Ядерный взрыв без ядерного взрыва

СРК «Тополь-М»

24 июля 2006
Военный обозреватель РИА Новости Виктор Литовкин

Министр обороны России Сергей Иванов завершил на прошлой неделе инспекционную поездку на Северный ядерный полигон, расположенный на архипелаге Новая Земля

Информационные агентства обратили внимание на его посещение жилого городка испытателей ядерного оружия - поселка Белушья, расположенного на южном острове архипелага. На разительные перемены, произошедшие там за последнее время: новые, отреставрированные и обшитые цветным сайдингом здания, магазины, ассортимент и цены которых не уступают московским (с учетом того, что цены на Севере всегда стремились в заоблачную высь). На спорткомплекс с бассейном, на то, что на архипелаге, наконец-то, появилась телефонная связь с материком, а также телевидение - 24 программы. А еще на встречи и разговоры министра с военнослужащими и научными сотрудниками полигона.

Но мало кто обратил внимание, что глава военного ведомства вместе с руководителем Федерального агентства по атомной энергии Сергеем Кириенко нашел время слетать на вертолете к проливу Маточкин Шар, разделяющий два самых больших острова архипелага, на берегу которого и находится сам ядерный полигон. Что он там делал? Об этом информационные агентства умалчивают, так как никого из журналистов в вертолете, летавшем в поселок на берегу пролива, не было. Но понять интерес министра к этому посещению нетрудно.

Дело в том, что задача совершенствования ядерного арсенала России никогда не снималась и не снимается с повестки дня руководства страны. Пока в мире существует официальный клуб ядерных держав - и вдобавок даже неофициальный, пока ядерное оружие играет реальную роль оружия сдерживания агрессора, забота о нем не может ослабевать. Не говоря уж о проблемах безопасного хранения и обслуживания ядерных боеприпасов. Без постоянного контроля над этими процессами обойтись невозможно.

Но как решить эту задачу, если Россия, в отличие от некоторых других государств - членов ядерного клуба, подписала и ратифицировала Договор о всеобщем запрещении испытания ядерного оружия (ДВЗЯИ)? А без таких испытаний, знают специалисты, крайне трудно проконтролировать состояние ядерных боеприпасов, что уже стоят на вооружении, невозможно создать новые боеприпасы для новых видов стратегических ракет, да и для оперативно-тактических и тактических ракет тоже. Хотя два последних вида ядерного оружия в прессе не упоминаются, это не значит, что они не существуют и что над их совершенствованием не идет напряженная работа.

- Мы реалисты и видим, что происходит в мире, - заявил на встрече с командным составом полигона глава минобороны. - Россия не нарушает своих международных обязательств в области непроведения ядерных испытаний, но полигон содержит в полностью рабочем состоянии.

Добавим: не только содержит в рабочем состоянии полигон, но и постоянно проводит там научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Без проведения полномасштабных ядерных взрывов.
Технология таких испытаний была разработана Министерством по атомной энергии России еще в середине девяностых годов прошлого века. Суть ее в так называемом подкритичном эксперименте, при котором, не нарушая положений ДВЗЯИ, можно заняться подтверждением надежности, безопасности хранения и эксплуатации, а также соответствия тактико-технических характеристик ядерного арсенала. А, кроме этого, с высокой точностью гарантировать боеготовность ядерного оружия в час «Х» и его полную безопасность во время хранения.

Эксперименты с макетами ядерных устройств, как говорят специалисты, проводятся в тех же штольнях и по той же технологии, что и с полноценными ядерными устройствами. Единственное и главное отличие от полномасштабных взрывов в том, что в макете ядерного устройства используется некритическая по своей массе доля ядерного вещества, выделяющая при взрыве не более 0,1 мкг тротилового эквивалента. Макет устройства помещается в специальный контейнер, который обкладывается бентонитовой глиной, вход в штрек бетонируется.

Эксперименты экологически безопасны. Контейнер позволяет производить подкритические испытания без особого риска для окружающей среды и людей. Результаты «взрыва» не выходят из штрека наружу. Бентонитовая глина под действием тепловыделения химической взрывчатки даже в том случае, если будет разрушен контейнер с зарядом, мгновенно стекленеет, закупоривая части ядерного устройства в непроницаемом стеклянном коконе. А заодно забивает геологические щели в тектонической породе штрека, препятствуя проникновению радиоактивных веществ за пределы горной породы. Третья и четвертая степени защиты - бетонная "пробка" и сама горная порода.

О безопасности таких опытов говорит хотя бы тот факт, что сами испытатели находятся всего в 30 метрах от эпицентра взрыва. По такой технологии в районе пролива Маточкин Шар на архипелаге Новая Земля, как говорят эксперты, проводится в год до 6 «взрывов». Они затем обрабатываются на высокоскоростных вычислительных машинах. Итоги свидетельствуют о том, что ядерный арсенал России полностью безопасен и боеготов. Но подтверждение этого факта - только часть той задачи, которую, по-видимому, решали на северном полигоне министр обороны России Сергей Иванов и руководитель Федерального агентства по атомной энергии Сергей Кириенко.

Не секрет, что США сейчас активно работают над созданием системы противоракетной обороны своей территории, размещают противоракеты на базах на Аляске, в других районах Америки, планируют разместить их в Европе - в Польше, Чехии и Венгрии. Одновременно проводят полномасштабные испытания этого оружия, которое может нарушить сложившийся на сегодняшний день баланс сил, дать Вашингтону односторонние и весьма опасные для безопасности планеты преимущества. При этом в Пентагоне и Белом доме ссылаются на опасность ракетного нападения, идущего от так называемых стран-изгоев. Куда уже зачислены и Иран, и Северная Корея.

Администрацию Соединенных Штатов не смущает то обстоятельство, что ни Тегеран, ни Пхеньян не располагают и еще долго, лет сорок, как минимум, не будут располагать ракетами, способными достичь берегов США. В Москве полагают поэтому, что все приготовления США направлены, в первую очередь, против стратегических ракет России и, возможно, Китая.

Правда, специалистам хорошо известно, что массированный, а не одиночный налет стратегических ракет можно «остановить» только одним способом - встречным ядерным взрывом. В прессе не раз сообщалось, что ученые Пентагона сейчас упорно работают над созданием таких боеголовок, которые смогут решить эту задачу. Именно поэтому Вашингтон и не ратифицировал ДВЗЯИ, оставляя за собой возможность, в случае необходимости, провести подземные испытания новой боеголовки.

Если это произойдет, то, не исключено, Россия тут же выйдет из ДВЗЯИ и тоже проведет испытания своих новых ядерных боеголовок. В СМИ не раз мелькали сообщения, что стратегический ракетный комплекс «Тополь-М» предполагается оснастить не моноблочной, как сейчас, а, видимо, трехголовой боеголовкой с РГЧ ИН (разделяющимися головными частями индивидуального наведения). Морскую стратегическую ракету «Булава-30» - шестью ядерными зарядами с РГЧ ИН. Судя по заявленным забрасываемым весам той и другой ракеты (чуть больше тонны), это будут новые «миниатюрные» головные части.

Следовательно, кроме проверки их работоспособности подкритичными ядерными взрывами, может понадобиться проверка и реальным подземным ядерным испытанием. Но только в том случае, если США дадут этому повод.

А пока на новоземельском ядерном полигоне звучат ядерные взрывы без ядерных взрывов. Радиологический фон на архипелаге, как сообщают специалисты, равен 7-13 микрорентген в час. В Москве, на Тверской, сообщил Сергей Иванов, он равен 18-25 микрорентген.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03669 sec