Gallup Organization»), во-вторых, ислам продолжает активно использоваться во внутренней и внешней политике западных стран и, в-третьих, мусульмане являются объектом ненависти в западных обществах.

В качестве подтверждения последних двух положений автор статьи приводит выступление Дж. Буша 10 августа в аэропорту Грин Бей (шт. Висконсин), в котором американский президент употребил выражение «исламские фашисты». Что касается первого положения, то, несмотря на активное участие в антитеррористической борьбе, Пакистан все чаще рассматривается как страна, связанная с терроризмом.

Так, в ходе расследования терактов, осуществленных 7 июля 2005 г. в Лондоне, стало известно, что часть террористов, родившихся в Великобритании, прошли обучение в религиозных школах Пакистана.

Власти Пакистана осознают, что образ страны, складывающийся на Западе, отрицательно влияет на экономическое и военно-техническое сотрудничество с основными западными партнерами, примером чего является сделка о поставке Пакистану 44 американских истребителей F-16: в дискуссиях американских конгрессменов о продаже самолетов постоянно присутствует тема терроризма. Срыв террористического плана служит для властей Пакистана серьезным доказательством их решимости бороться с террористами.

Официальные представители этой страны подчеркивают в своих выступлениях, что раскрытие замысла террористов стало возможным только благодаря аресту Рашида Рауфа и оперативным действиям пакистанских силовиков. По словам Тасним Аслам, Пакистан сыграл очень важную роль в раскрытии и разрушении этой международной сети. «Очень важную роль» Пакистана отметили также министр внутренних дел Великобритании Джон Рид и официальный представитель Белого дома Тони Сноу.

Роль Пакистана в предотвращении новых терактов, по мнению ряда пакистанских авторов, еще раз доказывает его непричастность ко всем терактам, в которых были замешаны либо граждане, либо выходцы из Пакистана, либо люди, посещавшие эту страну и обучавшиеся в ней, то есть к терактам в США 11 сентября 2001 г., в Индонезии 12 октября 2002 г., в Великобритании 7 июля 2005 г., в Индии 11 июля 2006 г. и т.д.

Несмотря на эти заявления сложно дать однозначный ответ на вопрос, в чем конкретно заключалась роль Пакистана в срыве террористического плана. Если спецслужбы Великобритании следили за людьми, вовлеченными в планирование теракта в течение более полугода, а тесное сотрудничество по этому делу между британскими и пакистанскими спецслужбами, по словам посла Пакистана в США Махмуда Али Дуррани, продолжалось в течение лишь «пары месяцев», можно предположить, что основную работу по раскрытию плана проделали все-таки западные спецслужбы, а Пакистан принял участие в последнем этапе расследования, на котором подозреваемые были задержаны.

Важно отметить, что в этот раз была осуществлена попытка задержать прежде всего организаторов, а не исполнителей планируемого теракта, поэтому первая серия арестов была проведена в Пакистане, где обычно скрывались организаторы предыдущих терактов, например, Халид Шейх Мухаммад - организатор теракта 11 сентября 2001 г.

Вероятно, участие в последнем этапе и имел в виду неназванный сотрудник пакистанских спецслужб, чье заявление цитировали пакистанские телеканалы, а также РИА Новости: «Операция по задержанию террористов (курсив мой. - П.Т.), проведенная в Великобритании, могла осуществиться только в условиях тесного сотрудничества пакистанской и британской разведок». В остальном, по словам этого же сотрудника, Пакистан оказывал помощь Великобритании. Именно за «помощь и сотрудничество» поблагодарил Пакистан Джон Рид на пресс-конференции 11 августа.

Анализ участия Пакистана в срыве террористического плана позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, присутствие «выходцев» из Пакистана в списках задержанных служит слабым аргументом в пользу причастности пакистанских организаций к планировавшемуся теракту.

Во-вторых, открытые источники не дают убедительной информации об организационных связях между задержанными террористами и пакистанскими «Джаиш-е-Мухаммад», «Лашкар-е-Джангви». В-третьих, участие официального Исламабада в антитеррористической коалиции не является гарантией того, что через территорию страны не осуществляется транзит «джихада» и что в ряде случаев территория Пакистана не служит убежищем для международных террористов.

Особенно это касается районов пакистано-афганской границы и Азад Кашмира, слабо контролируемых силовыми ведомствами. В-четвертых, в основной период расследования террористического плана сотрудничество Пакистана с западными спецслужбами носило вспомогательный характер, и только на этапе задержания подозреваемых лиц Пакистан сыграл значимую роль.

Судя по тому, что официальные представители Пакистана и западных стран не называют имена крупных террористов, арестованных в ходе операции, главные организаторы планировавшегося теракта не были арестованы. В-пятых, раскрытие террористического плана вновь привлекло внимание к проблемам, связанным с миграционными потоками между западными и восточными странами, иммигрантскими общинами на Западе, в том числе состоящими из выходцев из мусульманских стран, и с проблемой обеспечения безопасности без ущемления личных прав и свобод не только иммигрантов, но и граждан западных стран.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03611 sec