Некоторые предварительные оценки военных действий в Ливане

22 августа 2006
В.П. Юрченко

Утром 14 августа 2006 года Израиль и радикальное ливанское шиитское движение «Хизбалла» на основании резолюции Совета Безопасности ООН № 1701 от 12 августа с.г. прекратили боевые действия наземных сил на юге Ливана. Также были прекращены авиационные и артиллерийские удары Израиля по ливанской территории и ракетные обстрелы израильского севера боевиками «Хизбаллы». Война, продолжавшаяся 34 дня, закончилась.

Конечно, еще рано подводить детальные итоги ливанской войны. Ведь далеко не все известно о намерениях и действиях воющих сторон. Тем не менее можно высказать некоторые предварительные оценки характера и особенностей военных действий, проходивших с 12 июля по 14 августа.

Нынешняя война в Ливане не является таким крупным военным столкновением, какими были предыдущие арабо-израильские войны, особенно 1967, 1973 и 1982 годов, в которых с обеих сторон участвовали крупные массы войск (регулярных армий), военные операции имели большой пространственный размах (кроме войны 1982 г.), а сражения и бои активно велись не только на суше, но и в воздухе и на море.

И все же войну 2006 года отнюдь нельзя отнести и к конфликту малого масштаба. Оценочно, с обеих сторон в нем участвовали 50-60 тыс. человек, большое число бронетанковой и авиационной техники, корабли и катера ВМС (со стороны Израиля), значительные силы артиллерии и ракетного оружия, современные противотанковые средства и другая техника. Военные действия (включая авиационные удары, ракетные обстрелы и морскую блокаду) охватили всю территорию Ливана и север Израиля. В то же время действия сухопутных войск имели ограниченный пространственный размах: бои проходили на территории Южного Ливана на фронте около 100 км и на глубину от 10 до 30 км.

Война-2006 стала и одним из наиболее длительных арабо-израильских вооруженных конфликтов: 1956 год – 10-11 дней, 1967 год – 6 дней, 1973 год – 18 дней, 2006 год – 34 дня. Более продолжительными были лишь войны 1948-1949 годов (май 1948 г. – июль 1949 г.) и 1982 года (июнь-сентябрь), но количество дней активных боевых действий в этих двух войнах был не намного больше, чем в нынешнем конфликте.

Напомним, что войны 1948-1949, 1967 и 1973 годов велись между Израилем и коалицией арабских государств. В 1956 году Израиль воевал с Египтом, и эта война была составной частью англо-франко-израильской агрессии против режима президента Г.А. Насера. В 1982 году Израиль воевал в Ливане с палестинскими вооруженными формированиями и (в меньшей степени) с отрядами ливанских национально-патриотических сил, а также с сирийскими войсками (именно с ними бои носили наиболее масштабный, ожесточенный и тяжелый характер). Тогда израильские войска вышли к Бейруту и шоссе Бейрут–Дамаск, оккупировав до 40 процентов территории Ливана.

Ранее, в марте 1978 года, израильские войска (до 30 тыс. чел.) провели быстротечную операцию против палестинских отрядов на ливанском юге и вышли на рубеж реки Литании, причем палестинцы не оказали Армии обороны Израиля (АОИ, ЦАХАЛ) серьезного сопротивления, и этот конфликт никак нельзя назвать войной. После вывода израильских войск в приграничные районы Ливана были введены миротворческие силы ООН (UNIFIL) с задачей наблюдения за соблюдением условий прекращения огня.

В 1983-1985 годах ЦАХАЛ поэтапно ушел с оккупированных в 1982 году ливанских территорий за исключением приграничной полосы шириной 10-15 км, где израильтянами была создана так называемая зона безопасности, контролировавшаяся подразделениями АОИ (2,5-3,0 тыс. чел.) и произраильской так называемой Армией Южного Ливана (АЮЛ, до 3,5 тыс. чел.), сформированной из местных жителей и дезертиров ливанских правительственных ВС.

С конца 1980-х годов на юге Ливана, в районах, прилегающих к «зоне безопасности», прочно обосновалось движение «Хизбалла», боевые отряды которого регулярно нападали на подразделения ВС Израиля и АЮЛ, периодически обстреливали ракетами приграничные районы Северного Израиля. В ответ ВВС и артиллерия ЦАХАЛа наносили удары по объектам боевиков на юге Ливана. В целом эти действия носили характер конфликта низкой интенсивности. Ежегодные потери АОИ убитыми составляли 25-30 человек, около 30-40 человек теряла АЮЛ.

Потери боевиков оценивались в 50-60 человек убитыми в год. Здесь же отметим, что после окончания гражданской войны в Ливане (1975-1990 гг.) «Хизбалла» была единственной ливанской политической организацией, которая отказалась распустить свои вооруженные формирования под предлогом необходимости ведения борьбы с израильской оккупацией юга страны.

В июле 1993 года и в апреле 1996 года ВС Израиля осуществили операции против «Хизбаллы», в ходе которых наносились массированные авиационные и артиллерийские удары (в том числе корабельной артиллерией) по базам и позициям боевиков, другим объектам на ливанской территории. Однако в обоих случаях сухопутные войска АОИ в Ливан не вводились (за исключением отдельных групп спецназа). Итоги этих операций со всей очевидностью показали, что боевики «Хизбаллы» понесли сравнительно незначительный урон и быстро восстановили свои силы.

Всегда – в 1978, 1982, 1993 и 1996 годах - ливанская правительственная армия в вооруженных конфликтах с Израилем участия не принимала, а имевшие место отдельные инциденты носили, как правило, случайный, непреднамеренный характер. Здесь же сразу отметим, что и в войне-2006 ливанская армия практически не участвовала. Во-первых, на юге страны в районах, непосредственно прилегающих к зоне боевых действий, были дислоцированы лишь незначительные силы регулярных ВС.

Во-вторых, и это главное, армия Ливана очень слабо вооружена, практически не располагает современной боевой техникой, в первую очередь авиационной, противотанковой и ПВО. Качество подготовки личного состава, особенно призывников (срок их службы составляет 12 месяцев), не отвечает современным требованиям. К тому же далеко не все ливанские военнослужащие (особенно христиане) стремились воевать с Израилем.

Тем не менее объекты и места дислокации ливанских правительственных войск неоднократно подвергались ударам израильской авиации и артиллерии, а потери военнослужащих ВС Ливана и полицейских составили только убитыми около 40 человек.

В мае 2000 года тогдашний премьер-министр Израиля Эхуд Барак (бывший начальник генштаба АОИ) принял решение о выводе израильской армии из «зоны безопасности», что было сделано очень быстро и без каких либо политических договоренностей с Сирией, Ливаном или «Хизбаллой». Поспешный уход ЦАХАЛа из «зоны безопасности» и фактический распад «Армии Южного Ливана» были объявлены руководством «Хизбаллы» «победой ливанского сопротивления». Авторитет движения в арабском мире, да и на международной арене заметно вырос. Окрепли политические позиции «Хизбаллы» и в самом Ливане.

После ухода Израиля приграничная полоса была занята отрядами «Хизбаллы», которая фактически установила свой полный контроль над бывшей «зоной безопасности» и целым рядом других районов ливанского юга, создав здесь своего рода «государство в государстве». Присутствие официальных ливанских властей в этих районах носило во многом формальный характер.

Отметим, что в 2000-2006 годах число вооруженных инцидентов между ВС Израиля и боевиками «Хизбаллы» было не очень велико, и они носили локальный характер по месту и времени. Причем большинство из них происходило в районе так называемых ферм Шебаа, который официально считается территорией Сирии и поэтому подразделения АОИ не ушли из него в 2000 году. В Ливане же считают «фермы Шебаа» ливанской землей. Этим и воспользовалась «Хизбалла», заявив, что «сионистский враг» продолжает оккупировать часть национальной территории и следует продолжать вооруженную борьбу за полное освобождение родины.

Война 2006 года шла между Государством Израиль и радикальным шиитским движением «Хизбалла». Правительство Ливана (в его состав входят два министра от радикальных исламистов) и ливанская армия в ней официально не участвовали.

Как известно, поводом для начала нынешней войны послужили нападение боевиков «Хизбаллы» 12 июля с.г. на военнослужащих АОИ (в том числе были захвачены в плен два человека), произошедшее, по утверждению правительства Израиля, на израильской территории, и ракетный обстрел боевиками севера Израиля. В качестве ответной меры израильское руководство приняло решение о нанесении массированных авиационных и артиллерийских ударов по ливанской территории, установлении воздушной и морской блокады Ливана. Ливанская военная операция ЦАХАЛа получила название «Достойное возмездие».

Израиль в начале военной кампании объявил, что ее целями являются освобождение захваченных боевиками военнослужащих, разгром военной организации «Хизбаллы» и создание на юге Ливана «буферной зоны» глубиной 20-30 км, свободной от присутствия исламистских боевиков, с тем чтобы надежно и надолго обезопасить северные районы Израиля от угрозы нападений со стороны «Хизбаллы».

Руководство «Хизбаллы» заявило о намерении добиться освобождения ливанских заключенных, находящихся в израильских тюрьмах, и даже освобождении всех арабских узников. Несколько позже лидер исламистов Хасан Насрулла объявил «открытую войну» Израилю.

Израильский военный ответ на акцию «Хизбаллы» последовал незамедлительно. Уже 12 июля ВВС ЦАХАЛа нанесли до 40 ударов по различным объектам на ливанской территории. Утром 13 июля ударом с воздуха был выведен из строя Бейрутский международный аэропорт. Израильская артиллерия начала обстрелы приграничных районов на ливанском юге. Одновременно командование АОИ начало переброску в приграничные с Ливаном районы дополнительных сил сухопутных войск.

В Израиле был объявлен частичный (выборочный) призыв резервистов всех родов войск, в том числе спецназовцев, специалистов тыла и материально-технического обеспечения, офицеров штабов, а также летчиков. Части, предназначенные для действий в Ливане, пополнялись личным составом до штатной численности (три бронетанковые дивизии и несколько отдельных бригад). Всего, по информации СМИ, в армию призвали свыше 30 тыс. человек (общее число резервистов АОИ оценивается примерно в 360 тыс. чел.).

Характерной особенностью отбора резервистов явилось то, что на службу призывались в первую очередь солдаты и офицеры запаса, ранее (до 2000 г.) проходившие службу на территории Ливана (в «зоне безопасности»). Также в армию призывали ставших гражданами Израиля бывших советских и российских военнослужащих, имеющих практический боевой опыт участия в военных действиях в Афганистане и Чечне.

Вооруженные силы Сирии после начала вооруженного конфликта в Ливане были приведены сначала в повышенную степень боеготовности, а затем в полную боеготовность. В стране был проведен частичный призыв резервистов. Вместе с тем как Сирия, так и Израиль всячески стремились избежать прямого военного столкновения.

До 22-23 июля сухопутные войска Израиля масштабных действий на ливанской территории не вели, за исключением подразделений спецназа, которые командование нацелило главным образом на борьбу с ракетчиками «Хизбаллы». Сообщалось о переброске из района сектора Газы на север Израиля трех батальонов спецвойск. Отдельные армейские подразделения вели разведку боем. И конечно же, артиллерия АОИ практически непрерывно наносила удары по различным объектам на юге Ливана.

Таким образом, основная боевая нагрузка в первый период войны легла на израильские ВВС. И это не случайно. Командование ЦАХАЛа предполагало, что нанесение мощных ударов с воздуха нанесет противнику невосполнимый ущерб, сломит его волю к сопротивлению, после чего можно будет без серьезных потерь провести наземную операцию по зачистке южных районов Ливана от оставшихся боевиков «Хизбаллы».

Убежденным приверженцем концепции воздушной войны является начальник генштаба АОИ (бывший ранее командующим ВВС) генерал-лейтенант Дан Халуц. Еще в 2001 году он подчеркивал: «Широкомасштабное использование наземных подразделений проблематично из-за потерь гражданского населения. Решающее слово в войне принадлежит авиации. Поэтому нужно отказаться от некоторых догм, например, концепции, согласно которой победа непременно означает территориальные приобретения». И уж совсем категорично генерал Халуц утверждал: «С моей точки зрения, нужно вообще прекратить использование такого понятия, как «бой на суше»».

И действительно, в первый период войны израильская авиация практически непрерывно наносила удары по объектам в различных частях Ливана. С 12 по 21 июля самолеты и вертолеты ВВС АОИ совершили свыше 3000 боевых вылетов. При этом основные усилия боевой авиации были сосредоточены на трех главных участках: 1) южная часть Бейрута и прилегающие к ней районы – место расположения штаб-квартиры «Хизбаллы» и многих других политических и военных учреждений этой организации; 2) долина Бекаа и районы вблизи ливано-сирийской границы – здесь находятся основные базы снабжения и тренировочные лагеря «Хизбаллы», проходят важные линии коммуникаций военных формирований организации; 3) юг Ливана (южнее реки Литани) – район сосредоточения основных боевых сил «Хизбаллы», в том числе подразделений ракетчиков.

По заявлениям израильского командования, авиации уже в первые часы войны удалось вывести из строя до 50 процентов пусковых установок ракет «Хизбаллы» с большой дальностью пуска.

В результате непрерывных ударов авиации, огня наземной и морской артиллерии в Ливане за первые две недели войны были уничтожены или выведены из строя аэропорты, многие мосты и автодороги, в первую очередь соединяющие центральные и южные районы страны, большое число различных складов, топливозаправочных станций, средств связи, теле- и радиостанций, объектов электроснабжения, просто жилых домов. Значительные разрушения были причинены шоссе Бейрут–Дамаск, другим дорогам на востоке и юге страны. Обстрелам подверглись порты Бейрут, Триполи, Сайда, Сур (Тир), где также имеются разрушения. Бомбардировкам с воздуха и артиллерийским обстрелам подверглись такие объекты боевиков, как склады с оружием, укрепленные пункты, площадки для пуска ракет, тренировочные лагеря и др. Ударам подверглись также отдельные объекты ливанской армии.

Всего за первые десять дней вооруженного конфликта ВВС ЦАХАЛа нанесли удары по 1750 объектам в Ливане, но только 124 из них специалисты считают относящимися к инфраструктуре военного назначения. К 24 июля число целей, по которым АОИ нанесла удары, составило 2400. Только с 12 по 20 июля израильская артиллерия выпустила по ливанской территории свыше 10 тыс. снарядов. По состоянию на 24 июля, число погибших ливанцев превысило 420 человек и ориентировочно 25-30 (по другой информации – до 70) боевиков «Хизбаллы». Ранения получили свыше 1600 человек. Число беженцев из южных районов страны составило от 500 до 750 тыс. человек.

Вместе с тем массированные авиационные и артиллерийские удары ЦАХАЛа не привели к значительным потерям среди боевиков, не снизили заметно их боеспособность. Не был причинен значительный ущерб и ракетному арсеналу боевиков.

С началом войны боевики «Хизбаллы» начали регулярные ракетные обстрелы северных районов Израиля. В первый период войны (до 22.07.06) они ежедневно выпускали по 100-150 ракет и реактивных снарядов. Также отмечались обстрелы израильской территории из минометов.

Постепенно «география» обстрелов расширялась, охватывая все новые районы. Наиболее часто удары наносились по городам Хайфа (крупнейший город и порт на севере страны, экономический центр региона), Нагария, Цфат, Кирьят-Шмона, Афула, Крайот, Акко, Тверия. Всего обстрелам подверглось около 70 городов и других населенных пунктов. Число погибших в результате ракетных атак израильтян (мирных жителей) составило на 24 июля 18 человек, более 400 человек получили ранения. До половины жителей северных районов Израиля (всего до 500 тыс. чел.) стали беженцами. Имелись разрушения целого ряда объектов инфраструктуры, жилых домов. Многие предприятия на севере Израиля и порт Хайфы приостановили свою работу.

После начала военных действий вблизи Хайфы израильское командование развернуло ЗРК «Пэтриот» РАС-2, которые, однако, не в состоянии поражать ракеты с дальностью стрельбы менее 120 км.

Израильские и американские специалисты признали, что для них полной неожиданностью стали возможности ракетного вооружения, имевшегося у «Хизбаллы».

По информации зарубежных военных экспертов, ракетный арсенал «Хизбаллы» был представлен следующим:

- 122-мм реактивные снаряды типа «Град» (их часто называют «катюшами») в основном иранского производства с дальностью стрельбы свыше 20 км;

- 220-мм ракеты «Раад» сирийского производства с дальностью пуска до 45 км и боевой частью весом до 50 кг (наиболее часто использовались для обстрелов Хайфы);

- 240-мм ракеты «Фаджр-3» иранского производства с дальностью пуска до 50 км;

- ракеты «Фаджр-5» иранского производства с дальностью пуска свыше 70 км;

- 302-мм ракеты «Хайбер-1» сирийского производства с дальностью пуска до 100 км и весом боевой части до 100 кг.

Израильское командование также предполагало, что у «Хизбаллы» имелись иранские ракеты типа «Зелзал-1/2» с дальностью пуска соответственно 120 и 210-250 км. 3 августа официальный иранский представитель подтвердил, что Тегеран передавал «Хизбалле» ракеты «Зелзал-2» с массой боевой части 600 кг. Однако реально эти ракеты не применялись, хотя лидер исламистов Х. Насрулла неоднократно грозился обстрелять Тель-Авив, причем к этим угрозам израильское военно-политическое руководство относилось со всей серьезностью.

Полной неожиданностью для ВМС Израиля стало наличие у «Хизбаллы» противокорабельных ракет (ПКР) иранского производства (варианта китайской ПКР С-802), одна из которых 14 июля повредила новейший израильский корвет «Ханит» (типа «Саар-5»), находившийся в 16 км от берега.

После этого корабли и катера ВМС Израиля, осуществлявшие морскую блокаду ливанского побережья, были отведены на большее расстояние от берега. По оценке военно-морских специалистов, очень маловероятно, что применение столь сложного оружия, как ПКР, осуществлялось боевиками «Хизбаллы», и скорее всего этим занимались иранские специалисты.

Общее число ракет и реактивных снарядов, находившихся в распоряжении «Хизбаллы» до начала конфликта, оценивалось в 10-13 тыс., а по некоторым данным - до 16 тыс. единиц.

22 июля можно считать началом второго этапа войны, продолжавшегося до 11 августа. В этот день части сухопутных войск Израиля начали боевые действия на территории Ливана, предприняв ограниченное наступление на восточном участке фронта с целью овладения несколькими населенными пунктами в приграничной зоне (операция «Стальная паутина»). По сообщениям зарубежных СМИ, численность группировки АОИ, предназначенной для ведения операций на территории Ливана, составила первоначально около 20 тыс. человек, из которых собственно на ливанской территории действовали 8-10 тыс. солдат и офицеров из состава сначала шести, а затем восьми бригад.

Наступление израильских войск сразу же столкнулось с упорным и ожесточенным сопротивлением боевиков «Хизбаллы». Наиболее тяжелые бои проходили в районе приграничных городков Марун-ар-Рас и Бинт-Джбейль. Причем Бинт-Джбейль неоднократно переходил из рук в руки. По сути, боевики действовали не только методами партизанской войны, но и вели бои, применяя тактику мелких подразделений регулярной армии. Они умело использовали особенности местности и созданную ими в приграничных районах за шесть лет, прошедших со времени ухода ЦАХАЛ из «зоны безопасности», систему инженерных заграждений и оборонительных сооружений, разветвленную сеть подземных ходов сообщений и укрытий, подземных командных пунктов. Также боевики использовали и различного рода оборонительные и инженерные сооружения, доставшиеся им в наследство от израильской армии и АЮЛ. В приграничной полосе были установлены многочисленные минные поля, а свои позиции боевики хорошо укрепили и замаскировали.

Боевики создали два оборонительных рубежа: «Наср» - южнее реки Литани, который обороняли около 4000 человек, включая призванных резервистов, и «Бадр» - между реками Литани и Захрани, который также обороняли около 4000 человек. Все это в значительной степени снижало эффективность ударов израильской авиации и артиллерии, затрудняло действия сухопутных войск. Кроме того, как показал ход военных действий, исламистские боевики оказались хорошо обучены, вооружены, снаряжены и мотивированы на ведение длительной и упорной борьбы.

Вооруженные формирования «Хизбаллы» объединены в составе отдельной структуры - «Исламском сопротивлении» (ИС), которая является военным крылом организации и подчиняется непосредственно генеральному секретарю «Хизбаллы» Х. Насрулле. Не исключено, что деятельность ИС также находится под контролем Корпуса стражей исламской революции Ирана (КСИР). По оценке зарубежных военных экспертов, перед началом нынешнего конфликта в отрядах «Хизбаллы» насчитывалось до 5-6 тыс. человек. Из них 500-1000 человек входили в состав элитных подразделений. Возраст большинства боевиков – 20-30 лет.

Израильские военные полагают, что после начала войны руководство организации призвало в ряды вооруженных формирований от 10 до 20 тыс. человек, которых распределили как по боевым, так и по обеспечивающим подразделениям. По всей вероятности, большая часть этих людей действовала именно в интересах обеспечения боевых отрядов: доставляли на фронт боеприпасы (в том числе ракеты), продовольствие, эвакуировали раненых и т.п.

На вооружении отрядов «Хизбаллы» помимо стрелкового оружия имелись неуправляемые и противокорабельные ракеты (см. выше), артиллерийские орудия, минометы, ПТРК «Малютка», «Фагот», «Милан», ТОУ-2 (и их иранские аналоги), «Метис-М», «Корнет-Э», противотанковые гранатометы РПГ-7 и современные РПГ-29 «Вампир», безоткатные орудия, минометы, ПЗРК «Стрела-2/3» и «Игла-1» (и их иранские аналоги), зенитные установки. Боевики располагали большим количеством мин, радиоуправляемых фугасов и др.

В их распоряжении имелись приборы ночного видения (ПНВ) и специальная разведтехника, полученная из Ирана и использовавшаяся для отслеживания линий военной и гражданской связи Израиля. Кроме того, организация располагала РЛС для слежения за кораблями и катерами ВМС Израиля. Было создано подразделение морских «коммандос». В 2004 году Иран передал «Хизбалле» 8 БЛА типа «Мухаджир-4», имеющих дальность полета 24 км. В распоряжении радикальных исламистов было также 25-30 БЛА типа «Абабиль», способных нести боевой заряд в 40-50 кг на расстояние до 450 км (три сбито израильтянами).

Особо подчеркнем наличие у «Хизбаллы» сильной разведывательной и особенно контрразведывательной службы, которая, судя по всему, смогла оказать серьезное противодействие израильской военной разведке АМАН и внешней разведке «Мосад».

Таким образом, отряды «Хизбаллы» представляли собой хорошо обученные подразделения, обладающие возможностями использования современных средств вооруженной борьбы и к тому же имевшие большой опыт войны с Израилем. По информации СМИ, в формированиях исламистов находилось до 100 военнослужащих иранского КСИРа, действовавших в качестве советников и технических специалистов. Немаловажным обстоятельством являлось и то, что «Хизбалла» пользуется значительной поддержкой у многочисленного на ливанском юге шиитского населения.

В ходе боев боевики «Хизбаллы» действовали в составе подразделений численностью до 50 человек, но чаще всего боевыми группами по 15-20 человек. Также отмечались действия небольших групп из 5-6 человек, которые имели при себе 5-8 ПТУРов, а дополнительный запас ракет находился в хорошо замаскированных бункерах. Эти группы действовали в основном ночью и, используя ПНВ, поражали танки и другую бронетехнику противника на дистанции 2-3 км.

В целом, израильская военная операция в Ливане с 22 июля по 11 августа была ограничена по масштабам. В ней принимали участие сравнительно небольшие силы, и она велась на небольшом фронте и на небольшую глубину. Это, как можно предполагать, делалось по двум причинам: из-за нежелания нести большие потери и ожидания итогов политических переговоров, которые велись постоянно на различных уровнях. Однако постепенно фронт боев на ливанской территории расширялся.

На сухопутном фронте в конце июля наиболее ожесточенные боевые действия продолжались в восточном секторе в районе населенных пунктов Бинт-Джбайль, Марун-ар-Рас и Айтрун. Зачастую бои перерастали в рукопашные схватки.

Активно продолжала действовать авиация. Ежедневно израильские ВВС наносили удары примерно по 100 и более объектам на ливанской территории. Бомбардировкам с воздуха подверглись Сур (Тир), Сайда, южные районы Бейрута, южная и центральная часть долины Бекаа, районы, расположенные вблизи ливано-израильской границы. Последние также постоянно обстреливались артиллерией ЦАХАЛа. Росло число погибших и раненых ливанцев, причем в подавляющем большинстве ими являлись мирные жители.

Израильское командование объясняло это тем, что боевики «Хизбаллы» очень часть используют гражданское население в качестве «живого щита», а во многих домах и хозяйственных постройках хранят оружие и боеприпасы. Ряд экспертов высказали предположение, что массированные авиационные и артиллерийские удары израильтян по населенным пунктам ливанского юга преследовали также цель вынудить их жителей покинуть места своего проживания с тем, чтобы лишить боевиков «Хизбаллы» поддержки со стороны местного населения.

Во второй период войны ракетчики «Хизбаллы» ежедневно запускали в сторону Израиля порядка 100-150 ракет и реактивных снарядов. При этом наиболее часто обстрелам подвергались города Хайфа, Кирьят-Шмона, Цфат, Нагария, Акко, Афула, Тверия. Росли потери среди гражданского населения Израиля, все более существенным становился и материальный ущерб.

На всем протяжении войны на характер и масштаб операций израильской армии постоянно оказывали влияние политические факторы, различные ограничения и изменения в намерениях политического руководства страны, что в конечном итоге негативно сказывалось на действиях военных, вызывало у них недовольство и раздражение. Так, 27 июля правительство Израиля приняло решение временно воздержаться от проведения крупномасштабной военной операции на ливанском юге и продолжить практику нанесения постоянных авиационных и артиллерийских ударов. Перед сухопутными войсками поставили задачу проводить операции локального характера в приграничных районах.

Так, в качестве ближайшей задачи ВС Израиля, как сообщалось, было предписано установление контроля над полосой ливанской территории шириной 6-8 км, прилегающей к израильской границе. В последующем не исключался выход на рубеж реки Литании с захватом города Сур (Тир). В целом же дальнейшие действия ЦАХАЛа ставились в зависимость от возможного принятия Советом Безопасности ООН резолюции по Ливану.

1 августа кабинет министров Израиля принял очередное решение о расширении масштабов наземной операции в Ливане, а 4 августа министр обороны Амир Перец заявил, что рамки действий АОИ будут расширены. Однако до 12 августа все эти решения и заявления не отражались на конкретных действиях войск, которые продолжали медленно продвигаться в глубь ливанской территории.

В начале августа наиболее ожесточенные бои происходили на центральном участке фронта - в районе Айта-аш-Шааб, Рамия; на восточном участке - в районе Бинт-Джубайль, Айтарун, Марун-ар-Рас; на северном участке - в районе Кфар-Кила, Эт-Тайба, Эль-Удайба. Всего в боевых действиях на ливанской территории принимали участие свыше 10 тыс. израильских военнослужащих. Наступление пехоты и десантников поддерживали подразделения бронетанковых войск, артиллерия, в том числе корабельная, и авиация. Израильский спецназ совершил 2 августа рейд на вертолетах в район Баальбека (долина Бекаа), который не столько имел реальное боевое значение, сколько был рассчитан на пропагандистский эффект. 5 августа спецназовцы ВМС АОИ произвели рейд в город Тир (Сур), который также не имел серьезного военного значения.

К 8-9 августа части израильской армии на многих участках фронта продвинулись на 6-8 км от границы, а 10 августа после упорного боя части АОИ захватили один из крупных городов ливанского юга – Марджаюн (9 км от границы), создав тем самым выгодный плацдарм для дальнейшего наступления в северном (в том числе в сторону долины Бека и г. Баальбек) и северо-западном направлении.

Боевики «Хизбаллы», действуя небольшими группами, продолжали оказывать израильским войскам упорное сопротивление, нанося им серьезные потери в людях и технике. Отмечалось умелое использование боевиками ПТУРов не только против израильской бронетехники, но и для поражения личного состава противника, занимавшего позиции в домах и различных постройках. Особенно эффективно в последнем случае применялись старые ПТУРы «Малютка». В то же время пехота ЦАХАЛа зачастую не имела достаточного количества огневых средств для поражения боевиков на больших расстояниях.

Израильские ВВС продолжали ежедневно наносить удары по объектам в различных частях Ливана. В начале августа наиболее мощным ударам подверглись районы долины Бекаа, Бейрут и его окрестности, юг Ливана, ряд шоссейных дорог, а также многие участки, прилегающие к границе с Сирией. В результате уничтожения нескольких мостов в окрестностях Бейрута сообщение ливанской столицы с остальными районами страны стало крайне затруднительным.

По заявлению израильских военных, в начале августа им удалось уничтожить значительную часть ракетного оружия боевиков в приграничной полосе, и большинство пусков ракет стало осуществляться из районов, расположенных в 10 и более километрах от ливано-израильской границы. Причем многие пуски проводились из городских районов и деревень. В то же время в целом ракетному потенциалу боевиков не был нанесен серьезный ущерб. Более того, именно в это время отмечалось как увеличение интенсивности (150-200 ракет и реактивных снарядов в сутки), так и расширение районов ракетных обстрелов вплоть до города Хадера, что в 75 км от ливанской границы. При этом наиболее часто удары наносились по районам городов Хайфа, Тверия, Нагария, Акко, Маалот, Кирьят-Шмона.

10 августа премьер-министр Израиля Э. Ольмерт отсрочил реализацию очередного плана расширения операции в Ливане, утвержденного кабинетом безопасности (узким составом правительства). Однако вечером 11 августа, незадолго до принятия Советом Безопасности ООН резолюции № 1701, предусматривавшей прекращение военных действий между Израилем и «Хизбаллой», Ольмерт отдал военным приказ расширить масштабы военных действий на ливанском юге с тем, чтобы в течение 1-2 дней выйти наконец на рубеж реки Литани, взять под контроль южную часть территории Ливана и одновременно нанести максимально возможный урон боевикам «Хизбаллы» и их инфраструктуре.

Численность войск, действовавших в Ливане, была увеличена до 30 тыс. человек, а всего на ливанском направлении командование АОИ сосредоточило около 40 тыс. военнослужащих.

Правительство Израиля заявило о том, что оно принимает условия резолюции СБ ООН № 1701, но прекратит военные действия не сразу, а 14 августа в 7.00 по местному времени.

Таким образом, активность военных действий в Ливане после принятия резолюции СБ ООН не только не снизилась, но и, наоборот, резко возросла. Наступил третий, последний этап войны. С утра 12 августа части ЦАХАЛа перешли в наступление практически по всему фронту от Средиземного моря до сирийской границы. На сей раз израильская армия действовала с присущей ей решительностью и динамизмом.

При этом войска во многих случаях не ввязывались в затяжные бои по овладению населенными пунктами, а занимали господствующие вокруг них высоты и ведущие к ним дороги. С целью захвата важных рубежей, населенных пунктов и господствующих высот израильтяне широко использовали высаживаемые с вертолетов тактические воздушные десанты. Генерал Д. Халуц оценил эти действия ЦАХАЛа как крупнейшие со времени войны 1973 года. Для переброски и высадки десантников было задействовано несколько десятков вертолетов CH-53, UH-60A, S-70A-50/55. При этом боевики сбили 12 августа один вертолет SH-53. Это была единственная боевая потеря израильской авиации за всю войну.

По заявлению израильского командования, к исходу дня 12 августа некоторые подразделения АОИ вышли к реке Литани. В целом же в течение дня войска продвинулись в глубь ливанской территории на 10-11 км. Продолжалось и нанесение воздушных ударов по объектам в различных районах Ливана. Как видится, в оставшиеся до прекращения огня два дня израильское командование стремилось осуществить то, чего по различным причинам (в том числе политического характера) оно не сумело достичь за прошедший месяц войны.

Вместе с тем 12 августа стал днем наибольших потерь для ЦАХАЛа в этой войне. Боевики «Хизбаллы» оказали наступающим войскам ожесточенное, упорное и умелое сопротивление. Небольшие мобильные группы устраивали засады на дорогах и после обстрела колонн противника (как правило, успешного) быстро скрывались по заранее подготовленным путям отхода. Боевики также незаметно прятались в развалинах домов и построек в уже «зачищенных» районах и затем наносили внезапные огневые удары, используя минометы, ПТУРы и артиллерию. В результате, по официальной информации, в первый день наступления 24 израильских военнослужащих были убиты, а число раненых составило свыше 80 человек. Серьезные потери понесли израильтяне в боевой технике.

13 августа части армии Израиля продолжили наступательные действия на юге Ливана, а авиация наносила массированные удары по различным объектам на ливанской территории. В свою очередь, боевики «Хизбаллы» выпустили в этот день по северным районам Израиля рекордное количество ракет – 246. К исходу дня 13 августа, преодолев упорное сопротивление противника, израильские бронетанковые части и подразделения спецназа во многих местах вышли к реке Литани, преодолев в общей сложности расстояние в 20-25 км от границы. 14 августа в 2.00 по местному времени премьер-министр Израиля Э. Ольмерт отдал войскам приказ о приостановке военных действий. «Хизбалла» также прекратила огонь.

За 34 дня войны, по информации правительства Ливана, погибли 1180 человек, из которых треть – дети до 12 лет, и всего 61 боевик «Хизбаллы» (израильское командование заявляет о 350-400 убитых боевиках). Число раненых составило около 4000 человек. 970 тыс. ливанцев стали беженцами. В стране были повреждены или полностью выведены из строя 150 мостов и эстакад, 50 км покрытий автодорог, около 15 тыс. домов, аэропорты, морские порты, электростанции, станции водоснабжения, многие госучреждения и общественные здания и др. Огромный ущерб нанесен экологии и сельскому хозяйству страны. Общая сумма ущерба, понесенного Ливаном в результате войны, предварительно оценивается в 6 млрд долларов.

Людские потери Израиля составили убитыми 41 гражданское лицо и 118 военнослужащих. Количество раненых превысило 2800 человек, из которых более 700 человек – военнослужащие. На севере страны имеются разрушения жилых домов и промышленных сооружений. Сумма ущерба, нанесенная Израилю войной, предварительно оценивается в 1,6 млрд долларов.

Во время войны боевики выпустили по Израилю 3970 ракет и реактивных снарядов. В результате ударов израильской авиации, артиллерии и действий сил спецназа была уничтожена большая часть ракетных установок и ракет «Хизбаллы» с дальностью пуска свыше 70 км. Представители ВВС АОИ заявляли, что авиации удалось уничтожить до 90 процентов пусковых установок ракет большой дальности сразу после их пуска. Всего, по израильской информации, было уничтожено 126 ПУ ракет противника. В то же время боевики сохранили значительную часть ракет с дальностью пуска до 50 км и реактивных снарядов.

ВС Израиля в значительной степени разрушили оборонительные и инженерные сооружения «Хизбаллы» в приграничной полосе, серьезный урон нанесен тыловой инфраструктуре боевиков. Но в целом, несмотря на понесенные потери, вооруженные формирования исламистов сохранили свою боеспособность. Таким образом, задача, стоявшая перед ЦАХАЛом по уничтожению боевой мощи «Хизбаллы», в значительной степени выполнена не была. ВС Израиля также не смогли установить полного контроля над территорией Ливана южнее реки Литани.

Главную роль в нанесении ударов по объектам «Хизбаллы» сыграла израильская авиация. Всего в дни войны летчики ВВС ЦАХАЛа совершили свыше 12 тыс. боевых вылетов. Основная нагрузка легла на тактические истребители F-16 (включая новейшую модификацию этого самолета F-16I) и боевые вертолеты АН-64 «Апач». Ежедневно авиация наносила удары примерно по 100 целям. Всего авиация поразила свыше 7000 целей на территории Ливана.

Реальный ущерб, нанесенный ВВС ЦАХАЛа противнику, действительно значителен. Вместе с тем опыт военных действий в Ливане показал, что силами только одной авиации даже в условиях слабой ПВО невозможно нанести решительное поражение противнику, сломить его волю и уничтожить возможности для продолжения им активного вооруженного сопротивления.

Отмечалась недостаточная поддержка боевой авиацией действий сухопутных войск, на что неоднократно жаловались командиры частей и подразделений. В первую очередь, это относится к вертолетной авиации, которая ограничивала число вылетов к линии фронта из-за опасения огня ПЗРК противника.

Обе стороны активно использовали, главным образом для разведки, беспилотные летательные аппараты. При этом для Израиля со всей очевидностью обозначилась проблема их своевременного обнаружения и уничтожения, так как имеющиеся на вооружении АОИ радары оказались бессильны для решения этой задачи.

Израильская артиллерия израсходовала за время войны более 100 тыс. снарядов и мин, однако огонь не всегда велся прицельно, на поражение.

Подразделения спецназа АОИ достигли определенных успехов в обнаружении и уничтожении ракетных сил «Хизбаллы», объектов управления и др. Спецназовцы сыграли важную роль в последние дни войны, умело действуя по захвату важных высот и рубежей. В то же время имели место случаи, что называется, «нецелевого» использования элитных подразделений. Пример тому – операции в Баальбеке и Суре (Тире).

Большие потери понесли израильтяне в бронетехнике. Официально сообщено о поражении 20 танков «Меркава»(6 подорвались на минах и 14 были поражены ПТУРами или РПГ), однако, по оценке независимых экспертов, Израиль потерял более 50 танков, не считая другой бронетехники (БМП, БТР). Война продемонстрировала высокие характеристики противотанковых средств российского производства, оказавшихся в руках «Хизбаллы». Немаловажным является и то, что боевики тактически грамотно использовали имевшееся у них оружие.

Серьезные упреки предъявляются к деятельности израильских разведывательных служб. Главный из них - это то, что они не смогли адекватно оценить боевые возможности «Хизбаллы», собрать необходимые сведения о структуре ее военного управления, вооружении, уровне подготовки боевиков, инфраструктуре боевого обеспечения и т. д.

Много нареканий имеется в адрес израильского командования, работы военных связистов, служб тыла, в том числе медицинского обеспечения, и др. Войска в целом ряде случаев испытывали нехватку продовольствия, воды, необходимых для боя снаряжения.

Война выявила серьезные пробелы в качестве подготовки резервистов, которые оказались необученными особенностям ведения войны с формированиями боевиков.

В израильской военной среде, в первую очередь среди офицерского состава, очень негативно оценивают действия политического руководства страны в дни войны, его неоднократные противоречивые решения в отношении целей и масштабов операции в Ливане. В этой связи многие командиры не желали рисковать жизнями своих подчиненных, в то время как руководство государства не могло, по их оценке, поставить перед армией четкой задачи и постоянно меняло свои решения.

Министр обороны Израиля А. Перец уже назначил специальную комиссию во главе с бывшим начальником генштаба ЦАХАЛа А. Липкиным-Шахаком. Она должна в трехнедельный срок расследовать ход и итоги военных действий в Ливане, выяснить, насколько вооруженные силы и страна в целом реально были готовы к войне. По заявлению генерала Д. Халуца, в генштабе ВС Израиля также начата работа по детальному анализу последней ливанской кампании.

Израиль, учитывая эффективность ракетного оружия «Хизбаллы», а также наличие ракет у палестинских экстремистов, приложит значительные усилия по созданию системы тактической ПРО, способной перехватывать ракеты малой дальности. Американские и израильские специалисты уже заявили о возобновлении работ по созданию средств противодействия ракетному оружию малой дальности, которые были прерваны в 1990-е годы.

Начато также тщательное изучение состояния защиты танков и другой бронетехники с целью повышения ее эффективности. Принято решение об ускорении подготовки к производству системы активной защиты танков типа «Trophy».

Руководство страны, командование АОИ будут, по всей вероятности, больше внимания уделять состоянию и развитию сил и средств разведки с тем, чтобы своевременно получать более подробную и качественную информацию о намерениях, планах и конкретных делах в военной сфере у арабских противников.

Израильские военные также воспользуются ливанским конфликтом для лоббирования повышения военных расходов или, как минимум, отказа правительства от их сокращения.

Страны НАТО, прежде всего США, в послевоенный период скорее всего примут меры по полной реорганизации ливанской армии с целью превращения ее в надежный инструмент в руках прозападно ориентированного правительства (если таковое сохранится у власти). В Пентагоне уже заявили о готовности оказать Ливану содействие в обучении и снаряжении его армии. При этом, как видится, основной упор будет сделан на оснащение и подготовку ВС для контртеррористических и противоповстанческих действий. Возможно также нацеливание новой ливанской армии на ведение сдерживающих действий на сирийском направлении.

Итоги войны, трудности, с которыми столкнулась израильская армия в Ливане, упорное и умелое сопротивление, оказанное ей силами «Хизбаллы», вызвали определенную воинственную эйфорию в арабском мире. Здесь вновь раздаются голоса о возможности успешной войны против Израиля. Пример тому – заявление президента Сирии Башара Асада о том, что его страна может силой освободить оккупированные Израилем Голанские высоты в случае неуспеха переговорного процесса. И здесь хочется напомнить, что, несмотря на все недостатки и просчеты, допущенные израильскими военными в Ливане, вооруженные силы еврейского государства по-прежнему значительно превосходят любую арабскую армию как по уровню технической оснащенности, так и по качеству подготовки всех категорий личного состава.

Пожалуй, одним из главных уроков войны стало то, что негосударственная военно-политическая группировка продемонстрировала свои значительные возможности по эффективному использованию современных технологий и вооружения. Конечно же, это было сделано при значительной зарубежной помощи, в первую очередь иранской, и в меньшей степени - сирийской. Но это ни в коем случае не умаляет и собственных возможностей радикальных исламистов. Вполне вероятно и то, что часть современных образцов вооружения «Хизбалла» смогла приобрести на нелегальных рынках оружия.

Военные действия 2006 года со всей очевидностью показали, что вооруженные силы Израиля оказались не в полной мере готовы к войне с таким «специфическим» противником, как боевые силы «Хизбаллы», которые представляли собой полупартизанские-полурегулярные формирования, в равной степени освоившие и применявшие как классические методы партизанской войны, так и тактику действий мелких подразделений регулярной армии (пехоты и спецназа), создавшие мощную систему инженерных заграждений и сооружений, активно и в целом умело применявшие современные высокотехнологичные средства разведки, связи, управления и др.

Несомненно, что уроки последней ливанской кампании будут внимательно изучены израильскими военными, отразятся на формах и методах обучения войск. Не исключено, что будет в определенной степени пересмотрена и концепция национальной и военной безопасности израильского государства, с тем чтобы страна была в состоянии адекватно реагировать на угрозы, аналогичные тем, с которыми ЦАХАЛ столкнулся в Ливане.

В заключении хотелось бы выразить надежду на то, что итоги и уроки нынешней ливанской войны будут внимательно изучены и проанализированы российскими военными, так как нельзя исключать того, что российская армия может столкнуться с противником, схожим по своей организации и особенностям действий с ливанской «Хизбаллой».

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03992 sec