"Гаарец": Анализ войны в Ливане - стратегия, тактика, выводы и прогнозы

13 августа 2006
Зеэв Шиф

Порой некоторым государствам нужно получить звонкую пощечину, чтобы почувствовать изменившуюся реальность. Так произошло с Израилем в войну Судного дня, стоившую нам 2600 солдатских жизней, и в интифаду "Аль-Акса", унесшую более тысячи жертв. Сейчас мы получили затрещину от "Хизбаллы". Жалко только, что всякий раз за изменение сознания нам приходится расплачиваться кровью, страданиями и разрушениями.

В арабских странах тоже говорят о новой реальности, которая возникнет после войны. Все поняли, что Израиль не сумел победить "Хизбаллу", а в Сирии начали подумывать об очередной попытке возвращения силой Голанских высот. Сторонники мира с Израилем заняли круговую оборону. Если всё действительно обстоит так, значит, новая война не за горами.

Многие в арабском мире рассматривают войну Израиля и "Хизбаллы" в более широком контексте, включающем неспособность американской армии подавить восстание в оккупированном Ираке. Существует понимание возможного расширения вмешательства Ирана в общеарабские дела. К счастью для нас, в настоящий момент Иран еще не может угрожать применением ядерного оружия. В этом смысле, для Тегерана эта война – преждевременная, и слава Богу, что это так. Иран захочет восстановить боевую мощь "Хизбаллы", но для восполнения арсеналов ему понадобятся открытые границы между Ливаном и Сирией.

От международного контингента в Южном Ливане не будет никакого толка, если миротворцы не возьмут под свой контроль пограничные терминалы, по которым "Хизбалла" получает оружие и боеприпасы. Иран, несомненно, продолжит угрожать Израилю. И одним только наращиванием военной мощи этой проблемы не решить – понадобятся и дипломатические усилия.

Интернационализация

Израиль традиционно противился тому, чтобы иностранные солдаты делали за нас нашу работу. В свое время согласие Израиля на дислокацию подразделений ЮНИФИЛ в Ливане воспринималось у нас как капитуляция. В настоящее время все наши надежды связаны с эффективностью миротворческого контингента, который должен будет стать щитом между ЦАХАЛом и "Хизбаллой".

Военные юристы и отдел планирования ЦАХАЛа затрудняются выработать позицию по поводу той возможности, что миротворцы будут действовать в Ливане в соответствии с параграфом 7 Устава ООН. Дело в том, что этот параграф подразумевает использование силы и введение санкций, в случае нарушения перемирия одной из сторон.

Международный контингент во главе с Францией может решить, что Израиль нарушает перемирие, и потребовать введения санкций. О вероятности такого развития событий предупреждает, например, известный американский юрист профессор Энн Баевски.

Тактика

Ни одно демократическое государство не воевало еще с террористической организацией, захватившей всю страну. Сегодня ничто не напоминает "Хизбаллу" образца 1982 года. Организация создала в Южном Ливане систему подземных коммуникаций, напоминающую бункеры вьетконговцев во Вьетнаме. Боевики выходят из укрытий, чтобы нанести удар по солдатам ЦАХАЛа или выпустить ракету, и скрываются в подземелье. Тактику "Хизбаллы" разрабатывали иранские специалисты во главе с Касамом Сулеймани, курирующим "Иерусалимский отдел" в "Стражах революции".

Благодаря спутниковым технологиям, израильские ВВС могут с точностью поражать объекты противника днем и ночью. Но иностранные агентства новостей тоже имеют спутники, которые в режиме реального времени транслируют происходящее, и с их помощью "Хизбалла" может получить точную информацию о том, что происходит в Израиле.

Превентивность

Вскоре после отступления из Южного Ливана Израиль обнаружил, что Иран начал осуществлять массированные поставки ракетных и других вооружений "Хизбалле" и обучать ее боевиков. Позже обнаружилось, что тем же занимается и Сирия.

Эти факты были доведены до сведения премьер-министров Эхуда Барака и Ариэля Шарона, но оба они предпочли не начинать превентивной войны. Барак считал отступление из Ливана своей большой победой и не хотел возвращать армию обратно. Шарону же досталась еще и интифада на "территориях". Он понимал смысл происходящего в Ливане, но решил сконцентрировать усилия на палестинском направлении и не открывать второй фронт.

Весьма серьезного отношения к себе заслуживает вопрос о том, должно ли государство предпринимать превентивные меры против террористической организации, представляющей стратегическую угрозу?

На протяжении последних 6 лет Израиль и пальцем не пошевелил, чтобы остановить колонны грузовиков с оружием и боеприпасами для "Хизбаллы". В оправдание бездействия приводились различные доводы, но чаще всего опасались, что международное сообщество осудит превентивную операцию по уничтожению ракетного потенциала террористов. Считалось, что операции такого рода позволительны лишь сверхдержавам, да и то – после того, как они подверглись открытой агрессии.

В этой связи вспоминаются переговоры между израильской и американской разведками о новых ракетах 220-мм калибра, которые Сирия поставила "Хизбалле". Американцы отказывались признать эту информацию достоверной до тех пор, пока ракеты 220-мм калибра не начали падать на израильскую территорию.

Боеготовность

Израиль отнюдь не был удивлен боевой выучкой "Хизбаллы". АМАН и Мосад были осведомлены об истинном положении вещей в организации. В своей статье , опубликованной в "Гаарец" 22 июля 2005 года, я писал: "Из неспособности противостоять ракетам "касам" следует отсутствие военного ответа на угрозу со стороны Южного Ливана. Даже если удастся уничтожить 80% ракетного арсенала "Хизбаллы", того, что останется, будет достаточно, чтобы надолго отправить миллион жителей северных районов страны в бомбоубежища. Заводы остановятся, и школы будут закрыты".

В другой моей статье , от 3 марта 2005 года говорилось, что "Иран (посредством "Хизбаллы") может обстреливать не только Хайфский залив, но и районы, расположенные к югу от Хайфы. Некоторые уверены, что ракетный потенциал "Хизбаллы" не является стратегической угрозой, так как, цели в тех же районах можно поразить другими способами – например, диверсиями. Но, разве не является стратегической угрозой перспектива ухода в бомбоубежища двух миллионов человек, прекращение занятий в школах и работы промышленных предприятий?"

Опубликованный несколько месяцев назад отчет комиссии Дана Меридора предупреждал, что главная угроза Израилю исходит от "Хизбаллы", чьи ракеты способны покрыть большую часть территории Израиля. Комиссия рекомендовала незамедлительно заняться решением этой проблемы. Но к 12 июля 2006 года Израиль не выработал ответ на ракетную угрозу.

Впрочем, были и иные мнения. Например, командующий Северным военным округом генерал Уди Адам сказал в феврале этого года, что "Хизбалла", хотя и вооружается, но ее политика ориентирована на переговорный процесс. "Хизбалла" зарывается в землю, но это не страшно, так как бункеры являются легкой мишенью для наших ВВС".

Фактор сдерживания

Военная победа над террористической организацией отличается от победы над государством. Бывший начальник генерального штаба Моше Яалон считает, что победить партизанскую армию можно лишь путем длительной войны на истощение.

Партизаны отнюдь не всегда одерживают победу над регулярной армией. Можно заставить их заплатить такую цену, после которой угроза сойдет на нет. Загвоздка лишь в том, что высокую цену заплатит и местное население, на которое опираются партизаны, в данном случае – жители Южного Ливана. В результате, их ненависть к Израилю только усилится.

Не стоит делать вывод о том, что наши локальные конфликты неизменно ослабляют систему сдерживания. Были и достижения, например, в войне с ООП, обстреливавшей северные районы Израиля "катюшами". Израиль побеждал, когда противнику было что терять. Эти конфликты приводили, как правило, к крупномасштабной войне, в которой Израиль одерживал временную победу, остававшуюся в силу вплоть до очередного витка противостояния. Согласно исследованию доктора Юваля Кнаана из Хайфского университета, достижения Израиля в ходе бомбежек ливанских инфраструктур "весьма ограниченны".

Победа

В армии знали, что одними только ударами с воздуха невозможно уничтожить пусковые установки ракет малого радиуса поражения. Разведка неоднократно сообщала об этом и предупреждала о необходимости подготовки к длительному противостоянию на суше. Тем более досадно, что военная концепция армии не была ориентирована на массированную наземную операцию.

Вот, что сказал нынешний начальник генерального штаба Дан Халуц в январе 2001 года. Из нижеследующей цитаты мы можем составить представление о его нынешних стратегических воззрениях.

"Широкомасштабное использование наземных подразделений проблематично из-за потерь гражданского населения. Решающее слово в войне принадлежит авиации. Поэтому нужно отказаться от некоторых догм, например, от концепции, согласно которой, победа непременно означает территориальные приобретения.

С моей точки зрения, нужно вообще прекратить использование такого понятия, как "бой на суше". Нужно говорить о комплексном сражении и о подразделениях, соответствующих поставленной задаче. Победа достигается воздействием на сознание противника. Лучше всего для этой роли подходят современные ВВС".

Завтра

Похоже на то, что армии придется пересмотреть многие оперативные инструкции после войны. Точно также произошло после войны Судного дня, в ходе которой противник широко использовал противотанковые ракеты для поражения воздушных целей. Тогда военное командование сделало правильные выводы. То же самое необходимо в отношении угрозы "катюш" и ракет класса "земля-земля". Сделать это будет непросто и недешево.

Кроме того, мы должны убедить потенциального противника в неотвратимости и мощи нашего ответного удара. Но нельзя забывать и старую истину об ограниченности силового фактора, когда речь идет о маленьком государстве.

(Автор - военный обозреватель газеты "Гаарец"; статья публикуется в сокращении)

Курсор

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03612 sec