О визите главы МИД ИРИ М.Моттаки в Бейрут

03 августа 2006
А.М. Вартанян

После определенного этапа выжидания Тегеран решился на вовлечение в международные посреднические услуги по урегулированию ливано-израильского противостояния.

Обладая мощными рычагами влияния на ливанскую «Хизбаллу», высшее иранское духовенство имеет хороший потенциал, чтобы сыграть ключевую роль в международных посреднических услугах и взять на себя самый сложный переговорный блок с радикальной исламской организацией, в том числе по части вопросов разоружения и прекращения огня.

Вместе с тем, в Тегеране рассчитывают максимально эффективно использовать выпавший ему благоприятный шанс для повышения политического веса и укрепления статуса Ирана как сильного регионального игрока, а также надеются существенно упрочить позиции по ядерному вопросу.

Стартовавший накануне на фоне усиления наземной операции армии Израиля визит в Бейрут главы иранского МИД может стать отправной точкой иранского вклада в процессы вывода ливано-израильского конфликта на мирный переговорный трек. В повестке дня М.Моттаки значатся встречи с президентом, премьер-министром и спикером парламента Ливана.

Субстантивное содержимое визита носит строго конфиденциальный характер: официальные комментарии ограничиваются заявлениями о том, что сторонам предстоит обмен мнениями по «текущей ситуации в Ливане в контексте израильской военной агрессии». Сам М.Моттаки в преддверии визита сообщил, что намерен посетить Бейрут чтобы «выразить сочувствие и поддержку иранского правительства и народа соответственно правительству и народу Ливана». Он расценил свою поездку как «хорошую возможность поговорить с ливанским руководством с глазу на глаз».

Иранские власти не хотят ангажировать визит как попытку нащупать возможные развязки (в том числе по «Хизбалле») и выступить в качестве медиатора. Эта позиция находит прямое подтверждение в официальных заявлениях М.Моттаки по ходу визита: акцент в них сознательно делается на осуждении действий Израиля.

При этом вопрос о возможных механизмах преодоления конфликта или хотя бы выхода из его «горячей» стадии обходится стороной. Поэтому на переговорах в Бейруте стороны обменялись дежурными фразами, озвучили известные позиции касательно сложившейся ситуации.

Так, по итогам переговоров с ливанским коллегой иранский министр осудил наземные, воздушные и морские атаки Израиля против гражданского населения Ливана, призвал к их немедленному прекращению. В особенности он раскритиковал недавнюю бомбардировку ливанского населенного пункта Кан. М.Моттаки вновь заявил об известной позиции Тегерана в поддержку политики «Хизболлы», а также обозначил общую линию Ирана в пользу сохранения территориальной целостности и единства Ливана.

По его образному выражению, духовная и политическая поддержка ливанцев будет так же крепка, как и раньше. М.Моттаки призвал мировое сообщество не оставаться безразличным к израильским атакам на Ливан. Далее, глава МИД ИРИ использовал традиционную антиамериканскую риторику: он обвинил США в препятствовании усилиям мирового сообщества по урегулированию ближневосточного кризиса.

В ответных заявлениях ливанского руководства прозвучали также ожидаемые тезисы: Тегеран поблагодарили за помощь, в том числе в контексте требований иранцев о прекращении израильских ударов и безусловного прекращения огня в зоне конфликта.

Обращает на себя внимание факт, что иранская пресса также, по-видимому, с подачи местных властей, сознательно занижает значимость визита, стремится придать ему рутинный, ординарный характер, чтобы заведомо исключить завышенные ожидания и оценки. Так, в экспертных комментариях, широко тиражируемых в иранских СМИ, отмечается, что визит М.Моттаки по сути означает лишь «подключение Тегерана к международным дипломатическим усилиями» по выходу из сложившегося тупика, и особого подтекста искать в нем не стоит.

Еще один примечательный факт. Перед ливанским визитом глава МИД ИРИ будто бы невзначай заехал в Дамаск. Цели очевидны: «сверить часы» по важнейшим пунктам ливано-израильского конфликта, согласовать позиции двух стран по Ливану, определить совместную стратегию на будущее.

Кроме того, визит в Дамаск содержал в себе чисто «пиаровский» ход: Тегеран хотел лишний раз продемонстрировать США и Израилю близость союзнических отношений между Ираном и Сирией - двух крупнейших игроков на ближневосточном поле, без учета мнений которых разрешение ливано-израильского противостояния представляется труднодостижимым.

Не случайно, что в последние дни через подконтрольные Тегерану СМИ рефреном звучала идея о том, что американцы «совершают большую ошибку» игнорируя «положительную роль», которую могли бы играть Сирия и Иран в разрешении ситуации вокруг Ливана. Примечательно, что на визит М.Моттаки в Дамаск уже отреагировали британцы: премьер Т.Блэр попросил иранцев и сирийцев «оказать необходимое воздействие на Хизбаллу».

Теперь о том, что осталось в сухом остатке визита. Во-первых, ливанское руководство вероятнее всего приняло Иран в качестве важного регионального игрока, способного внести позитив в международные посреднические услуги по преодолению кризиса. С другой стороны, это мнение разделяют не все - проамерикански настроенная часть ливанской элиты поспешила обвинить Тегеран в «подстрекательстве экстремистских группировок к нападениям на Израиль» с целью «завуалировать ситуацию вокруг ядерного досье».

М.Моттаки, правда, назвал эти обвинения «безосновательными утверждениями», классифицировав их как попытку «некоторых ливанских политиков» уйти от тяжелых условий, в которых они оказались. Он дал понять, что считает подобные высказывания против Ирана следствием американской пропаганды.

Во-вторых, истинную мотивировку, а главное – итоги визита удалось сохранить за закрытыми дверями. Здесь остается только строить предположения, к каким конкретно договоренностям пришли обе стороны, имело ли место подключение к переговорам других заинтересованных сторон (США, Евросоюз, региональные соседи), либо поддерживался исключительно двусторонний формат диалога «Бейрут-Тегеран».

Доподлинно неизвестно, состоялись ли контакты М.Моттаки с руководством ливанской «Хизбаллы». Ясно лишь то, что проблематика «Хизбаллы», в том числе в контексте ее военной стратегии, вопросов разоружения и трансформации в политическое движение, по-видимому, стала одной из центральных в переговорах главы МИД ИРИ с руководством Ливана.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03871 sec