Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (7 - 13 августа 2006 года)

16 августа 2006
На прошедшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в зоне ливано-израильского конфликта. В ночь с 11 на 12 августа Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию № 1701 по основам урегулирования ситуации в Ливане. Документ содержит призыв к немедленному прекращению нападений на Израиль со стороны «Хизбаллы» и прекращению наступательных операций вооруженных сил Израиля на ливанской территории.

После окончания военных действий в Южном Ливане на основе ныне действующих там сил ООН (UNIFIL) разместятся международные миротворческие силы (ММС) численностью в 15 тыс. чел., а также части ливанской правительственной армии. По мере прибытия в Ливан контингента ММС и развертывания на юге страны частей ВС Ливана израильские войска должны будут выводиться с ливанской территории.

Мандат миротворцев намечено усилить, однако он будет предусматривать только надзор (без принуждения) за выполнением достигнутых договоренностей. В частности, миротворцы «будут сопровождать размещение ливанской армии» вдоль границы с Израилем, обеспечивать «свободный доступ гуманитарных грузов и команд в районы, где требуется помощь». Срок пребывания в Ливане обновленного и усиленного контингента UNIFIL будет определен до 31 августа 2007 г. с правом последующего продления. О своем согласии направить миротворческие контингенты в Ливан уже заявили Италия (до 3 тыс. чел.), Пакистан, Турция, Франция и ряд других стран.

В тоже время Великобритания «не считает целесообразным» включать свои войска в ММС. Как ожидается, первые подразделения миротворцев начнут пребывать в Ливан через 7-10 дней.

В резолюции СБ ООН говорится о создании «буферной зоны» от т. н. «синей линии» (линии перемирия между Ливаном и Израилем 1949 г.) до реки Литани. В этой зоне будет запрещено нахождение неправительственных военизированных группировок и позволено размещение только ливанских правительственных сил. Предусмотрено разоружение всех военизированных группировок на ливанской территории. Нахождение в стране иностранных войск, вопросы продажи и поставок вооружения в Ливан будут решаться только ливанским правительством. Израиль должен передать ООН карты минных полей на территории Ливана, которые имеются в его распоряжении.

Резолюция № 1701 была одобрена правительствами Ливана и Израиля. Лидер «Хизбаллы» шейх Х. Насрулла назвал этот документ «несправедливым», но заявил, что при условии достижения договоренностей о прекращении огня, боевики его организации будут их соблюдать. Не возражает Насрулла и против размещения на юге страны правительственной армии. Вместе с тем руководство «Хизболлы» категорически отказывается разоружать свои формирования.

По утверждению генерального секретаря ООН К. Аннана, Ливан (правительство как посредник «Хиздбалла») и Израиль договорились о прекращении военных действий с 9.00 14 августа (время московское).

Президент России В. В. Путин в телефонном разговоре с премьер-министром Израиля Э. Ольмертом отметил, что принятие Советом Безопасности резолюции № 1701 «дает шанс на политическое урегулирование, которое является единственной разумной альтернативой дальнейшему разрастанию военно-политической конфронтации». При этом в Москве рассчитывают, что положения документа будут «неукоснительно соблюдаться всеми сторонами».

Президент США Дж. Буш приветствовал принятие резолюции по Ливану и призвал мировое сообщество «превратить слова в дела». Позитивно оценил документ Египет, причем в Каире настаивают на скорейшем выводе ВС Израиля из Ливана. Иран приветствовал возможное скорое прекращение огня в Ливане, но считает резолюцию № 1701 «несбалансированной», а возможное разоружение «Хизбалла» «нелогичным». Сирия в целом поддержала документ, но считает, что в нем мало учтены интересы Ливана.

Между тем активность военных действий в Ливане после принятия резолюции № 1701 не только не снизилась, но, наоборот, резко возросла. 12 августа командование ЦАХАЛ во исполнение решения правительства Израиля от 11.08 заявило о начале новой фазы наземной операции с целью установления израильского контроля над ливанской территорией вплоть до рубежа реки Литании.

Ранее, 10 августа, израильская армия захватила город Марджаюн, создав тем самым выгодный плацдарм для дальнейшего наступления в северном (в т. ч. в сторону долины Бекаа и г. Баальбек) и северо-западном направлении. Численность группировки ВС Израиля, действующей в Ливане, была увеличена в три раза – с 10 до 30 тыс. чел. Всего же в районе, прилегающем к ливанской границе, командование сосредоточило свыше 40 тыс. солдат и офицеров. С другой стороны, по имеющейся информации, руководство «Хизбаллы» после начала войны призвало в ряды своих формирований от 10 до 20 тыс. бойцов резерва, которые были направлены как в боевые, так и обеспечивающие подразделения.

С утра 12 августа части ЦАХАЛ перешли в наступление практически по всему фронту от Средиземного моря до сирийской границы. С целью захвата важных рубежей и населенных пунктов израильтяне широко использовали высаживаемые с вертолетов тактические воздушные десанты. По заявлению командования, к исходу дня 12.08 некоторые израильские подразделения вышли к реке Литани. В целом же войска продвинулись вглубь ливанской территории на 10-11 км. Продолжалось и нанесение воздушных ударов по объектам в различных районах Ливана. Как видится, в оставшиеся до прекращения огня два дня израильское командование стремится осуществить то, что по различным причинам (в т. ч. политического характера) оно не сумело достичь за прошедший месяц войны.

Вместе с тем, 12 августа стал днем наибольших потерь для ЦАХАЛ в этой войне. Боевики «Хизбаллы», оказали наступающим войскам ожесточенное, упорное сопротивление. В результате, по официальной информации, 24 израильских военнослужащих были убиты, а число раненых составило свыше 80 человек. Таким образом, общие потери ВС Израиля убитыми составили на 12.08 ок. 110 человек. Серьезные потери имеются у ЦАХАЛ и в боевой технике.

13 августа части армии Израиля продолжили наступательные действия на юге Ливана. Причем подразделения ЦАХАЛ не ввязывались в бои за населенные пункты, захватывая ведущие к ним дороги и господствующие высоты. Израильская авиация наносила удары по ливанской территории. В свою очередь, боевики «Хизбаллы» выпустили по северным районам Израиля до 250 ракет.

В целом дальнейшее развитие ситуации в Ливане во многом будет зависеть от того, насколько конфликтующие стороны – Израиль и «Хизбалла» - станут выполнять положения резолюции СБ ООН № 1701. В первую очередь, это касается реального достижения прекращения огня.

Напряженная обстановка сохраняется в зоне палестино-израильского конфликта. В течение минувшей недели ВВС Израиля периодически продолжали наносить удары по объектам палестинских боевиков в секторе Газа, а сухопутные подразделения ЦАХАЛ осуществляли рейды на территорию анклава. Со своей стороны, боевики палестинских экстремистских организаций эпизодически обстреливали израильскую территорию ракетами «Кассам». Не исключено, что в случае достижения устойчивого прекращения огня в Ливане и последующего вывода из этой страны израильской армии, правительство Израиля может усилить военное воздействие на палестинских боевиков в секторе Газа.

Ситуация в Ираке остается нестабильной и напряженной. Иракские будни – это постоянные теракты, вооруженные нападения, убийства и похищения людей, захват заложников и т. п. Причем уровень насилия в стране растет, о чем свидетельствует увеличение числа его жертв.

В ответ на возросшую активность шиитских боевиков из «Армии Махди», подчиняющейся радикальному имаму М. ас-Садру, сунниты в Багдаде приступили к формированию собственных боевых отрядов для охраны районов проживания своих единоверцев. Характерно, что это происходит при активном содействии вице-президента Ирака, суннита Т. аль-Хашеми. В отряды зачисляют в первую очередь бывших военнослужащих армии С. Хусейна. По оценке экспертов, создание подобного рода вооруженных формирований является еще одним свидетельством «расширения гражданской войны в Ираке».

В тоже время премьер-министр страны Н. аль-Малики подверг критике боевую акцию, проведенную 7 августа в Багдаде войсками США и иракскими правительственными силами против боевиков «Армии Махди». Аль-Малики подчеркнул, что это мероприятие было осуществлено без его согласия, и обещал, что «такое больше никогда не повториться». Особенно возмутило главу правительства применение американцами авиации против шиитских боевиков.

Отметим, что все эти события происходят на фоне масштабной войсковой операции, которую проводят ВС США и местные силовики с целью обеспечения безопасности и восстановления порядка в иракской столице и прилегающих к ней районам.

Иран вновь подтвердил свою решимость продолжать работы по ядерной проблематике «в максимальном объеме в соответствии с требованиями Договора о нераспространении ядерного оружия». В Тегеране также не признают законным требование СБ ООН о приостановке обогащения урана и «в любом случае» обещают дать 22 августа ответ на пакет международных предложений по ядерной программе ИРИ.

На минувшей неделе иранское руководство обнародовало официальные показатели развития национального ВПК за год, прошедший с начала президентства М. Ахмадинежада.

Так, было сообщено, что объем военного производства в стране вырос на 75% (в предыдущий год – на 15%). Среди приоритетных направлений развития иранского ВПК названы электронные системы, авиационные двигатели, беспилотные летательные аппараты, военно-транспортные самолеты нового поколения, суда на воздушной подушке, создание в стране ремонтной базы для вертолетного парка.

В южных и восточных районах Афганистана продолжаются ожесточенные бои сил международной коалиции и афганской правительственной армии с вооруженными формированиями движения «Талибан». Действия наземных сил активно поддерживает боевая авиация, включая американские стратегические бомбардировщики В-1В. В настоящее время командование коалиционных сил и МО Афганистана готовят крупное наступление на боевиков в провинциях Кандагар и Гельманд. Предполагается, что в операции примут участие 10 тыс. военнослужащих из контингентов стран НАТО и до 10 тыс. афганских солдат и офицеров.

На минувшей неделе состоялся официальный визит в Турцию короля Саудовской Аравии Абдаллы. Это первый визит саудовского монарха в Анкару за последние 40 лет. Стороны заявили о «начале периода стратегических отношений» между двумя государствами. При этом составной частью этих отношений должно стать сотрудничество в военной области.

По заявлению нового начальника генштаба ВС Турции генерала Я. Бююканыта, к 2014 г. сухопутные войска страны должны быть сокращены на 20-30% (сейчас ок. 400 тыс. чел.). Генерал подчеркнул, что «новая структура сухопутных войск предполагает, что они будут меньше по численности, но более качественными, мобильными, боеспособными и оснащенными современным оружием и военной техникой», что позволит им вести боевые действия в любых условиях и в любое время суток.

В Судане М. Миннауи - лидер оппозиционного Суданского освободительного движения, действующего в провинции Дарфур, был назначен на должность специального помощника президента страны, что сделано в соответствии с мирным соглашением от 5 мая с. г.

10 августа ВМС Пакистана ввели в строй первую подводную лодку, которая, как было заявлено, впервые была построена без иностранной помощи. Ранее флот получил две подлодки типа «Аугуста», построенные на национальной верфи при французском техническом содействии.

Приложение

О некоторых особенностях внешней политики Саудовской Аравии


Королевство Саудовская Аравия (КСА) относится к тем государствам Ближнего Востока, которые в значительной степени определяют ситуацию в этом районе мира.

Королевство, будучи крупнейшим по площади, численности населения и запасам нефти государством Аравийского полуострова, открыто претендует на роль регионального «центра силы».

Перспективной целью саудовской внешней политики является превращение страны в реального лидера арабского и исламского мира. В пользу саудовского лидерства следует отнести расположение на территории КСА главных святынь ислама (идеологический фактор) и крупные финансовые средства, имеющиеся в распоряжении Эр-Рияда. Однако на современном этапе и на ближайшую перспективу достижение этой цели вряд ли будет возможным, что обусловлено относительной малочисленностью населения КСА, недостаточным уровнем развития экономического и научно-технического потенциала страны, ее сильной зависимостью от иностранной (западной) помощи в этих сферах, слабостью военного потенциала королевства.

Реально на сегодняшний день сферой жизненно важных интересов Саудовской Аравии остается зона Персидского залива и Аравийского полуострова, безопасность судоходства в акватории Залива, в Ормузском проливе и Красном море, что считается необходимым условием для благополучного развития страны. Саудовцы также уделяют пристальное внимание общему развитию обстановки на Ближнем и Среднем Востоке, проблемам арабо-израильского конфликта и его урегулирования.

В 2002 г. Саудовская Аравия выдвинула план урегулирования арабо-израильского конфликта, предполагающий, в частности, нормализацию отношений арабов с Израилем в обмен на возвращение всех оккупированных им в 1967 г. территорий.

В этой связи последние события, связанные с обострением палестино-израильских отношений и конфликтом в Ливане, вызывают крайнюю обеспокоенность саудовского руководства, которое предпринимает активные политико-дипломатические усилия по их скорейшему урегулированию. Особенно это относится к происходящему в Ливане. В Эр-Рияде, где предпочитают разрешать арабо-израильские противоречия путем переговорного процесса, не желают появления устойчивого очага напряженности на Ближнем Востоке, причем не очень далеко от границ КСА.

Отсюда - стремление и действия по локализации конфликта, усилия по скорейшему прекращению огня в Ливане. Немаловажным обстоятельством является и беспокойство саудовского режима относительно того, что продолжение военных действий в Ливане может негативным образом отразиться на внутреннем положении королевства, особенно в Восточной провинции, где компактно проживает большое число шиитов, которые уже провели несколько многочисленных (2-3 тыс. участников) демонстраций в поддержку своих единоверцев из ливанской «Хизбаллы».

Саудовская Аравия с начала ливанского конфликта осудила не столько саму израильскую акцию, сколько «непропорциональное использование силы» армией Израиля. Одновременно в Эр-Рияде прямо возложили ответственность за обострение ситуации на «безответственные элементы в Ливане (читай «Хизбаллу»)», подчеркнув, что «следует проводить различия между законным сопротивлением в Ливане и указанными «элементами», действующими безответственно и непродуманно» и «без одобрения официальных властей, без консультаций и координации с арабскими странами». Более того, было заявлено, что «эти элементы должны нести ответственность» за свои действия.

Одной из главных причин подобной официальной реакции на события в Ливане можно объяснить опасением саудовского режима, саудовской элиты ростом влияния шиитского Ирана, усилением шиитского фактора в регионе в целом. Кроме того, в Эр-Рияде серьезно опасаются объединения радикальных исламистских сил, тех же «Хезболлах» и ХАМАС, присоединения к ним других группировок подобного рода, что может усилить нестабильность на Ближнем и Среднем Востоке, и, в конечном результате, представить реальную угрозу стабильности в самом королевстве.

Вместе с тем, продолжение вооруженного конфликта, прямое поощрение Вашингтоном израильских действий, гибель все большего числа мирных жителей, разрушительные удары Израиля по ливанской гражданской инфраструктуре (а в Ливане от израильских ударов серьезно пострадали много объекты, в которые саудовцы вложили немалые средства) подвигают Эр-Рияд к большей активности в деле скорейшего прекращения войны. Плюс к этому правящие круги королевства не могут не учитывать и нарастающее недовольство бездействием арабских правительств в отношении военной операции Израиля.

Иран считается главным соперником КСА в борьбе за лидерство в зоне Персидского залива, да и в арабском мире в целом. На сегодняшний день в военном, экономическом и научно-техническом отношениях Саудовская Аравия уступает Ирану и, как видится, подобное положение сохранится еще в течение длительного времени. В Эр-Рияде опасаются возможностью получения Ираном ядерного оружия.

Не устранена полностью и потенциальная угроза возникновения конфликта с Йеменом, который считается соперником в деле сохранения лидерства КСА на Аравийском полуострове. Королевство занимает центральное место в ССАГПЗ. Однако в отношениях Эр-Рияда с рядом государств этой организации имеются проблемы политического и территориально-пограничного характера. Партнеры по ССАГПЗ выступают против саудовской гегемонии в организации. Учитывая эти факторы, КСА стремится главным образом искать компромиссные решения спорных вопросов и не допускать возникновения острых, а тем более масштабных конфликтных ситуаций.

В политике Эр-Рияда на международной арене значительную роль играет исламский фактор. Внешнеполитическая доктрина страны жестко увязывается с религиозными основами саудовского государства. В процессе формирования внешней политики для прикрытия национально-государственных и религиозных интересов королевства на региональной и международном уровнях широко используются понятия исламской и арабской солидарности.

Ближайшим партнером КСА в исламском мире является Пакистан, которому оказывается материальная помощь. Отношения между двумя государствами можно охарактеризовать как стратегическое партнерство.

Саудовская Аравия осудила террористические акты в США в сентябре 2001 г. и разорвала после этого дипломатические отношения с режимом талибов в Афганистане. В то же время саудовцы не предоставили американцам свой центр управления тактической авиации на военной базе «Принц Султан» для использования в военной операции против талибов.

В период подготовки и ведения войны в Ираке в 2002-2003 гг. Эр-Рияд официально негативно относился к силовому решению иракской проблемы, но на деле оказывал негласное содействие американо-британской коалиции. Летом 2003 г. военные объекты США были выведены с территории страны.

КСА выступает за сохранение единства и территориальной целостности Ирака, скорейшее восстановление стабильности в этой стране. В то же время саудовцы серьезно опасаются усиления роли шиитского фактора в иракской политической жизни, считая, что это может негативно сказаться на положении дел в королевстве.

В последние годы более динамично стали развиваться российско-саудовские отношения.

Соединенные Штаты остаются главным военно-политическим партнером Саудовской Аравии. Отношения между США и КСА оказывают значительное воздействие на ход событий в ближневосточном регионе, положение дел на мировом рынке нефти и отношения Вашингтона с мусульманским миром. Имеется обоюдная заинтересованность двух государств в развитии связей в различных сферах, прежде всего экономической и политической. Интенсивно развивается и военно-техническое сотрудничество.

Правящие круги США и КСА не заинтересованы в углублении и обострении имеющихся между странами противоречий и, как показывают опыт взаимоотношений двух государств, в состоянии их сглаживать.

В целом внешнеполитический курс Саудовской Аравии характеризуется стремлением избегать категоричности позиций, когда возникают конфликтные ситуации в региональных, межарабских, арабо-исламских и межисламских отношениях. При этом саудовцы действуют гибко, стремятся сохранять отношения со всеми конфликтующими сторонами, оставляя возможность для маневра. В конфликтных и кризисных ситуациях упор делается на дипломатические, мирные пути их урегулирования. Однако чем больше затрагиваются национально-государственные интересы королевства, тем меньше становится его нейтралитет в том или ином конфликте или споре.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03932 sec