Ситуация в Турции: июль 2006 г.

06 августа 2006
А.А. Гурьев

В июле Анкара и Вашингтон предприняли очередную попытку преодоления существенных разногласий по вопросам, касающимся решения курдской проблемы, которая уже более трех лет оказывает серьезное негативное влияние на весь комплекс двусторонних отношений стратегических партнеров и союзников по НАТО.

В условиях резкого обострения ситуации в зоне арабо-израильского противостояния, переросшего в ливано-израильский вооруженный конфликт, Турция вновь продемонстрировала свою значимость как влиятельного игрока на региональной политической сцене.

Подтверждением этого, но в экономической сфере, можно считать открытие в Турции нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан. Актуальной для Анкары оставался и поиск приемлемого решения проблемы, связанной с иранской ядерной программой.

Несмотря на важность всех этих аспектов внешнеполитической деятельности Анкары, можно констатировать, что они находились все же «в тени» событий, обусловленных именно ливано-израильским конфликтом. Премьер-министр Турции Р.Т. Эрдоган провел серию телефонных разговоров с руководителями России, США, Великобритании, Германии, Израиля, Ливана, Египта, Ирана, Сирии, с генсеком ООН.

Глава внешнеполитического ведомства страны А. Гюль принял участие в конференции, прошедшей в Риме, по урегулированию ситуации в Ливане. Примечательно, что первоначально Турции не было в списке приглашенных на римский форум. Лишь после телефонного звонка госсекретаря США К. Райс главе дипломатического ведомства Италии Турцию внесли в список участников.

Турецкие эксперты по Ближнему Востоку обратили особое внимание на жесткую критику Израиля турецким руководством — ее степень намного превышала осуждающие выступления лидеров ряда арабских стран.

Р.Т. Эрдоган в беседе с журналистами, в частности, особо подчеркнул, что именно Израиль спровоцировал конфликт, «начало которому положило не похищение боевиками ХАМАСа израильского военнослужащего, а инцидент, связанный с гибелью палестинских детей на пляже». По словам турецкого премьера, Турция выступает за немедленное прекращение боевых действий, после чего готова рассмотреть вопрос об участии турецких военнослужащих в международных миротворческих силах.

Их формирование и дислокация должны осуществляться, считает Анкара, под эгидой ООН.

В связи с эскалацией военных действий Р.Т. Эрдоган и глава правительства Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро, как сопредседатели известной инициативы «Альянс цивилизаций», выступили с совместной декларацией, в которой резкой критике подвергнуты действия Израиля, вышедшие, по мнению лидеров двух стран, за рамки антитеррористической операции и охарактеризованные ими как чрезмерное и непропорциональное применение силы. Главы правительств Турции и Испании призвали к немедленному прекращению боевых действий и решению проблемы путем диалога и переговоров.

Арабо-израильский конфликт косвенным образом спровоцировал очередной виток обострения курдской проблемы. В политических и общественных кругах Турции, средствах массовой информации страны все чаще дискутируется вопрос о правомерности ее силового решения. Если действия Израиля в Ливане оцениваются Вашингтоном как антитеррористическая операция, то почему США всячески возражают против проведения Анкарой аналогичной акции в Северном Ираке против боевиков Курдской рабочей партии?

Для подавляющего большинства турок это вопрос риторический. Премьер-министр Турции сообщил, что по его указанию соответствующие ведомства разрабатывают такую военную операцию с целью противодействия резко активизирующейся в последнее время КРП, жертвами боевиков которой только в июле стали 15 турецких военнослужащих. Более того, 21 июля турецкий спецназ совершил пробный рейд в сопредельный с Турцией уезд Амедие в Северном Ираке, что вызвало ряд резких заявлений со стороны президента Ирака Дж. Талабани и лидера Демократической партии Курдистана (ДПК) М. Барзани, который сегодня фактически обладает всей полнотой власти в Северном Ираке.

Они подчеркнули, что попытка Турции воевать с боевиками КРП на иракской территории будет расцениваться ими как вооруженное нападение на Ирак.

По оценкам экспертов, в настоящее время на турецко-иракской границе дислоцируются около 200 тысяч турецких военнослужащих и большое количество бронетехники, переброшенной из центральных и западных районов страны. Проведения широкомасштабной операции в июле удалось избежать в результате экстренного вмешательства Вашингтона на самом высоком уровне. По предложению президента Дж. Буша начались трехсторонние переговоры с участием представителей США, Турции и Ирака. Их первым результатом можно считать заявления иракских властей о намерении закрыть представительства КРП, легально действующие в ряде городов Северного Ирака.

Вместе с тем в турецком политическом руководстве и военных кругах страны скептически расценивают эти заявления, подчеркивают нереальность жестких мер иракских курдов и их лидеров в отношении боевиков КРП.

Показательной в этом плане является беседа руководителя Национальной разведывательной организации (МИТ) Турции Э. Танера с главой правительства Северного Ирака М. Барзани. Лидер ДПК заметил в беседе с турецким представителем, что «уже прошли те времена, когда курд убивал курда».

Ситуация, складывающаяся сегодня в процессе курдского урегулирования, свидетельствует о нарастающей опасности силового варианта решения этого вопроса. А это значит, что в регионе может вспыхнуть еще один конфликт, который по своим возможным масштабам и тяжелым последствиям, по оценкам экспертов, не уступит конфликту в Ливане.

Определенному обострению ситуации в зоне конфликта в Ливане и потенциального военного противостояния в приграничных с Турцией районах Северного Ирака между регулярными частями турецких вооруженных сил и боевиками КРП способствовало заявление главы внешнеполитического ведомства США К. Райс в ходе ее ближневосточного турне о том, что «пришло время нового Ближнего Востока».

Практически одновременно журнал вооруженных сил США опубликовал карту так называемого нового Ближнего Востока, скроенного в соответствии с планами американских стратегов. Ведущие турецкие газеты перепечатали эту карту, на которой обозначен ряд стран, теряющих часть своей территории в процессе строительства нового Ближнего Востока. В частности, в число этих стран входят Иран, Сирия, Афганистан, а также Ирак и Турция. В соответствии с картой американских военных, Ирак расчленяется на три части, а двадцать вилайетов Турции отходят государству под названием Свободный Курдистан.

Заявление К. Райс и перекроенная карта Ближнего Востока вызвали тревогу и обеспокоенность в Анкаре. Ведь Турция является сопредседателем Комитета по реализации американского плана Большого Ближнего Востока. Кроме того, Анкара и Вашингтон подписали в июле Документ о стратегическом партнерстве (Stratejik Vizyon belgesi). По мнению авторитетных турецких экспертов, этот документ предоставляет американской стороне реальные возможности «пристегнуть» Турцию к процессу реализации планов США в регионе, связанных со сменой режима в ряде государств и практическим изменением их границ.

На опасность для Турции такого развития событий указал один из опытнейших турецких дипломатов, ныне заместитель генерального председателя основной оппозиционной Народно-республиканской партии Онур Оймен. Генеральный секретарь этой же партии Ахмет Кетенджи в связи с заявлением К. Райс о «новом Ближнем Востоке» отметил, что «все конфликтные ситуации и войны в регионе, в том числе военные действия в Ливане, вызваны силовым вмешательством Вашингтона. Турция должна противостоять такой стратегии США».

Силовой внешнеполитический курс Вашингтона в регионе вызвал критику и озабоченность не только в политических кругах Турции. Министр иностранных дел страны А. Гюль, комментируя высказывание главы американского внешнеполитического ведомства о «новом Ближнем Востоке», подчеркнул, что «преобразования возможны только в рамках демократических процессов и с добровольным участием проживающих в странах региона людей». «Только в этом случае будет обеспечена стабильность. Силой эти задачи решать нельзя. Сегодня очень хорошо видны результаты таких ошибочных силовых действий», — отметил турецкий министр.

В свою очередь, глава турецкого правительства Р.Т. Эрдоган 31 июля в очередном телевизионном обращении к народу уделил значительное внимание арабо-израильскому конфликту. Он назвал войну в Ливане «несправедливой, питающей и укрепляющей террор в регионе». В этой войне, заявил турецкий премьер, не будет победителя. При этом он особо подчеркнул, что никто не должен ожидать, что «Турция займет в этом конфликте позицию стороннего наблюдателя». Анкара поддержала предложение генсека организации «Исламская конференция» (ОИК) Экмеледдина Ихсаноглу о созыве в Малайзии чрезвычайного заседания этой организации по ситуации в зоне арабо-израильского конфликта.

Турция на этом заседании будет представлена делегацией во главе с премьер-министром Р.Т. Эрдоганом. Накануне в Стамбуле соберутся эксперты стран — участниц ОИК для определения объемов гуманитарной помощи и путей их доставки в Ливан.

13 июля с.г. в Турции состоялась церемония официального открытия нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан (БТД), в которой приняли участие около 650 высокопоставленных гостей. Самой многочисленной делегацией, около 400 человек, была представлена английская нефтяная компания ВР, которая владеет 30,1% акций трубопровода. Россию на церемонии открытия представлял Чрезвычайный и Полномочный посол в Турции Петр Стегний. Главными действующими лицами были президенты Турции, Азербайджана и Грузии Ахмет Недждет Сезер, Ильхам Алиев и Михаил Саакашвили, а также глава турецкого правительства Реджеп Тайип Эрдоган. Они единодушно охарактеризовали это событие как историческое и официально «запустили» БТД в эксплуатацию.

БТД — один из самых длинных нефтепроводов в мире. Проект называют «Шелковым путем XXI века». Его общая протяженность составляет 1774 километра. Самый длинный участок трубопровода в 1074 километра проходит по территории Турции. 440 километров – по территории Азербайджана и 260 километров проложены по территории Грузии. Турция, инвестировав в строительство своего участка 1,3 млрд долларов, будет ежегодно получать только за транзит нефти по своей территории 250–300 млн долларов. Грузия – 50 млн долларов. Стоимость реализации проекта в целом составляет около 4 млрд долларов. Пропускная способность трубопровода — 50 млн тонн нефти в год, что позволяет ежедневно перекачивать по трубе 1 млн баррелей нефти.

Предполагается, что на максимальную мощность нефтепровод выйдет через четыре года.

С вводом БТД в эксплуатацию Запад решил главную политическую задачу по созданию альтернативного, в обход территории России, канала транспортировки нефти из Каспийского региона, что позволяет снизить зависимость ряда добывающих стран региона от Москвы. Что касается задач в сфере экономической составляющей БТД, то здесь возникает ряд сложностей, связанных с наполняемостью трубы и обеспечением ее безопасности.

Общие извлекаемые запасы нефти месторождений Азери–Чираг–Гюнешли оценены специалистами в 890 млн тонн. Их добыча будет вестись до 2024 года. Тем не менее этих запасов недостаточно для эффективного заполнения трубы, срок эксплуатации которой определен специалистами в 40 лет. Говорить об экономической целесообразности и выгоде трубопровода можно будет только в том случае, если по нему будет перекачиваться и нефть с терминалов в Казахстане. Однако обещанные Казахстаном 10 млн тонн нефти в год также окончательно не решают проблему наполняемости трубы.

Что касается вопроса безопасности БТД, то наиболее проблемным местом с этой точки зрения является грузинский участок трубопровода. Противостояние Тбилиси с отдельными субъектами республики в любой момент может перерасти в вооруженный конфликт, чему во многом способствуют действия президента М. Саакашвили, непрогнозируемые даже его западными коллегами. Это вызывает у них раздражение, в последнее время все реже скрываемое. Определенные хлопоты в области безопасности для БТД на турецком участке могут доставить и боевики КРП, хотя они понимают, что теракт в отношении этого трубопровода будет «последней каплей», которая переполнит чашу терпения Анкары и, главное, Вашингтона. Думается, курдские боевики не решатся на шаг, который может привести к окончательному уничтожению этой организации.

Анкара же с пуском БТД решила свою основную стратегическую задачу – сделала еще один важный шаг по пути превращения Турции в важнейшую транзитную и распределяющую нефтепродукты страну. Джейхан становится одним из самых важных нефтяных портов в мире. А это значит, что возрастает стратегическая значимость Турции в мировом сообществе, будут расти капиталовложения в энергетический рынок Турции, который, по подсчетам специалистов, в ближайшие 25 лет «переварит» 130 млрд долларов иностранных инвестиций.

Этот прогноз уже сегодня подтверждается конкретными цифрами. Так, с 1993 по 2003 годы объем иностранного капитала на турецком рынке находился на уровне 1,1 млрд долларов. В 2005 году объем иностранных инвестиций в турецкую экономику составил уже 9,7 млрд долларов. А за пять месяцев нынешнего года этот показатель превысил 8,1 млрд долларов. По словам государственного министра Али Бабаджана, «это исторический уровень, который свидетельствует о росте доверия транснациональных компаний к турецкой экономике».

Что касается российско-турецких отношений, то в июле был продолжен начавшийся в апреле обмен визитами между двумя странами на высоком и самом высоком уровне. 10–12 июля Россию с официальным визитом посетил председатель парламента Турции Бюлент Арынч. Активные контакты между Москвой и Анкарой уже дали основание турецким экспертам назвать этот этап в двусторонних отношениях «медовым периодом».

В эксклюзивном интервью Российской государственной радиовещательной компании «Голос России» глава турецкого парламента особо подчеркнул, что «российско-турецкие отношения сегодня динамично развиваются на основе высокого уровня доверия между двумя странами.

Наш президент и премьер-министр находятся в продуктивном постоянном диалоге с президентом России Владимиром Путиным. Не отстают от этих контактов и российско-турецкие межпарламентские связи. В парламентах обеих стран активно работают группы турецко-российской и российско-турецкой дружбы.

Анкара полагает, что сотрудничество России и Турции в реализации международных проектов, в том числе энергетических, имеет чрезвычайную важность не только с точки зрения двусторонних отношений, но и для мира в целом. Россия обладает большим энергетическим потенциалом. Турция занимает стратегическое географическое положение для транспортировки энергоресурсов. Мы дополняем друг друга и нуждаемся друг в друге. Российско-турецкое сотрудничество становится важнейшим фактором глобальной политики».

В ходе переговоров в Москве с председателем Государственной думы Борисом Грызловым и главой Совета Федерации РФ Сергеем Мироновым парламентарии России и Турции договорились о расширении сотрудничества в Черноморском регионе, в частности, в рамках Парламентской ассамблеи организации «Черноморское экономическое сотрудничество» (ПАЧЭС).

Председатель турецкого парламента Бюлент Арынч, которого в политических кругах страны сегодня рассматривают как одного из кандидатов на пост президента (выборы состоятся в будущем году), с оптимизмом смотрит и в будущее российско-турецких отношений. В этом же интервью он уверенно констатировал, что «российско-турецкое партнерство, без сомнения, будет укрепляться». «У сотрудничества двух стран огромный потенциал. Россия и Турция – это две взлетающие птицы, которые должны лететь вместе и в одном направлении», - подчеркнул председатель парламента Турции.

Межпарламентские российско-турецкие связи являются важной составной частью всего комплекса двусторонних отношений. В этом плане визит в Россию Б. Арынча существенно оживил данное направление сотрудничества. Ведь на общем фоне динамично развивающегося многопланового партнерства двух стран именно этот аспект длительное время «оставался в тени». Достаточно отметить, что это был первый визит в Россию председателя турецкого парламента за последние десять лет.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02935 sec