Иран и «Хизболла»: точки соприкосновения

Хасан Наср'алла

27 июля 2006
А.М.Вартанян

Начавшееся ливано-израильское военное противостояние фактически привело к образованию максимальной транспарентности в конфиденциальной истории взаимоотношений официального Тегерана с ливанской шиитской радикальной организацией «Хизбалла».

С конца 80-х гг. координирующей структурой в контактах между иранским руководством и лидерами «Хизбаллы» является Корпус стражей исламской революции (КСИР), оперативные и специальные подразделения которого с начала 80-х гг. «под прикрытием» принимают участие в деятельности радикальных исламских организаций в Сирии и Ливане. При этом случаев непосредственного участия иранских спецслужб в террористических акциях, предпринимаемых ливанской «Хизбаллой» никогда не наблюдалось. Эта деятельность в рамках КСИР непосредственно контролируется со стороны специального органа – Совета по особым операциям, хотя общая координация ведется по линии Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ).

Что касается финансирования «Хизбаллы» со стороны иранских властей, то, по данным экспертов, ежегодные отчисления на эти цели составляют порядка 100 млн. долл. США. Имеется место и динамичное военно-техническое сотрудничество: Тегеран периодически поставляет «Хизбалле» военную технику, включая ракеты для РСЗО и противотанковые управляемые ракеты (ПТУР).

И все же до недавнего времени взаимодействие Тегерана с «Хизбаллой» ограничивалось негласными контактами и никогда не афишировалось. Даже после убийства в феврале 2005 года в бывшего премьер-министра Ливана Р.Харири и последовавшего вслед за этим вывода сирийского воинского контигента (что привело к росту влияния там США) Тегеран не стал обнажать конфиденциальность взаимоотношений с «Хизбаллой» и ограничился заявлениями общего плана о недопустимости «нарушения единства и сплоченности ливанской нации» и «израильском следе» в преступлении против Р.Харири.

В практическом плане Тегеран катализировал процесс политической трансформации «Хизбаллы», которая в коалиции с другой шиитской партией – «Амаль» - смогла существенно укрепить свои позиции в ливанском парламенте. По итогам парламентских выборов в июне 2005 года ведомый этими двумя группировками блок «Сопротивление, освобождение и развитие» добился значительных успехов.

Однако после президентских выборов в Иране в июле 2005 года взаимодействие между Тегераном и «Хизбаллой» вышло на новый уровень. В развитие процесса политизации «Хизбаллы» Тегеран впервые перевел отношения с этой группировкой из разряда «подпольных связей» по каналам иранских спецслужб (обмен информацией и разведданными, поставка вооружения и техники, финансовая подпитка) в официальный формат.

Визит в Тегеран лидера «Хизбаллы» Х.Насраллы стал одним из первых зарубежных визитов в Иран при новой администрации М.Ахмадинежада. При этом Х.Насралла был принят в Иране «по высшему разряду», провел встречи и переговоры с руководством ИРИ, в том числе – президентом М.Ахмадинежадом. Такой прием был призван продемонстрировать мировому сообществу высокий политический статус ливанского гостя, поднять политическое значение возглавляемого им движения.

Тем не менее, с началом военных действий в Ливане отношения между Тегераном и «Хизбаллой» обнажились в максимальной степени. Иран перешел к открытой поддержке этого движения, обратился с призывом к исламскому сообществу поддержать «силы исламского сопротивления» в Ливане. Некоторые эксперты полагают, что операция израильских сил в Ливане изначально задумывалась как провокация против Тегерана, чтобы подтолкнуть последнего в решительным действиям и вовлечь его в военный конфликт.

Обращает на себя внимание, однако, что иранская сторона в практическом плане продолжает проявлять разумную осторожность. Несмотря на широко тиражируемые в последнее время в СМИ «утечки» о том, что лидер ливанской «Хизбаллы» Х.Насралла оставил командование, и военные подразделения этой организации фактически находятся под командованием иранских спецслужб, а именно - Корпуса стражей исламской революции (КСИР), иранская сторона категорически опровергает данную информацию. Более того, она однозначно выступает в поддержку действий Х.Насраллы, выдвигая «Хизбаллу» на роль главной военной опоры ливанского сопротивления. Так, в частности, главком КСИР Я.Сафави, который, по данным СМИ, дескать, и взял в свои руки бразды правления вместо «сбежавшего» лидера «Хизбаллы», заявил буквально следующее: Х.Насралла «превратился сегодня в героя арабского и исламского мира», который вносит существенный вклад в сопротивление во имя свободы. По мнению Я.Сафави, главная цель израильского вторжения в Ливан – внесение внутриполитического раскола в этой стране, противопоставление «Хизбаллы» другим группам и партиям, сокращение ее политического веса и авторитета, лишение ее народной поддержки.

Таким образом, в ливано-израильских противоречиях Иран будет продолжать оказывать безусловную поддержку своему традиционному союзнику – ливанской «Хизбалле», с которой Тегеран связывают особые отношения, поскольку в идеологическом плане эта радикальная исламская группировка, пожалуй, наиболее близка к иранскому руководству («Исламский джихад», ХАМАС или ФАТХ - в меньшей степени). В последние годы наметилась явная тенденция подталкивания иранцами в политическое поле радикальных движений, особенно, ливанской «Хизбаллы». Эта тенденция объясняется тем, что иранское руководство отводит Ливану особое место в своих региональных приоритетах, рассчитывая с помощью шиитского фактора в этой стране сдерживать амбиции Израиля, а в более глобальном плане – взаимодействовать в формировании общей линии в региональных делах, в частности, по Ираку.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03674 sec