Неформальный ЕврАзЭС: о чем мечтают лидеры, будучи без галстуков

18 августа 2006
Политический обозреватель РИА Новости Петр Гончаров

Может показаться, что «неформальный» формат встречи лидеров государств предполагает обсуждение ими второстепенных проблем. Как раз наоборот, и сочинский саммит «без галстуков» ЕврАзЭС этому лишнее подтверждение. Собравшиеся в эти дни в Сочи президенты стран-участниц России, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и Белоруссии обсудили вопросы формирования Таможенного союза, создания единого энергетического рынка и водно-энергетического консорциума. Вопросы, которые при всем желании к второстепенным не отнесешь.

Вопрос формирования Таможенного союза далеко не нов. Основной трудностью в формировании Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС оставалась проблема синхронизации темпов по вступлению во Всемирную торговую организацию. Как представляется, стороны, наконец, пришли к согласию (по крайней мере, неформально) о том, что интеграционные процессы в ЕврАзЭС и темпы вступления его членов в ВТО до создания Таможенного союза (выделено автором) должны быть строго сопряжены.

"Если учесть, что Киргизия уже в ВТО, Россия потерпела фиаско на переговорах о своем вступлении, а перспективы вступления Белоруссии вообще неизвестны, можно предположить, что созданию Таможенного союза отводится особая роль - роль альтернативной ВТО организации. На этот раз решено вопрос не откладывать в «долгий ящик», и создание правовой базы Таможенного союза закончить уже к концу текущего года.

Другое дело, сколько потребуется времени на создание самого союза. По мнению президента Белоруссии Александра Лукашенко, при создании такой организации в рамках ЕврАзЭС можно уложиться всего в полтора года, если, конечно, «активно работать».

Получили общую поддержку проекты формирования общего энергетического рынка ЕврАзЭС и водно-энергетического консорциума для Центральноазиатского региона. Актуальность обоих очевидна, особенно проект водоснабжения республик Центральной Азии.

Проблема водоснабжения в Центральной Азии досталась в наследство ЕврАзЭС еще от Советского Союза. Около 80% водных ресурсов сосредоточено в Таджикистане и Киргизии, в то время как основными потребителями были и остаются Казахстан и Узбекистан. В советское время вопросы компенсации крупных затрат Киргизией и Таджикистаном на содержание и эксплуатацию водохранилищ решались благодаря единой хозяйственной системе.

C распадом СССР была утрачена и единая экономическая структура, а проблема распределения воды осталась. Особенно остро она стоит в весенне-летний период.

Весной Киргизии и Таджикистану необходимо избавляться от излишков воды, чтобы уберечь плотины, а летом, когда воды катастрофически не хватает на полях, наоборот - необходимо создавать ее запасы на зиму для нормальной работы гидроэлектростанций. Для решения всех этих проблем естественно нужна мощный и в техническом, и в финансовом отношениях единый комплекс. Ему придется заниматься не только вопросами распределения водных ресурсов, но и развитием водно-энергетической инфраструктуры во всем регионе.

Финансирование реализации своей идеи по созданию единой евразийского водно-энергетического консорциума Москва планирует осуществить через Евразийский банк, созданным Россией и Казахстаном. Астана с таким планом согласна.

Что же касается вопроса формирования общего энергетического рынка Сообщества, то его решение планируются в контексте известной инициативы Владимира Путина, озвученной 25 января на саммите ЕврАзЭС в Санкт-Петербурге. Идея российского президента предполагает создание системы международных центров по предоставлению услуг ядерного цикла на основе недискриминационного доступа.

Наряду с этим Россия активно участвует и в освоении водно-энергетических ресурсов Центральной Азии, в частности Таджикистана. ЗАО «Интер РАО ЕЭС», дочерняя компания РАО «ЕЭС России», участвует в строительстве Сангтудинской ГЭС-1, а другую крупную ГЭС Таджикистана, Рагунскую, вводит в строй российская алюминиевая компания «Русал».

Нетрудно заметить, что Россия выступает центральным, связующим звеном в реализации не только совместных экономических проектов, но и проекта ЕврАзЭС в целом. В этом нет ничего противоестественного, на что, собственно, указал и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на недавнем саммите СНГ в Москве.

Действительно, кому, как не России, имеющей стратегические и другие интересы во всех регионах СНГ, и «собирать» постсоветское пространство в единую экономическую зону, хотя бы, для начала, в рамках ЕврАзЭС.

Другой вопрос, как это получится. «Собирать» приходится в жесткой конкуренции с Западом и США, особенно в Центральной Азии. Достаточно напомнить, что посетивший на днях Ашхабад первый заместитель госсекретаря США по вопросам стран Южной и Центральной Азии Стивен Манн в ходе переговоров с президентом Сапармуратом Ниязовым поддержал стремление Туркмении диверсифицировать пути экспорта газа. Пока весь газ практически (за исключением 5-8 млрд кубометров поставляемых в Иран) транспортируются через российские трубопроводы.

У Стивена Манна есть определенный опыт. Будучи послом в конце прошлого и начале нынешнего столетий в Азербайджане Стивен Манн сделал все возможное для реализации проекта Баку-Тбилиси- Джейхан. Поэтому визит его в Ашхабад далеко не случаен, Стивен Манн и сейчас оправдывает себя как последовательный лоббист антироссийских проектов.

Понятно, что Россия хотела бы не уступить США в Центральноазиатском регионе ни пяди постсоветского пространства, тем более претендуя на лидерство в вопросах поставок энергоресурсов на мировые рынки. Понятно и стремление Москвы не выпустить этот регион, а вернее все процессы, происходящие в нем, из-под своего контроля. Также понятно, что в этом случае надо идти и на серьезные преференции для других участников ЕврАзЭС. Не все и не всегда зависит только от крупных игроков.

Состоявшийся саммит был встречей «без галстуков». По словам генерального секретаря ЕврАзЭС Григория Рапоты, несмотря на это и на свой необычный формат она оказалась очень продуктивной. Но удастся ли Москве создать вокруг России команду единомышленников в вопросе ускорения процессов интеграции в ЕврАзЭС - покажет, надо полагать, следующая подобная встреча.

Владимир Путин, в связи с жалобами своих коллег на августовскую жару, обещал подумать над тем, чтобы провести следующую встречу в «бархатный сезон» - осенью. Ну что же, цыплят по осени считают.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03748 sec