Ключ к перемирию в Ливане лежит в Тегеране

Владимир Сажин

10 августа 2006
В.И. Сажин

Исламская Республика Иран (ИРИ) уже многие месяцы является осью, вокруг которой вращаются бурные международные события последнего времени. И это не случайно. В последние месяцы Иран все активнее заявляет о себе в качестве не только региональной супердержавы, но и одного из главных игроков на глобальной шахматной доске.

Причина этого – изменение нынешним руководством Ирана тактических приемов реализации базовых стратегических установок, заложенных лидером исламской революции, создателем Исламской Республики Иран аятоллой Хомейни в ее политико-идеологическое основание почти 30 лет назад.

После смерти аятоллы Хомейни в 1989 году в течение 16 лет в Иране наблюдался постепенный, хотя и противоречивый, но поступательный процесс политико-экономической и в определенной степени идеологической либерализации. Именно в нем тогдашние президенты ИРИ Али Акбар Хашеми Рафсанджани и Мохаммад Хатами видели продолжение и развитие исламской революции в стране и таким образом — выполнение заветов Хомейни.

Однако летом 2005 года радикально-консервативная группировка в клерикальной элите Ирана явно испугалась возможных последствий подобного развития ситуации в ИРИ и, сменив исполнительную власть, скорректировала курс. С этой коррекцией связано усиление влияния религиозно-идеологических аспектов на внутреннюю и внешнюю политику ИРИ и, соответственно, ужесточение деятельности Тегерана по всему спектру международных отношений.

Налицо ренессанс практики начального периода исламской революции в Иране. Причем на новом витке развития Исламской Республики, характеризуемом достижением страной достаточно высокого уровня финансово-экономического и военного потенциала.

Данная специфика иранской политики наглядно проявилась после смены вех в Тегеране в результате прихода к власти радикальных фундаменталистов во главе с президентом ИРИ Махмудом Ахмадинежадом, представляющих интересы социально-политических групп, являющихся ярыми сторонниками развития как самого Ирана, так и всего мирового сообщества строго в соответствии с заветами аятоллы Хомейни. Недаром приход к власти президента Ахмадинежада многие, в том числе и он сам, называют началом Второй исламской революции (1).

Сегодня ИРИ стала эпицентром мировых баталий: политико-дипломатических (иранское ядерное досье), идеолого-пропагандистских (жесточайшая антиизраильская кампания) и, к сожалению, реальных кровопролитных (новая ближневосточная война). Причем на всех этих направлениях Иран осуществляет активную деятельность, нацеленную на эскалацию напряженности. Этот «антидетант», как полагают в Тегеране, способствует укреплению позиций Ирана в мусульманском мире и выводит страну в лидеры борьбы против американского империализма и израильского сионизма.

Подобная политика служит одним из направлений деятельности нынешнего руководства ИРИ по достижению главной стратегической цели – превращению страны в супердержаву региона.

Сегодня Иран является, пожалуй, единственной страной, не признающей право Государства Израиль на существование. Естественно, что чрезвычайно радикальная позиция ИРИ по этому вопросу вытекает из самой сущности учения лидера исламской революции и основателя ИРИ аятоллы Хомейни. Продолжая антиизраильскую линию Хомейни в Ближневосточном регионе, эту позицию неоднократно подтверждали нынешние иранские политики, в том числе и президент ИРИ Ахмадинежад, который в своих антиизраильских заявлениях был даже более радикален, чем сам аятолла Хомейни. Чего стоит только один его призыв стереть Израиль с политической карты мира. На этой константе держится все палестинское направление ближневосточной политики Тегерана.

Совершенно ясно, что, занимая такую радикальную позицию, Тегеран не может не выступать против любого сближения палестинцев и израильтян в вопросах разрешения этой важнейшей проблемы. Несколько месяцев назад официальный представитель МИДа Ирана Хамид Реза Ассефи заявил, что не видит варианта мирного урегулирования ближневосточного кризиса.

«Политика Израиля основана на создании напряженности и кризисных ситуаций, поэтому нельзя даже предположить, что сионистский режим и Палестина достигнут мира, это не реально», — заявил г-н Ассефи. По его мнению, «никакой связи между урегулированием ближневосточного кризиса и непризнанием Ираном Израиля как государства не существует». При этом он особо подчеркнул, что «Исламская Республика в любом случае никогда не признает Израиль, и это наше дипломатическое право» (2).

Кроме Израиля действующая ныне военно-политическая доктрина в ранг врагов ИРИ зачисляет так называемые неправильные мусульманские режимы, которые, «перенеся опыт Запада на мусульманскую почву, предают ислам, превращаются в вероотступников и пособников империализма». Об этом неоднократно говорил имам Хомейни, и это положение закреплено в его Завещании. В нем, в частности, сказано: «Мусульманские народы и угнетенные всего мира чувствуют свое превосходство, ибо их враги — король Иордании Хусейн (постоянно обращающийся за чужой поддержкой), король Марокко Хасан, президент Египта Хосни Мубарак, следующие курсу Израиля, — преступники, которые готовы на любую измену своим народам, чтобы услужить Америке и Израилю» (3).

Поэтому совершенно естественно, что Тегеран не может поддержать ни одну мусульманскую страну, ни одну организацию или группировку, которая пойдет на соглашение с Израилем. Все они автоматически зачисляются в список врагов Ирана. По этой причине сегодня у ИРИ практически нет настоящих союзников среди арабских государств, кроме, быть может, алавитской Сирии, которая, кстати, не так радикальна по отношению к Израилю, как Иран.

Именно исходя из этих соображений, Тегеран поддерживает самые экстремистские военно-политические группировки на юге Ливана и в Палестине, прежде всего шиитскую «Хизбаллу» и суннитский ХАМАС. Эта поддержка возросла особенно сейчас, когда к власти в ПНА пришла ХАМАС, известная своей террористической деятельностью. Но главное, что объединяет ИРИ, «Хизбаллу» и ХАМАС, – это отказ Израилю — стране – члену ООН и десятка других международных организаций, имеющему дипломатические отношения с подавляющем большинством стран мира, в праве на существование.

Нет сомнений, что Иран, основываясь на идеолого-политическом единстве в первую очередь с «Хизбаллой» активно использует радикальные, террористические антиизраильские группировки в качестве инструмента своего влияния в регионе.

Основная роль в проведении политики ИРИ на Ближнем Востоке, в том числе и с использованием «Хизбаллы», отводится Корпусу стражей исламской революции (КСИР). Корпус, входящий в регулярные Вооруженные силы Ирана (ВС ИРИ) в качестве одного из двух компонентов — Армия и КСИР, — помимо чисто военной функции выполняет и многие другие. Причем эти «другие» зачастую играют более приоритетную роль во внешней и внутренней политике ИРИ.

Особое место в системе КСИР занимают силы специального назначения «Кодс». «Кодс» (от Аль-Кудс — одно из арабских названий Иерусалима) непосредственно обеспечивает иранские интересы за рубежом с использованием специфических методов. Деятельностью «Кодс» руководит главнокомандующий КСИР. В силах «Кодс» есть девять управлений: по Турции и Закавказью; по Ираку; по Ливану; по Центральной Азии, СНГ, Пакистану, Индии, Афганистану; по Северной Африке; по Центральной и Южной Африке; по Европе, Северной и Южной Америке; по странам Персидского залива; по специальным операциям (4). Примечательно, что Ливан, так же как и Ирак, выделен в самостоятельное подразделение, что свидетельствует о том значении, которое придают этим странам в Тегеране.

«Кодс» выполняет стратегические разведывательно-диверсионные функции. В частности, эта организация отбирает наиболее преданных делу исламской революции иранцев, готовит из них оперативных работников внешней разведки. После прохождения специальной подготовки они работают за границей под легальным прикрытием или в качестве нелегалов. Кроме самостоятельного непосредственного ведения разведки, сотрудники «Кодс» за рубежом создают агентурную сеть путем вербовки местных исламистов, прежде всего в иранской диаспоре стран Европы, Северной и Южной Америки, Азии и Африки.

В странах, где укоренен шиизм, эта иранская спецслужба опирается на сеть местных мечетей, медресе, культурных и благотворительных организаций (5). Помимо этого «Кодс» осуществляет контроль и координацию деятельности проиранских шиитских организаций, в первую очередь своей главной силы — группировки «Хизбалла» (6).

Организация «Хизбалла» появилась на свет после победы исламской революции в Иране. И это неслучайно. Новое исламское государство — ИРИ — сразу же с момента возникновения заявило о своей бескомпромиссной борьбе против Израиля и США. Для этого Тегерану необходимо было иметь эффективное орудие. Таким орудием была призвана стать шиитская военно-политическая организация «Хизбалла».

При создании «Хизбаллы» основной частью ее политико-идеологического базиса был определен джихад, направленный против сионизма и империализма. Цель организации, как записано в ее программе, — уничтожение Израиля, установление исламского контроля над Иерусалимом, создание в Ливане исламского государства по образцу Ирана. Идеологией новой организации стала идеология «хомейнизма».

Как справедливо отметил генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров, «шиитская радикальная группировка «Хизбалла», по сути, является в Ливане прототипом иранского Корпуса стражей исламской революции… Идеологическая основа и мотивация действий «Хизбаллы» построены на идеях имама Хомейни. Иран с 1982 года, со дня создания этой группировки, по настоящее время морально и материально поддерживал «Хизбаллу». Для «Хизбаллы» лучшей моделью исламского правления служит иранская модель управления государством. Поэтому высшим авторитетом для «Хизбаллы» на сегодня является не ливанское правительство, а иранское руководство» (7).

Совершенно правильная констатация факта. Схожесть «Хизбаллы» с КСИРом заключается также и в том, что эти две организации представляют собой в своих странах как бы государства в государстве. Несмотря на то, что Корпус, как уже было сказано, является частью Вооруженных сил ИРИ, он вне армейских функций (а их гораздо больше, чем армейских) не подотчетен руководству ВС.

Главнокомандующий КСИР подчиняется напрямую Верховному лидеру страны. Поэтому зачастую Корпус проводит самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, которая может не соответствовать курсу кабинета министров или даже президента (второго государственного лица в политической иерархии ИРИ после Верховного лидера). Поэтому 16 лет реформ после смерти Хомейни не затронули сути КСИР как оплота радикального «хомейнизма». Он был, есть и, по всей вероятности, будет главной ударной силой радикальных иранских шиитов. Аналогично «Хизбалле», организации ливанских шиитов, имеющей своих представителей в законодательном и исполнительном органах Ливана, которая, тем не менее, руководствуется исключительно приказами и распоряжениями своих лидеров (а точнее, Верховного лидера ИРИ).

В этой связи премьер-министр Ливана Фуад Синиора заявил: «Радикальная шиитская группировка «Хизбалла» создала в Ливане «государство в государстве» и должна быть разоружена» (8).

Однако при всем этом «Хизбалла» не является самостоятельной, независимой национальной ливанской организацией. Она – «часть иранской государственной структуры. Иран видит в «Хизбалле» один из оплотов своей стратегической безопасности. «Хизбалла» — первая линия обороны против Израиля и Запада» (9). Как заявил в своем интервью один из основателей «Хизбаллы» Субхи Аль-Туфейли, «Хизбалла» руководствуется принципом «велайяте-факих», а это значит — наш вождь Али Хаменеи [Верховный лидер Ирана]» (10).

Усиливая с помощью Ирана свое влияние в Ливане, Сирии, во всем регионе, «Хизбалла» превратилась в базу вербовки, подготовки, обучения иранской и арабской агентуры для проведения активных мероприятий в регионе с целью дестабилизации там внутриполитической обстановки и создания условий для начала исламских революций. Эта деятельность осуществляется путем партизанской войны, террора, а также саботажа, покушений на видных политических и государственных деятелей, проведения диверсий, захвата заложников, инициирования беспорядков и т.д.

По данным корпорации RAND, до 2005 года боевики «Хизбаллы» совершили 180 террористических атак. В их числе взрывы бомб, обстрелы, угоны самолетов, убийства и пр. «Хизбалла» несколько раз совершала нападения на американских граждан. Вероятно, наиболее известными терактами стали взрыв посольства Израиля в Буэнос-Айресе (1992 год) и взрыв там же Еврейского культурного центра (1994 год) (11).

Кстати, то, что «Хизбалла» использует в своей деятельности террористические методы, подтвердил и начальник Управления по борьбе с международным терроризмом ФСБ России генерал-майор Юрий Сапунов: «Мы знаем, что эти организации [«Хизбалла» и ХАМАС] используют террористические методы, и учитываем это» (12). (Хотя официально в России эти группировки не признаны террористическими). Часто отряды «Хизбаллы» вели прямые боевые действия подобно кадровым вооруженным силам. Это мы можем наблюдать и сегодня в Ливане на израильско-«хизбаллинском» фронте.

Необходимо отметить, что использование боевиков-смертников для осуществления террористических актов было своеобразным ноу-хау «Хизбаллы». Появление боевиков-самоубийц начинает свой отсчет с 1983 года.

Тогда в Ливане члены шиитской организации «Хизбалла» садились за руль грузовиков, начиненных тоннами взрывчатки, и направляли их на казармы американских и французских войск в Бейруте. Эти теракты стали причиной вывода из Ливана воинских контингентов США, Франции, Великобритании и Италии. Эффект, достигнутый террористами, вдохновил их на новые «подвиги». За этими атаками последовали другие (13).

«Хизбалла» продолжает оставаться своеобразным иранским плацдармом на широком поле сложнейших взаимоотношений в многоугольнике: Израиль – Ливан – Палестина – Сирия – Иран.

По оценкам специалистов, военная организация «Хизбалла» насчитывает до 5 тыс. человек. Из них 500-1000 человек входят в состав элитных подразделений(14). По некоторым другим данным, численность «Хизбаллы» достигает порядка 20 тыс. человек (15). Спецслужбы Израиля считают, что «Хизбалла» – самая мощная террористическая организация в мире. Ее вооруженные отряды в Ливане насчитывают 10 моторизованных и 6 пехотных батальонов по 250 человек, еще 5 тыс. человек – обученный резерв (16).

Основная ударная мощь «Хизбаллы» представлена реактивными системами и ракетным оружием. На вооружении имеется более 250 установок реактивных систем залпового огня (РСЗО) и к ним, как заявлял в мае 2005 года ее лидер шейх Хасан Насралла, 12 тысяч снарядов РСЗО калибра 122, 240 и 330 мм (17). При этом наибольшую опасность для Израиля представляют поступающие из Ирана современные дальнобойные системы залпового огня российского и иранского производства. Израильтяне полагают, что «Хизбалла» обладает не менее чем пятью батареями таких установок, способными обстреливать не только Хайфу, но и все населенные пункты израильской Галилеи (18).

Иран практически с момента зарождения «Хизбаллы» приступил к организации, по сути, ракетных войск этой группировки. Так, в 1985 году КСИР сформировал ракетное подразделение «Хизбаллы», личный состав которого прошел подготовку в Ливане на военной базе «Шейх Убейдалла» в долине Бекаа. В последние годы КСИР создал в Южном Ливане 20 постоянных стационарных ракетных и РСЗО баз вдоль ливано-израильской границы. Кроме того, ксировцы оснастили «Хизбаллу» мобильными пусковыми установками, смонтированными на грузовиках средней грузоподъемности, с которых можно осуществлять запуск.

С 1992 по 2005 годы «Хизбалла» получила около 11500 ракет и реактивных снарядов залпового огня (что подтверждает заявление шейха Насраллы), 400 артиллерийских систем различного назначения, реактивные снаряды «Ареш», «Нури», Хадид». В 2005 году «Хизбалле» были переданы большая партия ракет «Огаб» с 333-мм боеголовкой, огромный запас переносных зенитных ракетных комплексов SAM-7, а также противокорабельных ракет С-802 дальностью действия 120 км.

Сегодня «Хизбалла» обладает четырьмя типами ракет «земля – земля»: «Фаджер» дальностью 100 км, «Иран-130» дальностью 90-110 км, «Шахин» дальностью 150 км, 335 мм реактивными снарядами дальностью 150 км (19). Есть данные, что боевики располагают оперативно-тактическим ракетным комплексом «Зельзал-1» («Zelzal-1») иранского производства дальностью до 200 км (20).

Помимо этих систем вооружения в арсенале «Хизбаллы» имеются орудия ствольной артиллерии, минометы, противотанковые реактивные комплексы (ПТРК) «Малютка» и «Фагот», безоткатные орудия, переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК), зенитные установки, а также беспилотные летательные аппараты (БЛА).

Боевики «Хизбаллы» имеют в своем распоряжении разнообразное и многочисленное стрелковое оружие, большое количество мин, радиоуправляемые фугасы и др. Кроме того, организация имеет РЛС для отслеживания кораблей и катеров ВМС Израиля. Создано подразделение морских «коммандос». В 2004 году Иран передал «Хизбалле» 8 БЛА типа «Мухаджир-4», имеющих дальность полета 24 км (21). Все это оружие российского, иранского и китайского производства, полученное от Ирана и Сирии. Именно эти две страны стоят за спиной «Хизбаллы».

Таким образом, как считают военные специалисты (22), отряды «Хизбаллы» представляют собой хорошо обученные подразделения, обладающие возможностями использования современных средств вооруженной борьбы. Имея большой опыт войны с Израилем, они компетентно используют тактику партизанской борьбы.

Безусловно, значительным фактором, повышающим боеспособность отрядов «Хизбаллы», является наличие в их рядах иранских профессиональных военных. Иранские военнослужащие, прежде всего офицеры КСИР, появились в Ливане в первой половине 80-х годов. С 1985 года их штаб-квартирой стала база «Шейх Убейдалла» в долине Бекаа. Тогда на этой базе служили около 2000 ксировцев.

В 1989 году, когда гражданская война в Ливане закончилась, большая часть ксировцев покинули эту страну. Однако там остались лучшие инструкторы, которые на ливанской территории подготовили порядка 150-250 боевиков «Хизбаллы».

После ухода большинства ксировцев из Ливана специальные лагеря для подготовки боевиков «Хизбаллы» были организованы в самом Иране. Через них прошли и получили подготовку более 3000 человек. Курсы включали такие дисциплины, как ведение партизанской войны, наведение и запуск ракет и реактивных снарядов залпового огня, использование артиллерийских систем, управление беспилотными летательными аппаратами, ведение боевых действий на море, управление скоростными моторными лодками, ведение обычных боевых действий. В последние три года была даже осуществлена подготовка 50 пилотов. Ксировские лагеря для «Хизбаллы» функционируют сегодня в Тегеране, Исфагане, Мешхеде и Ахвазе (23)

По имеющимся данным, в настоящее время в Ливане действуют 70 иранских инструкторов, советников, экспертов и технических специалистов, а также 60 военнослужащих подразделений «Файлаг Кодс», переброшенных из Ирака. Все они осуществляют помощь боевикам и руководство на местах, прежде всего в ракетных подразделениях «Хизбаллы». Кроме того, на израильском фронте действует группа секретного спецподразделения КСИР (по всей вероятности – «Кодс»), состоящая из 20 офицеров, которые, используя самые совершенные методы, ведут разведку боевых порядков израильских войск на поле боя, а также определяют цели в Израиле для поражения ракетным оружием (24).

Информационное агентство Debka со ссылкой на свои военные источники уточнило, что ракетными обстрелами Израиля руководит объединенный штаб, состоящий из офицеров «Хизбаллы», Сирии и Ирана, расположенный на тыловой базе 10-й сирийской дивизии в сирийском городе Аз-Забдани (Az Zabdani), недалеко от сирийско-ливанской границы. Этот штаб напрямую подчиняется руководству сирийской военной разведки и координирует действия с разведкой иранского Корпуса стражей исламской революции. Возглавляет объединенный штаб сирийский генерал, командующий одной из бригад ракет класса «земля-земля», в штаб поступают оперативные разведданные о целях в Израиле и передвижении сил ЦАХАЛа, полученные Сирией. Этот штаб подчиняется военно-разведывательной комендатуре в Дамаске, в которой заседают члены иранских стражей революции.

Сирийско-иранский штаб обеспечивает поставку ракет и пусковых установок, определяет цели, момент и темп обстрелов. Для поставки ракет из Сирии в Ливан используются горные тропы контрабандистов на высоте 2000-2500 метров, груз перевозится на мулах и ослах (25).

Debka также пишет, что Иран в последнее время «вытащил из рукава» свое секретное оружие – «серого кардинала» «Хизбаллы» Имада Мугние, который был назначен главнокомандующим и который подчиняется не Хасану Насралле, а напрямую Верховному лидеру Ирана аятолле Хаменеи, а через него – генералу Рахиму Сафави, командующему иранскими стражами революции. На него возложена задача - не допустить сдачи южного Ливана в руки Израиля.

После гибели Мусаба Аль-Заркауи связанный с «Аль-Каидой» Имад Мугние считается – в том числе на Западе – ведущим военным специалистом, состоящим на службе у международного исламского терроризма. Он пользуется доверием не только аятоллы Хаменеи, но и Усамы бен Ладена. Доверенное лицо аятоллы Хаменеи и бен Ладена командует «Хизбаллой» (26).

Поэтому не вызывает сомнений, что недавний ракетный удар «Хизбаллы» по израильскому корвету не мог обойтись без иранских военных специалистов. Ведь применение высокотехнологичных систем РЛС для поиска, обнаружения морских целей, а также наведение и управление не менее технологичными ракетными комплексами С-802 требует высококвалифицированных военных профессионалов – ракетчиков. И вряд ли ими были боевики «Хизбаллы», а не представители иранских вооруженных сил, которые и оснащены С-802.

Благодаря сотням иранских военных инженеров и техников, действовавших под «крышей» дипломатических и других гражданских представительств ИРИ в Ливане, «Хизбалле» удалось построить систему подземных фортификационных сооружений, в том числе 25-километровый туннель, а также многочисленные подземные бункеры, укрытия, склады и хранилища в долине Бекаа. Там же создан Центральный командный пункт, на котором работают офицеры КСИР и боевики «Хизбаллы» (27).

Не будем забывать и об иранских «добровольцах», которые, пройдя курсы специального обучения, готовы вступить в войну с Израилем на стороне «Хизбаллы». (Слово «добровольцы» взято в кавычки, поскольку известно, как власти тоталитарных государств организуют добровольческое движение в своих собственных интересах). Их численность, по данным иностранной прессы, достигает 55 тысяч человек (28). Иранское информационное агентство Фарда со ссылкой на Iranian Labor News Agency (ILNA) сообщило, что «Хизбалла» и Иран рекрутировали около 2500 бойцов-смертников, которые ожидают команды Высшего лидера ИРИ Али Хаменеи, чтобы отправиться в Ливан (29). При этом «будто бы 27 террористов-смертников уже находятся на пути в Ливан» (30).

Как уже стало ясно из вышесказанного, главным и наиболее тесным союзником организации «Хизбалла» с момента ее основания является ИРИ. Иранская помощь шиитским экстремистам носит всеобъемлющий характер: финансирование, дипломатическая и политическая поддержка, подготовка идеологических и военных кадров, поставки вооружения, военной техники, боеприпасов и снаряжения, гуманитарные поставки. Вместе с тем отметим, что к началу нового столетия ежегодная финансовая помощь «Хизбалле» сократилась с 60-100 до 30 млн долларов. Однако ненадолго. После ухода из Южного Ливана израильтян в 2000 году деятельность Ирана по укреплению там позиций «Хизбаллы» резко активизировалась. Об этом свидетельствует рост численности боевиков организации: с 500 человек в 2000 году до 5 тыс. в 2006-м. Это потребовало и увеличения финансирования. Уже в 2003-2004 годах оно достигло рекордных 200 млн долларов в год (31). Сейчас, по мнению наблюдателей, денежные средства, поступающие из Ирана «Хизболле», составляют порядка 100 млн долларов в год (32).

Кроме того, «Хизбалла» - главный производитель наркотиков в Ливане. Ее лидерам принадлежат не только маковые поля в разных районах Ливана, но и многочисленные цеха по переработке плодов этого растения в героин, гашиш, опиум. В упакованном виде произведенные наркотики отправляются в Европу, Северную и Южную Америку. По некоторым данным, производство и торговля наркотиками находятся под личным контролем видного деятеля «Хизбаллы», министра сельского хозяйства Ливана Али Абдуллы. Благодаря наркотикам «Хизбалла» зарабатывает еще 100-120 млн долларов (33).

Иранские деньги идут и на конкретные операции «Хизбаллы». Так, чиновник Палестинской национальной администрации процитировал перехват электронной почты с банковскими документами, которые свидетельствуют, что «Хизбалла» увеличила непосредственные выплаты террористам. «Теперь они готовы платить по 100 тысяч долларов за проведенную операцию, тогда как ранее эта сумма составляла 20 тысяч, а впоследствии — 50 тысяч долларов» (34).

В последние годы, по словам главы разведки Израиля Юваля Дискина, «Иран израсходовал на подготовку «Хизбаллы» к войне сотни миллионов долларов» (35). Недавняя история показывает, что Иран в своих подходах к вопросам финансирования подобных группировок, как правило, ориентируется на результат. Тегеран всегда платил «Хизбалле», исходя из ее успехов по подготовке террористических групп, причем не только подчиненных непосредственно «Хизбалле». Часто эта организация выступает финансовым посредником между Тегераном и другими террористическими группировками. Так, она, используя иранские деньги, в середине 90-х годов финансировала ХАМАС и «Исламский джихад», ФАТХ и «Танзим», причем исключительно пропорционально террористической активности их боевиков (36). Показательно, что денежные вливания увеличиваются, когда группировки боевиков успешно выполняют задания, и напротив, уменьшаются в случае неудач или отмены операций.

Надо отметить, что «Хизбалла», в отличие от других организаций подобного типа, находится в привилегированном положении. Ей не приходится заботиться об источниках финансирования, отмывании денег и других, связанных с этими сложными процессами делах. Щедрость Ирана (и наркотики) предоставляет «Хизбалле» значительный и постоянный поток надежного финансирования (37).

Следует согласиться с российским исследователем А.М. Вартаняном, который констатирует, что «особенностью нынешнего этапа истории отношений Иран – «Хизбалла», который начался с приходом к власти г-на Ахмадинежада, является прежде всего их легализация. Если до недавнего времени взаимодействие Тегерана с «Хизбаллой» ограничивалось негласными контактами и никогда не афишировалось, то после президентских выборов в Иране в июле 2005 года взаимодействие между Тегераном и «Хизбаллой» вышло на новый уровень. В развитие процесса политизации «Хизбаллы» Тегеран впервые перевел отношения с этой группировкой из разряда «подпольных связей» по каналам иранских спецслужб (обмен информацией и разведданными, поставка вооружения и техники, финансовая подпитка) в официальный формат. Визит в Тегеран лидера «Хизбаллы» Х. Насраллы стал одним из первых зарубежных визитов в Иран при новой администрации М. Ахмадинежада. При этом Х. Насралла был принят в Иране «по высшему разряду», провел встречи и переговоры с руководством ИРИ, в том числе с президентом М. Ахмадинежадом. Такой прием был призван продемонстрировать мировому сообществу высокий политический статус ливанского гостя, поднять политическое значение возглавляемого им движения (38).

В чем причина активизации деятельности «Хизбаллы» именно сегодня? Уже многие эксперты и политологи отмечали – ядерные амбиции ИРИ. И это в определенной степени так. Тучи над иранской ядерной программой постепенно сгущались в течение всего года. Постоянные члены СБ (Россия, США, Великобритания, Франция, Китай), а также Германия (так называемая шестерка) и Европейский союз в качестве самостоятельной организации все больше сближали свои позиции по данной проблеме. Это в перспективе, безусловно, угрожало Ирану санкциями. Тегеран предпринимал все возможное, чтобы расколоть намечающее единство среди своих оппонентов, но сделать это не удавалось. Требовались более эффективные и одновременно эффектные шаги, которые перевели бы стрелки беспокойства, озабоченности и недовольства мирового сообщества на другие события. Но если этих событий не было, надо было их создать.

Долгие поиски здесь не были нужны. Уже почти 60 лет тлеющие угли арабо-израильского противостояния, как и много раз за этот период, были готовы вспыхнуть пламенем. Тем более в руках Тегерана с 1982 года находился фитиль под названием «Хизбалла». Он и был подожжен.

«Даже если вылазки «Хизбаллы» на территорию Израиля и похищение израильских солдат не планировались в Тегеране, их не было бы, если бы исполнители думали, что это несовместимо с иранской стратегией. Короче говоря, Иран пока не выбрал мир, к которому он стремится, или сделал неправильный выбор с точки зрения международной стабильности. Кризис в Ливане может стать водоразделом, если придаст дипломатии «шестерки» ощущение срочности и ноту реализма подходам Тегерана» (39).

Сначала иранская ядерная проблематика, действительно, немного ушла на второй план, уступив место ожесточенным боевым действиям между Израилем и «Хизбаллой». Но последние события показали, что Совет Безопасности ООН не убрал с повестки дня иранскую ядерную программу. Она была также в центре внимания на саммите G-8 в Санкт-Петербурге и затем на заседании СБ ООН в Нью-Йорке, где 31 июля была принята резолюция, предписывающая Ирану прекратить работы по обогащению урана до конца августа нынешнего года (в противном случае ИРИ ожидают санкции).

Однако, по всей видимости, это не смутило Тегеран. На фоне все более разгорающегося конфликта в Ливане он бросил вызов мировому сообществу, отвергнув резолюцию и заявив, что процесс обогащения урана будет ускорен.

На что рассчитывает Иран? Вновь на войну. Но только не на «свою» войну, а опять-таки на израильско-ливанскую. Ведь все прекрасно понимают, что кукловоды «Хизбаллы», спонсоры этой организации, ее вдохновители сидят в Тегеране. Лишь они, а также их сирийские коллеги могут способствовать снижению «хизбаллинской» активности. Это могучий джокер, а быть может, и не один в азартной игре, которую можно назвать иранским ядерным покером.

Как подчеркивает радио «Немецкая волна» со ссылкой на датскую газету «Информашон», «основное препятствие на пути урегулирования конфликта в Ливане – это Иран. Именно иранские аятоллы на протяжении многих лет снабжают «Хизбаллу» деньгами и оружием. Это Иран поигрывает своими мускулами, поддерживая мятежников в Ираке, ХАМАС в Палестинской автономии и «Хизбаллу» в Ливане. Тегеран хочет играть решающую роль на Ближнем Востоке и ограничить влияние Запада в регионе. Не оказав давления на Иран, невозможно разрешить конфликт в Ливане. Вот основная проблема, стоящая перед Советом Безопасности ООН» (40).

По всей вероятности, работа в этом направлении уже пошла. 7 августа посол Ирана в Москве Голам-Реза Ансари и первый заместитель министра иностранных дел России Андрей Денисов обменялись в Москве мнениями о кризисе на Ближнем Востоке и усилиях международного сообщества по прекращению кровопролитного ливано-израильского конфликта. (41). Здесь следует отметить, что, безусловно, большая война в Ливане совершенно не нужна Ирану. Тем более катастрофой для Ирана (да и для всего региона и мира) стало бы втягивание этой страны в боевые действия. Ведь, несмотря на все воинственные заявления лидеров этой страны, реально противостоять ракетно-бомбовым ударам гипотетического противника Тегеран не в состоянии. Более того, тот самый сценарий асимметричного удара со стороны Ирана, в случае нападения на него США или Израиля может не сработать. Наиболее организованная и боеспособная часть иранского «чуда оружия возмездия» — «Хизбалла» — ведет кровопролитную войну в Ливане, истощая свои боевые возможности. Иранская, шиитская агентура в арабских странах Персидского залива, которая, по планам, должна вывести из строя нефтедобывающие промыслы, тоже может оказаться недостаточно эффективной. Она, безусловно, ныне оказалась под пристальным вниманием спецлужб этих стран. Ведь арабские государства совсем не заинтересованы в усилении позиций Ирана в «их Арабском заливе». Они боятся быть подчиненными иранской гегемонии, прежде всего с помощью возможно зарождающегося иранского ядерного оружия. «Умеренные прозападные арабы прекрасно понимают эту ситуацию. Именно поэтому Египет, Саудовская Аравия и Иордания сразу выступили с осуждением «Хизбаллы» и в неофициальном порядке убеждали Соединенные Штаты дать возможность Израилю расправиться с этой организацией. Они знают, что «Хизбалла» воюет за интересы Ирана не только против Израиля, но и против них…» (42).

С этим мнением отчасти солидарен заместитель директора Центра политических и стратегических исследований «Аль-Ахрам» (Каир) д-р Мохамед Эль Сайед Саид. Он, в частности, заявил, что «у арабских стран нет ни дипломатических, ни военных средств, достаточных, чтобы повлиять на события, поэтому им остается только закрыть глаза на происходящее». По его словам, «молчание арабских режимов объясняется также их давним противостоянием с радикальными группировками типа ««Хизбалла», ХАМАС, «Братьев-мусульман», которые всегда являлись источником проблем для отдельных стран и региона… Еще одно обстоятельство – это засилье шиитов, поддерживаемых Ираном. Они создают угрозу нынешней расстановке сил в Ближневосточном регионе и в мусульманском мире, где лидируют конфессии суннитского толка», – добавил д-р Саид (43).

Вся опасность ситуации заключается в том, что выпущенный на волю не без прямого или косвенного участия Ирана джинн войны вполне способен действовать, руководствуясь не желаниями той или другой стороны, а непредсказуемой логикой боевых действий, подчиняющей собой даже мирные устремления политиков. Нет сомнений, что никто в регионе не хочет большой войны. Израиль, воспользовавшись «подарком» «Хизбаллы» в виде плененных и убитых израильских солдат на своей территории и ее обстрелов, планирует разгромить отряды «Хизбаллы» и установить в Южном Ливане буферную зону, гарантирующую его безопасность.

«Хизбалла», выполняя волю третьих сил, пытается повторить политический успех своих суннитских братьев из ХАМАСа и превратиться в главную, правящую революционную силу в Ливане, несущую этой стране все блага исламской революции по образцу аятоллы Хомейни. Сирия, обескураженная и обиженная вытеснением из Ливана, стремится к реваншу, расчищая себе дорогу назад в Ливан руками, а точнее, автоматами «Хизбаллы». Иран под руководством президента Ахмадинежада, вновь поднявшего знамя мировой исламской революции, как завещал аятолла Хомейни, приступает к экспорту этой революции в соседние страны.

Однако логика джинна войны неподвластна ни Тель-Авиву, ни Бейруту, ни Дамаску, ни Тегерану. Марк Томас, директор Программы Ближнего Востока и Северной Африки Королевского института оборонных исследований всех родов войск (Лондон), полагает, что «по сути, США используют Израиль для достижения собственных целей. У США возникла уникальная возможность обуздать ядерные амбиции Тегерана, ослабить иранский режим и его влияние в регионе, уничтожив самый сильный инструмент в его руках – «Хизбаллу» (44). Поэтому продолжение и расширение боевых действий, вовлечение в них соседних государств чревато вмешательством Соединенных Штатов. Прежде всего, против Ирана. А это уже очень большая война.

И надежд на скорое завершение военных действий все меньше. Сирия привела свои вооруженные силы в состояние полной боевой готовности. В стране прошел частичный призыв резервистов. Резко, в своем стиле, выступил президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, заявивший, что решение конфликта в Ливане «заключается в уничтожении сионистского режима». А как заявил председатель иранского парламента Голямали Хаддад Адель, выступая перед тысячами демонстрантов в Тегеране, «никто в Израиле не будет чувствовать себя в безопасности».

Эксперты уверены, что за очередным витком эскалации насилия в регионе стоит именно Тегеран. «Заинтересованный в дестабилизации Иран будет поддерживать насилие до тех пор, пока не получит собственное ядерное оружие. Только после этого Тегеран приступит к выстраиванию новой системы безопасности в регионе», — утверждает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский (45).

Как пишет старейшина международной дипломатии Генри Киссинджер, «если Тегеран будет настаивать на сочетании персидской имперской традиции с современным исламским пылом, столкновение с Америкой, да и с другими участниками «шестерки» неизбежно. Просто нельзя позволять Ирану осуществить мечту об имперском правлении в регионе, столь важном для всего мира» (46).

Таким образом, путь к перемирию в Ливане и Палестине лежит через Тегеран. Как говорит Генри Киссинджер, переговоры должны выйти за рамки ядерной угрозы и затронуть более широкий круг вопросов (47).

Действительно, на нынешнем этапе истории международному сообществу необходимо увеличить сферу переговорной тематики с Ираном и обсуждать не только очень важную, ключевую ядерную программу, но и весь спектр взаимоотношений с ИРИ, включая, быть может, и философскую составляющую, в частности «диалог цивилизаций», единство человеческой цивилизации, будущее человечества.

1.MEMRI Inquiry & Analysis No. 253, “The ‘Second Islamic Revolution’ in Iran: Power Struggle at the Top,” by A.Savyon, November 17, 2005: http://memri.org/bin/articles.cgi?Page=archives&Area=ia&ID=IA25305
2.Российское информационное агентство (РИА) «Новости», 17 апреля 2005.
3.Цитируется по: Имам Хомейни. Путь к свободе. Речи и завещание. - Второе издание. М.: Изд. Палея-Мишин, 1999.
4.Сергей Тарабрин. Религия как источник конфликта. Кто занимается распространением исламской идеологии? - Независимое военное обозрение 30.08.2002.
5.Марк Штейнберг. Три армии одной страны. - Независимое военное обозрение 04.07.2003.
6.«Хизбалла» («Партия Бога»). Название движения буквально переводится с арабского языка как партия Аллаха (коранический термин, антипод партии сатаны, т.е. врагов ислама). Другие названия: «Исламский джихад», «Организация исламского джихада», «Организация революционного правосудия», «Организация угнетенных на Земле», «Исламский джихад за освобождение Палестины», «Организация правоверных против неверных», «Ансар аллах», «Последователи пророка Мохаммада». «Хизбалла» — группировка, образованная в Ливане в 1982 г. во время израильского вторжения в Ливан, является объединением радикальных шиитских групп и организаций, разделяющих идеи лидера иранской революции аятоллы Хомейни, прежде всего его непримиримость к «сионистскому образованию» — Израилю и установку на вооруженную борьбу против него до полного освобождения Палестины. Иран был одним из спонсоров и организаторов «Хизбаллы». С конца 1982 г. военнослужащие КСИР принимали непосредственное участие в формировании отрядов «Хизбаллы» и осуществляли всесторонне обеспечение их деятельности — военно-политическое, идеолого-пропагандистское, финансовое. Главная цель — создание в Ливане исламской республики иранского образца и удаление из этого региона всех неисламских влияний. «Хизбалла» решительно настроена против Запада и Израиля. Поддерживает тесные связи с Ираном и нередко действует по его указанию, но не исключено проведение ею операций без согласования с Тегераном. Духовным лидером движения является шейх Мухаммед Хусейн Фадлалла, аятолла, главный муджтахид (знаток шариатских законов) шиитской общины Ливана. Генеральным секретарем движения в настоящее время является Хасан Насралла (в начале 80-х гг. полномочный представитель шиитского движения «Амаль» в долине Бекаа, порвавший с этим движением и перешедший в «Хизбаллу» со своими многочисленными сторонниками). «Хизбалла» создала свои ячейки в Европе, Африке, Южной Америке, Северной Америке и других регионах. На всем протяжении 80 - 90-х гг. «Хизбалла» вела непрерывную партизанскую войну против израильских войск на оккупированном юге Ливана. (Цитируется по сайту: http://www.religio.ru/dosje/21/93_print.html, Источник: ICT - Terrorism & Counter-Terrorism).
7.РИА «Новости», 31.07.2006
8.Информационное агентство Интерфакс, 20.07.2006.
9.Al-Sharq Al-Awsat (London), May 11, 2006
10.Former Hizbullah Secretary-General Subhi Al-Tufeili Criticizes Hizbullah for Its Relations with Iran and Says Iran Brought America into Iraq to Topple Saddam. Memri TV monitor project Clip No. 1132. 5/4/2006. http://www.memritv.org/search.asp?ACT=s9&P1=1132
11.Партия Бога. Washington ProFile, 01.08.2006. /http://www.americaru.com/news/16697
12.Российская газета 28.07.2006
13.Владимир Иванов. Террористы-смертники наступают. - Независимая газета, 01.04.2005.
14.В.П. Юрченко. Две недели войны в Ливане: некоторые предварительные итоги (военные аспекты). Сайт Института Ближнего Востока. http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/00-07-06.htm.
15.Евгений Шестаков. Разрывная политика. - Российская газета, 29.03.2005
16.Вадим Соловьев, Виктор Мясников. Из Средиземноморья повеяло третьей мировой. - Независимое военное обозрение, 27.07.2006.
17.Там же.
18.Захар Гельман. Политику силой оружия проводит в Ливане движение «Хизбалла». - Российская газета, 25.07. 2006
19.Al-Sharq Al-Awsat (London), July 16, 2006.
20.Вадим Соловьев, Виктор Мясников. Из Средиземноморья повеяло третьей мировой. - Независимое военное обозрение, 27.07.2006
21.В.П. Юрченко. Две недели войны в Ливане: некоторые предварительные итоги (военные аспекты). Сайт Института Ближнего Востока. http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/00-07-06.htm
22.В.П. Юрченко. Две недели войны в Ливане: некоторые предварительные итоги (военные аспекты).
23. Al-Sharq Al-Awsat (London), July 29, 2006, http://www.asharqalawsat.com/print/default.asp?did=375420.
24.Al-Sharq Al-Awsat (London), July 16, 2006.
25.Обстрелами Израиля руководит сирийско-иранский штаб. http://www.sem40.ru/lenta/news-dir/152925.html
26.7-й Канал. 07.08.2006. http://www.sedmoycanal.com/news.php3?view=print&id=211922
27.Al-Sharq Al-Awsat (London), July 29, 2006, http://www.asharqalawsat.com/print/default.asp?did=375420
28.Подробности, 24.07.2006. http://www.podrobnosti.com.ua/accidents/warandterror/2006/07/24/333140.html
29.Farda News Agency (Iran), July 25, 2006, http://fardanews.com/show/?id=22540
30.Подробности, 24.07.2006. http://www.podrobnosti.com.ua/accidents/warandterror/2006/07/24/333140.html
31.Scott Wilson. «Lebanese Wary of a Rising Hezbollah». - The Washington Post, December 20, 2004.
32.Захар Гельман. Политику силой оружия проводит в Ливане движение «Хизбалла».- Российская газета, 25.07. 2006 .
33.Там же.
34.«PA officials say Hezbollah is trying to disrupt cease-fire». - Reuters and Haaretz Service, February 9, 2005.
35.Подробности, 24.07.2006. http://www.podrobnosti.com.ua/accidents/warandterror/2006/07/24/333140.html
36.Susan Weinstein et al v. «The Islamic Republic of Iran et al», United States District Court for the District of Columbia, Civil Action No. 00-2601 (RCL), February 6, 2002
37.Matthew Levitt. «Iran: Foremost State Sponsor of Terror», February 16, 2005.
38.А.М.Вартанян. Иран и «Хизбалла»: точки соприкосновения. Институт Ближнего Востока. http://www.iimes.ru/rus/frame_stat.html
39.Henry A. Kissinger The Next Steps With Iran.Negotiations Must Go Beyond the Nuclear Threat to Broader Issues. The Washington Post. 31.07.2006. http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2006/07/30/AR2006073000546.html
40.Радио «Немецкая волна» http://www.dw-world.de/dw/article/0,,2124475,00.html?maca=rus-yandex_new_comments-325-xml
41.Информационное агентство REGNUM. 07.08.2006
42.Чарльз Краутхаммер. Сможет ли победа Хизбаллы испортить взаимоотношения США и Израиля? 06.08.2006. http://rjews.net/maof/article.php3?id=12426&type=s&sid=13
43.Иван Грошков. Ливаном можно пожертвовать. НГ.21.07.2006
44.Независимая газета. 28.07.2006
45.РИА «Новости». www.rian.ru на основе информации Агентства РИА Новости и других источников 07/08/2006
46.Henry A. Kissinger The Next Steps With Iran.Negotiations Must Go Beyond the Nuclear Threat to Broader Issues. The Washington Post. 31.07.2006. http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2006/07/30/AR2006073000546.html
47.Там же.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03453 sec