Клуб аутсайдеров

28 июля 2006
Чарльз Грант

Неспособный справедливо урегулировать проблему Кипра, ЕС рискует привести Турцию в объятия все более сердитой России

На недавней конференции в Стамбуле бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер предупредил, что, если ЕС оттолкнет от себя Турцию и неправильно поведет уже и без того напряженные отношения с Россией и Ираном, он может столкнуться с тройственным альянсом.

Эта мысль может показаться натяжкой, но если рассмотреть состояние развивающихся отношений ЕС с Россией и Турцией, предупреждение Фишера становится правдоподобным. В последние годы у России и Турции очень разные отношения с ЕС. Россия, недовольная требованиями ЕС предоставить аутсайдерам доступ к ее газопроводам и обиженная нотациями о правах человека, настроена все более антиевропейски. В этом году российское руководство предупредило ЕС, что, если он не станет сговорчивее, оно может отправить газ в Азию, а не в Европу. Турции же сблизилась с ЕС, начав в декабре прошлого года переговоры о вступлении.

Но эта близость скоро может исчезнуть. Сегодня турки, понимая, что многие страны ЕС, включая Францию и Германию, враждебно относятся к идее их вступления, начинают враждебнее относиться к ЕС. И если переговоры страны с ЕС нынешней осенью провалятся, то, вероятно, результатом будет вспышка турецкого национализма.

Эти переговоры, вероятно, провалятся из-за Кипра. Турция не ратифицирует расширение своего таможенного союза с ЕС на 10 новых членов (включая Кипр) – что подразумевает открытие для них своих портов, – если ЕС не выполнит свое обещание о восстановлении торговых связей с северной частью Кипра, оккупированной Турцией. Но ЕС не может его выполнить из-за кипрского вето.

Россия и Турция не уверены в своей европейской идентичности. Их "европейцы" спорят с традиционалистами, настаивающими, что можно ориентироваться и на Восток (для России это означает Китай, для Турции – Ближний Восток, для них обоих – Центральную Азию). В обеих странах раздражительный, настороженный и порой параноидальный национализм никогда не уходит далеко от поверхности.

Многие россияне считают утрату империи в эпоху Горбачева национальным унижением. Они жалуются, что в 1990-е годы Борис Ельцин во внешней политике раболепствовал перед покровительствующими странами Запада. Многие рады, что высокие цены на нефть и более дисциплинированный режим Владимира Путина восстановили силу России и ее положение в мире. Высокопоставленные фигуры российского силового истеблишмента видят в НАТО враждебную организацию с антироссийской подоплекой, планирующую окружить их страну и побуждающую некоторые ее части к отделению.

Турция утратила свою империю гораздо раньше, но боль начала 1920-х годов, когда ее оккупировали несколько европейских держав, не забыта и не прощена. Когда житель Западной Европы говорит турку о неспособности его страны извиниться за расправу над армянами в 1915 году или об автономии для турецких курдов, ему могут ответить, что Западная Европа реанимирует старые схемы, направленные на развал Турции. Обиженные противодействием некоторых стран их стремлению вступить в ЕС, некоторые турки обвиняют их в расовых и религиозных предрассудках.

Конечно, эти чувства россиян и турок отчасти оправданны: на Западе есть люди (хотя в Вашингтоне их больше, чем в Европе), которые все последние годы пытаются ослабить Россию, однако лишь меньшинство жителей Западной Европы (включая Папу Римского) хотят видеть ЕС христианским клубом.

Национальное единство в обеих странах является сильной доктриной, поддерживаемой спецслужбами и военным истеблишментом. "Внешние силы" обвиняют в помощи курдским и чеченским сепаратистам. В Турции многие считают, что, если курдским сепаратистам дать больше прав, то турецкое государство распадется. В России любого, кто выступает за решение чеченской проблемы путем переговоров, тут же обвиняют в отсутствии патриотизма.

Россия готовится подставить дружеское плечо Турции, отвергнутой ЕС. В последние пять лет отношения между двумя бывшими врагами быстро развиваются. Россия является вторым после Германии крупнейшим торговым партнером Турции, их двусторонняя торговля достигает примерно 20 млрд долларов в год. Ежегодно Турцию посещают 2 млн российских туристов. Обе страны с подозрением относятся к усилиям США по развитию демократии в их регионе. Каждая из стран расправляется с террористическими группировками, угрожающими другой стране (курды – в России, чеченцы – в Турции). И им нравится то, что они не читают друг другу нотаций по поводу прав человека. Путин и турецкий премьер Реджеп Эрдоган в прошлом году встречались четыре раза. Российские дипломаты сегодня прочувствованно говорят о превращении России и Турции в ведущие и союзные евразийские державы.

Если ЕС не будет осторожен, он может толкнуть Турцию в объятия России. А если эта пара объединится с Ираном, с которым у обеих хорошие отношения, ЕС столкнется с сильной и потенциально враждебной тройкой: два крупных производителя нефти и газа плюс Турция, по чьей территории в Европу идут важнейшие трубопроводы.

Антиевропейские настроения усиливаются в России и Турции. Хотя ЕС трудно обвинить в усилении российского авторитаризма и национализма при Путине, его неспособность справедливо урегулировать кипрскую проблему питает антизападные настроения в Турции. Если ЕС не сумеет решить этот вопрос, тревожный сценарий Йошки Фишера воплотится в жизнь.

Чарльз Грант – директор Центра европейской реформы, независимого аналитического центра, продвигающего программу реформ в Европейском союзе

The Guardian

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03901 sec