Збигнев Бжезинский: "США не смогут навязать Ближнему Востоку никакого решения"

Збигнев Бжезинский

04 августа 2006
Натан Гарделс

Бывший американский советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский о войне Израиля с экстремистами и об иранской браваде

- Израиль смог справиться с большими арабскими государствами за шесть дней, но "Хизбаллах" остается непобежденной в течение десятилетий. Означает ли это победу "Хизбаллах"?


- Надо четко понимать, что Израиль одержал победу над традиционными армиями, руководство которыми в большинстве случаев осуществлялось неэффективными и зачастую коррумпированными режимами. "Хизбаллах" ведет против Израиля "асимметричную" войну, опираясь на поддержку все более радикальных и даже фанатично настроенных масс. Соответственно, Израилю гораздо труднее вести данную войну, чем предыдущие.

- За последние годы такие израильские "ястребы", как Ариэль Шарон и Беньямин Нетаньяху, не раз подчеркивали, что у Израиля трудные соседи, что его окружают исключительно враги, которые понимают только язык силы. Примерно те же аргументы приводят американские неоконсерваторы – вторжение в Ирак имело демонстрационный эффект. Вы согласны с такой оценкой?

- Эти неоконсервативные рецепты, аналоги которых имеются также в Израиле, фатальны для Америки и будут таковыми же для Израиля. Они приведут к тому, что подавляющее большинство людей на Ближнем Востоке отвернутся от США. Уроки Ирака говорят сами за себя.

Если и дальше следовать неоконсервативной стратегии, США в конце концов будут выдавлены из региона, и это станет началом конца Израиля.

- Как в дальнейшем будут обстоять дела с американской дипломатией в регионе, а именно за пределами Израиля?

- Сегодня существует новый компонент: все труднее становится отделить друг от друга конфликт между израильтянами и палестинцам, проблемы Ирака и Ирана.

Ни США, ни Израиль не могут навязать Ближнему Востоку одностороннее решение. Конечно, есть люди, которые притворяются, будто они могут что-то сделать. Но решение возможно только через израильско-палестинский вопрос, при условии серьезного международного присутствия, которое поддержит умеренные силы с обеих сторон и одновременно будет способствовать созданию ситуации, когда ключевые стороны, задействованные в войне, окажутся заинтересованными скорее в том, чтобы пойти навстречу друг другу, чем в конфронтации.

С одной стороны, по причине определенных стимулов, с другой – потому что издержки возьмут на себя внешние посредники. Резкая критика действий Израиля в Ливане со стороны иракского премьер-министра Джавада аль-Малики – это примета будущих процессов.

Представление, будто у Соединенных Штатов получится создать гибкий, демократический, стабильный, проамериканский и любящий Израиль Ирак, оказалось мифом, который стремительно рушится.

- Как вы оцениваете положение в Иране?

- Мы сделали иранцам благоразумное предложение. Я не знаю, хватит ли у них инстинкта, чтобы ответить на него положительно или хотя бы не отвечать отрицательно. Я склоняюсь к предположению, что они, скорее всего, не отреагируют ни отрицательно, ни положительно и будут пытаться таким образом приглушить процесс.

- И что произойдет в этом случае?

- Предположим, что они не откажутся от предложения, это уже неплохо. Хотя иранская атомная программа представляет собой серьезную проблему и хотя иранцы в незначительном объеме участвуют в делах Ливана, речь не идет о какой-то непосредственной угрозе. Итак, у нас есть время, чтобы решить эту проблему. Иногда во внешней политике разумнее устранять опасности по одной, а не все сразу. Последнее может спровоцировать деструктивную обратную реакцию.

У нас есть время, чтобы провести переговоры с Ираном и решить проблему атомной энергетики, даже если процесс предположительно уже запущен. При этом возможно распространение переговоров на тему безопасности в регионе. В конце концов, опасен Иран, а не Ирак. Иран – вот он. Иран будет играть важную роль. И в исторической перспективе он имеет все условия для конструктивного внутреннего развития – с учетом грамотности его населения, доступа к хорошему образованию и роли женщины в обществе.

Муллы – это часть прошлого страны, но не будущее.

Однако перемены в Иране должны происходить под влиянием переговоров, а не конфронтации. Если мы будем следовать этому пути, мы сможем предотвратить наихудшее развитие событий. Если нет, то, я боюсь, это взорвет регион. Тогда Израиль надолго окажется в большой опасности.

Die Welt

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04159 sec