Саммит министров иностранных дел ЛАГ в Бейруте: саудовская позиция

09 августа 2006
Г.Г.Косач

7 августа 2006 г. в ливанской столице открылась давно ожидавшаяся сессия министров иностранных дел Лиги арабских государств. Естественно, что она была посвящена нынешнему развитию ситуации вокруг Ливана. Едва ли не максимум усилий для того, чтобы это событие, наконец-то, состоялось, приложили Саудовская Аравия и Египет.

Выступление в ходе этой сессии министра иностранных дел саудовского королевства Сауда Аль-Фейсала было наиболее ярким подтверждением стремления этой страны играть наиболее конструктивную роль в процессе урегулирования в новой кризисной точке ближневосточного региона.

Итак, основные положения выступления С. Аль-Фейсала.

Ливан, по его мнению, представляет «цивилизованное лицо арабского мира, лицо свободы, плюрализма и братского сосуществования между представителями различных религий и вероучений». Иными словами, речь идет о стране, представляющей собой некую копию религиозного и политического многообразия арабского мира. Эта страна должна быть сохранена «как единый Ливан, объединяющий все населяющие его конфессиональные и этнические группы».

Эта страна – «одно из государств-основателей ЛАГ», «слишком много страдавшая во имя общеарабских проблем», должна «перестать быть, вне зависимости от устремлений кого бы то ни было, полем региональной и международной конфронтации».

Арабское единство как лозунг деятельности ЛАГ? Вне сомнения, но лозунг, понимаемый как цивилизационное и политическое многообразие арабского мира, не только не допускающее вмешательства в его дела внешних сил (естественно, что под этими силами понимается, в первую очередь, Иран), но и требующий того, к чему призывали основополагающие документы ЛАГ, в частности, ее Устав, заявлявший о недопустимости действий государств-членов Лиги, направленных на изменение политического строя в какой-либо стране-участнице этой региональной организации.

Более того, этот лозунг обращен и к внешнему миру, - арабское сообщество может меняться (залогом тому его внутреннее разнообразие), оно может идти по пути все большего обретения черт цивилизованного и демократического региона.

С. Аль-Фейсал был предельно откровенен, - «арабские государства последовательно теряли способность выработки общенационального решения, когда общенациональные интересы подменялись участием в региональных и групповых конфликтах». Ливан – лишь один из примеров развития событий в этом направлении.

Но ему предшествовали и примеры прошлых лет, когда «третьи силы могли убеждать арабов в том, что именно они способны решить арабские проблемы». Речь может идти о «войне 1967 г.», о «первой войне в Заливе», о ситуации, «сложившейся накануне оккупации Кувейта», наконец, о «палестинской проблеме на протяжении всей ее истории». Любопытные наблюдения, как и любопытные намеки для каждого, кто знаком с событиями новейшей истории арабского региона и региона Ближнего Востока.

Но куда как существеннее другое обстоятельство, - такая постановка вопроса о развитии ближневосточных событий после окончания второй мировой войны радикально противостоит линии поведения тех стран арабского региона, которые могут рассматриваться в качестве его «маргинальной периферии», всегда остававшихся (и остающихся) заинтересованными в установлении союзнических отношений с внешними силами ради обеспечения своей региональной гегемонии.

Так вел себя насеровский Египет, Ирак, прежнее палестинское руководство, так ведет себя современная Сирия, призвавшая устами своего президента в день открытия бейрутской сессии министров иностранных дел ЛАГ к «организации всеарабского народного сопротивления израильской агрессии» и не исключившей «возможности новой войны при опоре на наших союзников».

С. Аль-Фейсал, естественно, не исключал того, что арабский мир и ЛАГ в качестве орудия его сплочения обязаны взаимодействовать с международным сообществом и многообразными акторами современных международных отношений. Он лишь призывал помнить о том, что «безрассудная опора на внешние силы, являются ли они региональными или международными, не способна помочь арабам решить их собственные национальные проблемы».

Саудовский министр подчеркивал, при этом, что такая «безоглядная опора на внешние инициативы и способы решения палестинской проблемы привела лишь к потери земли и права на эту землю», а также к тому, что Ирак «переживает сегодня чрезвычайно опасный, трагический этап, угрожающий его единству». Впрочем, как он подчеркивал, это доказывает и ситуация вокруг Ливана, являющаяся «показателем опасной ошибки, связанной с неспособностью арабов принять решение и сохранить свое единство».

Предлагал ли С. Аль-Фейсал конкретные решения, способствующие выходу из кризисной ситуации? Да, разумеется. Речь шла о том, что государства-члены ЛАГ должны в полном объеме поддержать «план из семи пунктов, предложенный ливанским правительством и поддержанный всеми ливанцами*». Этот план должен дополнить «проект резолюции (американо-французской – Г.К.), переданной на рассмотрение Организации Объединенных Наций».

Лишь на этой основе, подчеркивал саудовский министр, «в нас возникнет понимание того, что мы должны действовать совместно в интересах решения наших собственных проблем».

Совместным действиям необходимо конкретное оформление, - С. Аль-Фейсал заявил в ходе бейрутского совещания, что королевство предлагает провести чрезвычайную сессию глав государств и правительств ЛАГ в Мекке. Время ее проведения должно быть согласовано со всеми странами-участницами организации. Завершая свое выступление, саудовский министр говорил: «Мы собрались сегодня в Бейруте не для того, чтобы демонстрировать прагматические чувства и не для того, чтобы соревноваться в произнесении бесплодных речей. Мы должны сосредоточить наше внимание на том, что предлагает премьер-министр Ливана, на том, что предлагает Ливан, что он хочет, чтобы мы сделали. Мы должны объединить наши ряды для помощи страдающей стране, обеспечив ее независимость, восстановив ее суверенитет и содействовав ее восстановлению». Это был ответ на предложение сирийского министра иностранных дел В. Аль-Муаллема включить в текст заявления сессии «приветствие героизму Хизбаллы».

Итогом саудовской позиции в ходе работы сессии министров иностранных дел ЛАГ в Бейруте стала полная поддержка ее участниками ливанского плана поправок в текст проекта американо-французской резолюции по Ливану и формирование «тройки ЛАГ», которая будет действовать в Нью-Йорке в интересах реализации ливанского плана. В состав этой «тройки» войдут министры иностранных дел ОАЭ (страны-председателя нынешней сессии ЛАГ), Катара (непостоянного члена Совета Безопасности ООН) и генерального секретаря ЛАГ А. Мусы.

В нынешних условиях это максимально возможные итоги встречи, оказавшейся способной решительно нейтрализовать «радикалов» и обеспечить безусловное господство в ЛАГ государств, занимающих умеренные позиции по вопросу урегулирования региональных конфликтов.

Возникает, тем не менее, важный вопрос – что определяет нынешнюю саудовскую позицию? Естественно, что королевство заинтересовано, в первую очередь, в том, чтобы сохранить свою лидирующую роль в регионе арабо-мусульманского мира. Сегодня эту роль оспаривают другие «центры» этого регионального сообщества. Они уже упоминались, когда речь шла, в частности, об Иране. Однако поставленный вопрос имеет и другую, более существенную сторону, - а почему Саудовская Аравия так действует? Стоило бы ответить на это четко – она часть современного глобального мира, и она же стремится вписать в этот мир арабо-мусульманское сообщество.

----------
*) Как известно, ливанские поправки к этой резолюции включают, в частности, вывод израильских войск с ливанской территории, упоминание в тексте резолюции израильской оккупации ферм Шебаа в качестве условий для контроля ливанского правительства над югом страны и последующего ввода туда международных сил.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03104 sec