Об иранских откликах на пакетное предложение «шестерки»

25 июля 2006
А.М.Вартанян

Дипломатические успехи Тегерана в сдерживании эскалации ядерного кризиса в значительной степени обусловлены профессионализмом иранской переговорной команды, сумевшей ангажировать последнее предложение «шестерки» от 6 июня 2006 года (подаваемое Западом как максимальная уступка навстречу иранским требованиям) в качестве долгоиграющего плана с сомнительными перспективами и серьезными недоработками. Неуступчивость иранской стороны, естественным образом вписываемая в общий алгоритм стратегии Тегерана на ядерном треке, тем не менее не афишируется явно. Иранцы намеренно затягивают с ответом на последнее предложение «шестерки», рассчитывая выиграть время.

В официальных заявлениях высокопоставленных иранских чиновников предлагаемый «шестеркой» компромиссный план оценивается «в целом положительно», но с оговоркой на необходимость тщательного изучения предложений в формате соответствующих профильных комитетов. В этих заявлениях также неизменно подчеркивается, что Тегеран по-прежнему считает возобновление переговорного процесса наиболее «подходящим», «логичным» и «верным» средством по выходу из иранского тупика. Так, официальный представитель правительства ИРИ Г.Х.Эльхам в заявлении от 18 июля с.г. назвал пакет предложений «шестерки» «конструктивным» и способным внести вклад в преодоление имеющихся разногласий по иранскому «досье».

Важно иметь в виду, что складывающаяся в регионе конъюнктура, в том числе в контексте ливано-израильского обострения, определенно играет на руку Тегерану, поскольку отвлекает внимание Запада от иранской проблемы, переводя ее в разряд менее актуальных. Ситуацию подогревает и сам Иран, обещая в случае вовлечения в ливано-израильский конфликт Сирии «резко сократить экспорт нефти» на мировые рынки.

Не желая принимать план «шестерки» в его нынешнем варианте, иранское руководство в свою очередь предпринимает соответствующие упреждающие меры, направленные на то, чтобы замедлить возобновление процесса слушаний по Ирану в формате Совета Безопасности ООН. Эти меры в первостепенном порядке направлены на то, чтобы максимально замедлить разработку и принятие резолюции СБ, принуждающей Тегеран прекратить все работы по обогащению урана и производству ядерного топлива, проект которой сегодня вновь оказался на столе переговоров «шестерки». В частности, председатель парламентской Комиссии по внешней политике и национальной безопасности А.Боруджерди раскритиковал состоявшееся 15 июля с.г. заседание «шестерки» по Ирану, посвященное, по его словам, исключительно проекту резолюции и возобновлению дискуссии вокруг иранского «досье» в Совете Безопасности ООН вместо того, чтобы «терпеливо дожидаться» окончательного ответа Тегерана на предложение «шестерки».

Ответ иранской стороны, судя по заявлению парламентария, неизменно последует, но не раньше второй половины августа с.г., как это уже неоднократно озвучивало руководство ИРИ. Одновременно А.Боруджерди пригрозил, что в случае возобновления дискуссии в СБ ООН, в том числе по вопросу об экономических и иных санкциях (западные эксперты высказывают предположения о том, что кроме торгово-экономического эмбарго могут быть предприняты меры по блокированию воздушного пространства и даже по разрыву дипломатических отношений), нормальный ход сотрудничества Тегерана с МАГАТЭ будет нарушен, а членство Ирана в Договоре о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) окажется под вопросом.

Более того, по словам А.Боруджерди, в ответ на любое «диспророрциональное» решение «шестерки» Тегеран готов заморозить допуск специалистов МАГАТЭ на свои ядерные объекты. В унисон ему выступили и другие депутаты иранского парламента, которые обратились к правительству с призывом принять постановление о приостановке членства Ирана в Договоре о нераспространении. В качестве противовеса санкционному давлению иранская сторона также традиционно обещает использовать нефтяной фактор как средство политического давления.

Таким образом, на нынешнем этапе иранского ядерного кризиса Тегеран демонстрирует два ключевых элемента своей стратегии – перевод предложения «шестерки» в долгоиграющий формат под предлогом необходимости его «доработки» и скрытый шантаж (исключительно с использованием дипломатеского лексикона) с целью недопустить возобновления иранских слушаний в Совете Безопасности ООН.

Оба вышеназванных элемента иранской стратегии преследуют важную цель: выиграть дополнительное время и отодвинуть навязываемую Западом «красную линию» на новый рубеж. В последних высказываниях иранской правящей верхушки в качестве дедлайна фигурирует 22 августа: судя по последнему заявлению секретаря Высшего Совета национальной безопасности (ВСНБ) ИРИ А.Лариджани, к этой дате Тегеран выразит свое конкретное отношение к плану «шестерки». Скорее всего, полагают эксперты, оно будет в большей степени отрицательное, чем положительное. По крайней мере, главный камень преткновения на пути к компромиссу устранить вряд ли удастся: в телевизионном выступлении секретаря ВСНБ и главного ядерного переговорщика ИРИ А.Лариджани от 20 июля с.г. четко прозвучала принципиальная позиция Тегерана в пользу необратимости производства в Иране собственного ядерного топлива для местных нужд.

Но в то же время в Тегеране не могут не понимать, что если руководство ИРИ не предпримет в ближайшее время серьезных позитивных шагов навстречу и не отреагирует четко на пакет «шестерки», то занимаемая иранским руководством деструктивная линия в этом вопросе может дать сбой, в том числе в контексте ослабления поддержки Ирана со стороны Москвы и Пекина.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03588 sec