Правящей в Турции Партии справедливости и развития 5 лет

23 августа 2006
А.А. Гурьев

Партии справедливости и развития (ПСР) Турции исполнилось пять лет. Сам факт очередной годовщины со дня образования одной из 52-х политических партий в Турции, пусть и правящей, далеко не повод для анализа деятельности этой организации и оценки ее перспектив в плане определения внутренней и внешней политики одной из ключевых стран региона.

Однако, на наш взгляд, ПСР по ряду причин своего рода - турецкий политический феномен, историю которого, хотя пока и короткую, следует попытаться понять и осмыслить.

14 августа 2001 года группа из шести человек подала заявление в министерство внутренних дел Турции о создании 39-й политической партии в стране. В ней отсутствовал лидер будущей партии Реджеп Тайип Эрдоган, которому закон запрещал входить в состав учредителей политической партии как гражданину, имеющему судимость. Вместе с коллегами по созданной партии он находился в это время в Анкаре, в небольшом университетском отеле Билькент. Р.Т. Эрдоган, узнав по телефону о приеме заявления в МВД, что автоматически означает юридическое оформление партии, заявил: «С этого дня в Турции все будет по-новому».

Учредители новой организации назвали ее Партией справедливости и развития. Ее эмблемой стала ярко горящая электрическая лампочка. Отсюда и любимый лозунг членов партии: «Адрес светлой и просвещенной Турции – ПСР».

Всего в течение 15 месяцев ПСР сумела создать дееспособные местные партийные организации во всех вилайетах страны. Это позволило новой партии во всеоружии подойти к всеобщим парламентским выборам, которые состоялись 3 ноября 2002 года. Основные политические партии не принимали всерьез участие ПСР в выборах. Они полагали, что потерявшая своего многолетнего лидера Неджметтина Эрбакана и расколовшаяся практически пополам мощная исламистского толка Партия благоденствия (ПБ) на ближайшую перспективу освободила свою нишу на турецком политическом поле.

Две партии, ПСР и Партия благополучия, образовавшиеся в результате раскола Партии благоденствия, возглавили бывшие соратники Н. Эрбакана – Р. Эрдоган и Р. Кутан. Именно Р. Эрдогану и его ПСР и было суждено не только занять исламистскую нишу, но и значительно ее расширить.

Результаты парламентских выборов 3 ноября 2002 года стали в некотором роде шоком не только для турецких политических, общественных, деловых и военных кругов. В ряде европейских столиц, а также в США их восприняли с определенной долей тревоги. Происламская правая партия, партия умеренных исламистов, а именно так определили направленность ПСР европейские и американские политологи, одержала в светской Турции внушительную победу на выборах, получив 34,5% голосов избирателей.

Эта абсолютная победа молодой, малоизвестной, сформированной чуть более чем за год до выборов партии удивила и поразила многих, в том числе союзников Турции по НАТО. В парламентских выборах 2002 года приняли участие 18 политических партий, однако только две из них сумели пройти в меджлис – Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) - высший законодательный орган страны. Это ПСР и Народно-республиканская партия (НРП). Остальные не сумели даже преодолеть установленный в соответствии с законом о выборах 10-процентный барьер. Причем этот барьер не сумела преодолеть ни одна из партий, входящих в правительственную коалицию.

Партия националистического движения (ПНД) получила 8,5% голосов, партия Отечества (ПО) - 5,2%, возглавляемая премьер-министром Бюлентом Эджевитом Демократическая левая партия (ДЛП) - всего 1,8%. Эти цифры красноречиво продемонстрировали недовольство избирателей прежде всего экономической и социальной политикой руководства страны.

Выступая в Стамбуле 3 ноября 2005 года перед членами стамбульской партийной организации, Р. Эрдоган подчеркнул, что «3 ноября 2002 года – это день, когда к власти в Турции пришел народ. ПСР рождена умом и сердцем народа, а потому победа на выборах 2002 года навсегда останется одним из важнейших событий в политической истории Турции». В результате этой победы ПСР получила 366 мест из 550-ти в меджлисе и право на формирование однопартийного правительства, чего не наблюдалось в политической истории страны около двадцати лет.

Впервые за последние 40 лет в Турции был избран двухпартийный парламент. Примечательно, что на сегодняшний день партия располагает 355-ю местами в парламенте. Потеря ПСР в течение практически четырех лет всего 11 депутатских мандатов – это отличный результат, говорящий о единстве и сплоченности в партии. При этом следует отметить, что ряд депутатов ПСР были исключены из партии за нарушение партийной дисциплины.

Ряд турецких экспертов расценили успех ПСР как одиночный прорыв, который не обеспечит партии длительного пребывания у власти. Их поддержали западные коллеги. Однако выборы в местные органы власти, которые состоялись в Турции 28 марта 2004 года, опровергли такой вывод. ПСР на этих выборах одержала еще одну внушительную победу, получив 42% голосов избирателей.

При этом политологи указывают сегодня на тот факт, что эти успехи достигнуты в условиях судебного преследования ПСР в ходе предвыборной кампании. Генеральная прокуратура Турции выступила с представлением о запрете партии. Этот факт наблюдатели связывали с давлением военных, которые традиционно являются гарантом светского режима в стране и отрицательно относятся к политической деятельности исламистов. В памяти многих еще были свежи события 1997 года, когда армия отстранила от власти исламистскую Партию благоденствия, возглавлявшуюся тогдашним главой коалиционного правительства Неджметтином Эрбаканом.

После абсолютной победы ПСР на всеобщих парламентских выборах и выборах в местные органы власти на Западе прозвучали жесткие заявления о приходе к власти в Турции консерваторов и клерикалов. «Турция упала в объятия ислама» - вот, пожалуй, самый распространенный заголовок материалов западных средств массовой информации, комментирующих итоги парламентских выборов в Турции.

Так, нидерландская газета "Фолкскрант", в частности, писала: «Огромный успех, сопутствовавший ПСР на выборах в Турции, означает также окончательный провал националистических партий. Турецкие избиратели ясно дали понять: царящей повсюду коррупции, равнодушию и отсутствию компетенции во всем бюрократическом аппарате нужно положить конец. Однако не ясно, будет ли сформированное ПСР правительство более стабильным, чем старая коалиция под руководством премьер-министра Эджевита. Представители истеблишмента не доверяют Эрдогану и его приверженцам, и не только потому, что они являются умеренными исламистами. Партия пока никак себя не проявила. Никто не знает, имеет ли она в своем распоряжении достаточно квалифицированных кадров, чтобы занять освободившиеся в правительстве посты».

Выходящая в Риме итальянская газета «Репубблика» в свою очередь подчеркивала: «Турция оказывается в объятьях ислама, вычеркнув тем самым из политической жизни старый, подверженный бюрократии и коррупции политический класс, приведший страну к тяжелейшему за последние 50 лет экономическому кризису. Итоги этих досрочных выборов означают не что иное, как политическое землетрясение для юго-восточного бастиона НАТО, каковым является Турция. Доверие к Анкаре и уверенность в ее будущей стабильности резко пошатнулись не только в Североатлантическом альянсе, но и в США, Европе и Международном валютном фонде, призванном уберечь Турцию от финансового краха».

Озабоченность и тревогу как в определенных кругах Турции, так и в ряде западных стран понимали и в самой партии. Именно поэтому ее лидер в течение первых 12 часов после объявления предварительных результатов трижды собирал пресс-конференции, в ходе которых убеждал журналистов в центристской направленности своей партии, лишенной религиозной окраски в политическом смысле этого слова. Здесь надо заметить также, что Р.Т. Эрдоган, подчеркивая свое уважение к религиозным ценностям, всегда выражал резкое неприятие использования религии в политических целях. Представителями ПСР. отвергали все обвинения политических противников в радикальных исламистских взглядах.

Развитие событий показало, что озабоченность и тревога западных политологов оказались преувеличенными. Р.Т. Эрдоган, выступая 14 августа 2006 года в Анкаре в конференц-зале центрального офиса ПСР по случаю 5-й годовщины со дня образования партии, подчеркнул, что «ей уготована длинная дорога, по которой пойдет и вся Турция». Политическую жизнеспособность ПСР ее лидер подтвердил цифрами, которые свидетельствуют об успехах в экономике страны, достигнутых за время пребывания партии у власти. Так, рост экономики за 1993– 2002 годы составил 2,6%, а за период нахождения у власти ПСР - 7,6%. В 2002 году доход на душу населения в Турции составлял 2598 долларов США, а в 2006 году этот показатель превысил 5000 долларов США.

Зафиксированы рекордные цифры турецкого экспорта. В 2002 году он составлял 36 млрд долларов, а в 2006, по оценкам специалистов, превысит 80 млрд. Растут иностранные инвестиции, что свидетельствует о доверии к турецкому рынку. До 2003 года они не превышали 1 млрд долларов ежегодно. Сегодня этот показатель превышает 9,7 млрд долларов. Инфляция, которая в последние 35 лет измерялась двузначными, а то и трехзначными цифрами (от 60 до 130% в год), сегодня составляет ниже 10%.

Лидер ПСР в своем выступлении назвал период нахождения партии у власти золотыми годами и для частного сектора экономики, рост которого сегодня превышает 30% в год. Он привел убедительные цифры роста минимальной заработной платы, а также оплаты труда государственных служащих, которые увеличились более чем на 65%. Проценты по банковским кредитам уменьшились с 59 до 17,5%. Все это существенно увеличило покупательную способность населения страны. Так, если в 2002 году в стране была продана 91 тысяча автомобилей, то в 2005 году – 439 тысяч.

Есть, по мнению Р. Эрдогана, существенные успехи и на внешнеполитическом направлении. Сразу же после победы на парламентских выборах ПСР сделала ставку на разновекторную внешнюю политику с учетом евразийской сущности Турции. Примечательно, что одним из основных направлений внешней политики был твердо обозначен российский вектор. Об этом говорит тот факт, что Р.Т. Эрдоган в декабре 2002 года, не являясь еще главой правительства, а будучи лишь лидером правящей партии, совершил два зарубежных визита – в США и Россию. В высшем турецком руководстве высоко оценили итоги декабрьских переговоров в Кремле с президентом РФ В.В. Путиным и однозначно констатировали: Турция на пороге активной работы с Россией.

Главная цель Анкары – дальнейшее развитие связей с Москвой. Именно эти декабрьские 2002 года переговоры в Кремле следует считать началом стабильного российско-турецкого политического диалога на высшем уровне, который в течение практически четырех лет нахождения у власти правительства ПСР вывел двусторонние отношения на уровень многопланового партнерства. После этого Р.Т. Эрдоган по приглашению В.В. Путина неоднократно посещал с визитами РФ (в январе и июле 2005 года с рабочими визитами, в мае 2005 года принял участие в торжественных мероприятиях в Москве, посвященных 60-летию Победы в Великой Отечественной войне).

Сложилась практика регулярных телефонных переговоров двух лидеров, личные отношения между которыми характеризуются высоким уровнем доверия.

Личные отношения В.В. Путина и Р. Эрдогана сыграли большую роль в решении ряда проблем в двусторонних отношениях и сделали возможными заявления о приоритетности отношений с Россией, которые были озвучены турецкой стороной в Москве в июне–июле 2006 года в ходе переговоров президента Турции А.Н. Сезера и председателя парламента Б. Арынча с высшими российскими руководителями.

Что касается американского вектора, то и здесь ПСР и ее правительство заслуживают положительной оценки. Анкара, несмотря на известные в отношениях между двумя союзниками драматические события, связанные с отказом предоставить американским войскам турецкую территорию для широкомасштабной силовой операции против режима Саддама Хусейна и нежеланием Белого дома принимать силовые меры в отношении курдских боевиков РПК, сумела все же сохранить отношения с Вашингтоном на уровне стратегического партнерства. При этом, как отмечали турецкие эксперты, Анкара сумела продемонстрировать Вашингтону и всему миру умение принимать жесткие решения в защиту своих интересов даже тогда, когда эти решения не устраивают США.

Однако самым впечатляющим достижением нынешнего турецкого правительства можно считать принятое 3 октября 2005 года решение ЕС начать переговоры с Турцией о ее вступлении в эту организацию в качестве полноправного члена. При всех сложностях и нюансах этого события, неоднозначном отношении к нему как в самой Турции, так и в Евросоюзе, следует признать, что именно правительство ПСР осуществило мечту, к реализации которой страна шла 42 года.

Наряду с этим значительные изменения произошли на арабском направлении внешней политики Турции. Сложность успешной работы на этом направлении внешней политики становится более понятной, если проанализировать турецко-израильские отношения. Эксперты полагали, что Анкаре не удастся параллельно развивать отношения с арабскими странами и Израилем из-за накопленного десятилетиями конфронтационного потенциала между арабами и израильтянами. Многие предрекали «крах стратегического союза между Турцией и Израилем» после прихода к власти ПСР.

Однако существенная активизация турецко-арабских отношений не привела к резкому ухудшению отношений Турции и Израиля. Сегодня, несмотря на значительный рост в Турции антиизраильских настроений в связи с военным конфликтом в Ливане, можно говорить лишь о незначительном торможении сотрудничества двух стран в некоторых сферах, что вполне может быть «списано» на поиск ими оптимального для обеих сторон выхода из сложившегося положения. Обе страны понимают свою взаимозависимость. Об определенном мастерстве турецкой дипломатии говорит и тот факт, что сегодня и Израиль, и Ливан хотят присутствия в зоне конфликта турецких миротворцев.

Вместе с тем в Турции сохраняются такие негативные факторы, как тяжелое бремя внешней и внутренней задолженности: в 2005 году ее государственный долг превышал 200 млрд долларов. Совокупный внешний долг – свыше 130 млрд долларов. Хотя, справедливости ради, следует отметить, что долг МВФ с 2002 по 2006 годы сократился с 23,4 млрд долларов до 11,7 млрд. В 2005 году дефицит платежного баланса составил 15,6 млрд долларов (в 2003 году – 8 млрд долларов). Растет число работающих детей в возрасте от 6 до 14 лет. Неофициальные данные превышают данные министерства труда и социальной безопасности (469 тысяч) в два–три раза. Уровень безработицы, по официальным данным, составляет около 10% активного населения страны.

Из вопросов, решение которых ПСР и ее правительству дается очень трудно, можно выделить также кипрскую и курдскую проблемы, отношения с соседними Грецией и Арменией. Все эти вопросы напрямую связаны с процессом вступления Турции в ЕС в качестве полноправного члена этой организации. Однако следует отметить, что и на этих сложных направлениях удалось предпринять неординарные шаги, направленные на урегулирование вышеперечисленных проблем. На нынешнем этапе они не принесли желаемых результатов, но все же создали определенный задел для поиска компромисса в будущем.

Из проблем, стоящих перед ПСР и ее правительством, следует выделить и взаимоотношения с военными кругами страны. Это очень сложный, щепетильный и «тонкий» вопрос для Турции. В истории республиканской Турции есть много примеров того, как неосторожное обращение политиков и средств массовой информации с этим вопросом служило своего рода катализатором негативных процессов и приводило к резкому обострению внутриполитической ситуации в стране, что чревато негативными последствиями не только для Турции, но и для всего региона.

У турецких военных, справедливо считающих себя защитниками светских устоев республики, существует свой взгляд на политические и экономические процессы, происходящие в стране. Этот взгляд не всегда совпадает с позицией ПСР. Это, в частности, имеет прямое отношение к реформам, осуществляемым в стране в соответствии с требованиями ЕС. Так, в армейской среде нет единой позиции по вопросу о поддержке переговорного процесса с ЕС. Ведь именно нынешнее турецкое правительство, выполняя требования ЕС по демократизации государственного аппарата, заметно сократило полномочия военных, в том числе в Совете Национальной безопасности (СНБ). По сути, турецких военных, в соответствии с европейскими критериями, постепенно «выдавливают» из политики. Процесс этот достаточно сложный и весьма болезненный для Турции.

Желают лучшего и отношения правящей партии с президентом страны А.Н. Сезером, который довольно часто накладывает вето на кадровые предложения правительства, считая, что ПСР идет по пути исламизации государственного аппарата. Это существенно затрудняет и снижает эффективность работы ряда ключевых ведомств государственного аппарата. Однако лидер ПСР и глава правительства, как показали недавние события, связанные с назначением нового начальника генштаба ВС страны армейского генерала Я. Бююканыта, обладает хорошим политическим чутьем, которое помогает ему успешно решать острые внутриполитические вопросы.

Из сложных ближайших задач ПСР и ее правительства можно назвать и предстоящее избрание нового президента страны, а также всеобщие парламентские выборы. Оппозиция, используя вышеперечисленные проблемы, уже сегодня начала подготовку к этим важнейшим событиям внутриполитической жизни страны. Нарастает волна критики позиции нынешнего кабинета министров по курдскому и кипрскому вопросам. Сохраняется обеспокоенность как в оппозиционных партийных кругах, так и в армейской среде тем, что, по их мнению, ПСР и ее правительство, несмотря на противодействие президента, продолжает привлекать на ответственные посты известных исламистов, что противоречит светским устоям государства.

Тем не менее ПСР за годы нахождения у власти при всех недостатках и ошибках показала все же ее способность к решению задач, учитывая турецкую специфику, колоссальной важности и сложности, к проведению демократических реформ без расшатывания основ государства. ПСР и ее правительство, опираясь на большинство в парламенте и местных органах власти, сумело вывести Турцию из экономического кризиса. Кроме того, за пять лет своего существования партия смогла на деле доказать, что она способна реализовывать и претворять в жизнь лозунг: «ислам и демократия не исключают друг друга».

В этой связи представляет интерес оценка ПСР как правительственной партии, данная заместителем госсекретаря США Даниэлем Фридом. Он отметил, что «ПСР как партия, имеющая исламские корни, сумела пройти за годы нахождения у власти путь преобразований до партии правее центра, сделав, таким образом, и саму Турцию более демократической и либеральной».

На наш взгляд, значительную роль в этом сыграло умение лидера грамотно работать с партийными кадрами, в том числе с молодыми, а также виртуозное сбалансированное использование им религиозных и светских пропагандистских рычагов в работе со всеми категориями потенциальных избирателей. Р.Т. Эрдоган, отвечая на обвинения оппонентов в стремлении занять пост президента страны, заявил: «А разве религиозный человек не может быть главой государства?»

Газета «Акшам» 15 августа 2006 года опубликовала данные независимого Центра социологических исследований общественного мнения «Одак». В соответствии с ними, если завтра в Турции будут выборы, ПСР наберет 49% голосов избирателей. На втором месте нынешняя основная оппозиционная Народно-республиканская партия с 20,9% голосов.

Для справки. Реджеп Тайип Эрдоган — генеральный председатель ПСР, премьер-министр Турецкой Республики. Родился 26 февраля 1954 г. в Стамбуле. В 1973 г. окончил среднюю школу, в 1977 г. - факультет экономики и управления университета Мармара (Стамбул).

В политике – с середины 1970-х годов, возглавлял региональную молодежную организацию исламистской Партии национального спасения (ПНС). В 1984 г. стал руководителем одной из районных, а в 1985 г. – стамбульской организации — последовательницы ПНС Партии благоденствия.

В 1994 г. избирался мэром Стамбула по списку Партии благоденствия. Пребывание на этом посту способствовало его выходу на уровень общенациональной политики. В 1998 г. Р.Т. Эрдоган был осужден по ст. 312 УК Турции (на одном из митингов прочел стихи, которые были расценены судом как призыв к «разжиганию в обществе вражды и ненависти по религиозному признаку»). Провел в заключении 4 месяца.

Возглавил «реформаторское крыло» в исламском политическом движении, организационно оформившееся в августе 2001 г. в Партию справедливости и развития (ПСР). В силу ограничений в отношении лиц, имеющих судимость по «политической» статье, не смог принять участие в досрочных парламентских выборах 3 ноября 2002 г. Вслед за изменением законодательства 9 марта 2003 г. на повторных выборах в провинции Сиирт был избран депутатом парламента. С 14 марта того же года – премьер-министр Турции.

Прекрасный оратор. В молодости увлекался футболом, играл за ряд полупрофессиональных стамбульских клубов. Женат, имеет четырех детей. Владеет английским и арабским языками.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03667 sec