Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (10 - 16 июля 2006 года)

21 июля 2006
На прошедшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в зоне арабо-израильского конфликта и вокруг ядерной программы Ирана. 12 июля Израиль в ответ на нападение боевиков ливанской радикальной шиитской группировки «Хизбалла» на израильских военнослужащих начал массированную военную операцию против Ливана. Страны «шестерки» (пять постоянных членов СБ ООН и Германия) приняли решение о передаче иранского ядерного досье на обсуждение Совета Безопасности ООН.

Участники саммита G-8 приняли заявление по ситуации на Ближнем Востоке, в котором призвали прекратить эскалацию насилия и вернуть ситуацию в секторе Газа и Ливане в нормальное русло. При этом они заявили о необходимости прекратить террористические действия против Израиля, а Израиль – проявить сдержанность и «учитывать стратегические и гуманитарные последствия своих действий».

Обстановка в зоне арабо-израильского конфликта на прошедшей неделе резко обострилась. Боевики «Хизбаллы» 12 июля, проникнув на территорию Израиля, атаковали подразделение израильской армии и захватили в плен двух солдат. Одновременно боевики вели обстрел позиций ЦАХАЛ и населенных пунктов на севере Израиля. Говоря о мотивах действий боевиков, лидер «Хизбаллы» Х. Насрулла заявил, что «мы больше не могли терпеть хладнокровного уничтожения палестинцев на глазах у молчащего арабского мира».

Правительство Израиля, обвинив в произошедшем не только исламистов, но также Ливан, Сирию и Иран, приняло решение о нанесении массированных ударов по ливанской территории, блокаде Ливана с моря и воздуха. Авиация и артиллерия ЦАХАЛ начали наносить удары по южным районам Ливана. Ударам с воздуха подвергся бейрутский международный аэропорт, были разрушены мосты, соединяющие центральные и южные районы страны.

Одновременно на границе с Ливаном была сосредоточена крупная группировка сухопутных войск. На территории Ливана действует израильский спецназ. В Израиле проводится частичный призыв резервистов. В повышенную готовность приведена израильская полиция.

Израиль отклонил просьбу ливанского правительства о прекращении огня, заявив, что это станет возможным лишь в случае немедленного освобождения захваченных солдат, вывода формирований «Хизбалла» из южных районов Ливана и их разоружения, а также при размещении на юге страны частей ливанской правительственной армии. Вместе с тем премьер-министр Ливана Ф. ас-Синьора признал, что его правительство слабо контролирует положение дел в южных районах страны, где делами заправляют шиитские исламисты.

В течение недели израильские ВС регулярно наносили удары по различным объектам ливанской инфраструктуры и объектам «Хизбаллы», в т. ч. по резиденции Х. Насруллы и штаб-квартире группировки в Бейруте. В результате разрушено большое число мостов, складов ГСМ, объектов электроснабжения, просто жилых домов. Значительны разрушения причинены шоссе Бейрут-Дамаск, другим дорогам на востоке и юге страны. Обстреляны порты Бейрут и Триполи, где также имеются разрушения. Ударам подверглись объекты ливанской армии. Число погибших ливанцев (в подавляющем большинстве мирных жителей) составило на 16 июля 113 чел., число раненых превысило 250 чел. Около 26 тыс. чел. покинули места своего проживания на юге страны.

Ливанская экономика несет огромные убытки – конфликт пришелся на пик курортного сезона. Израиль объясняет свои действия тем, что удары наносятся по целям, имеющим отношение к деятельности «Хизбаллы», хотя во многих случаях подвергшиеся ударам объекты не имеют к этой организации никакого отношения. Из Ливана началась массовая эвакуация иностранных граждан. Многие ливанцы также стремятся выехать за пределы страны.

Военный конфликт усилил раскол политических сил Ливана. Коалиция «Движение 14 марта», имеющая большинство мест в парламенте, отмежевалось от действий «Хизбаллы», как «не имеющих ничего общего с интересами ливанского народа». В тоже время руководимое спикером парламента Н. Бери влиятельное шиитское движение «Амаль» поддержало «Хизбаллу».

Массированные удары ЦАХЛ пока не привели к значительным потерям среди боевиков, не снизили заметно их боеспособность. Об этом свидетельствуют регулярные ракетные обстрелы северных районов Израиля, в т. ч. Хайфы. Боевики повредили корвет ВМС Израиля. Десятки израильских граждан погибли и получили ранения. Х. Насрулла» заявляет, что война против Израиля еще «только начинается». На севере страны развертываются комплексы «Пэтриот», способные поражать ракеты.

Вероятность развязывания полномасштабной войны между Израилем и Сирией маловероятна. Премьер-министр Израиля Э. Ольмерт заявил: «Сирия сейчас вне игры, если только она сама не подключится к конфликту».

Реакция в регионе и в мире на события в Ливане неоднозначна. Руководство правящей в САР партии Баас заявило о готовности оказать поддержку ливанцам. Поддержку «Хизбалле» выразил Иран. Арабские страны осуждают действия Израиля, но в тоже время Египет, Иордания и Саудовская Аравия в завуалированной форме негативно оценили роль ХАМАС, «Хизбаллы», а также Сирии и Ирана в нынешнем обострении арабо-израильского конфликта.

В той или иной степени негативно расценивают действия Израиля в Ливане Организация Исламская конференция, Испания, Италия, Турция, Ватикан. Президент Франции Ж. Ширак назвал израильские удары по Ливану «диспропорциональными», но отметил, что ХАМАС и «Хизбалла» «явно действуют по указке Сирии».

Президент России В. Путин призывал все стороны конфликта прекратить военные действия и кровопролитие, одновременно осудив террористические акции. США полностью стали на сторону Израиля. Президент Дж. Буш обвинил «Хизбаллу» в развязывании конфликта и заявил о праве Израиля на самозащиту. Схожую позицию занимают Великобритания, Германия и Канада.

Масштабная операция в Ливане привела к снижению израильской военной активности в секторе Газа. 14 июля подразделения ЦАХАЛ были выведены из центральной части анклава, но 15 июля вновь вошли в его северную часть и остаются и юге. Продолжают, хотя и не столь интенсивно, действовать ВВС Израиля. 15 июля удару с воздуха подверглось здание палестинского министерства экономики в Газе. Палестинские боевики также уменьшили активность своих действий, хотя отдельные пуски ракет по израильской территории имеют место.

13 июля США использовали право вето при голосовании в СБ ООН, заблокировав тем самым проект резолюции, осуждавший израильское вторжение в Газу.

Вопрос о продолжительности военных действий в Ливане и секторе Газа во многом зависит от возможностей Израиля, его экономки и наличия в стране запасов средств для ведения войны. Как видно, Израилю затруднительно одновременно вести полноценные операции на двух фронтах. В этой связи встает вопрос о получении помощи из-за рубежа. В Пентагоне уже заявили, что израильтяне намерены закупить в США партию авиационного топлива на 210 млн долларов для обеспечения действий своих ВВС в Ливане.

Страны «шестерки» в ответ на тактику проволочек и затягивания времени со стороны Ирана не стали дальше ждать ответа из Тегерана на пакет международных предложений по ядерной программе ИРИ и 12 июля приняли решение о передаче иранского ядерного досье на обсуждение Совета Безопасности ООН.

Президент Ирана М. Ахмадинежад объявил: «Западные державы должны знать, что если иранская нация придет к выводу, что предложения «шестерки» не в ее интересах, она пересмотрит свою политику в ядерной сфере». И хотя позднее Ахмадинежад заявил, что Иран позитивно оценивает предложения шести государств и даст на них ответ к 22 августа с. г., становится все более очевидным фактический отказ Тегерана, как минимум, от части положений этого документа, причем наиболее существенных, принципиальных.

Так, 14 июля иранской стороной было заявлено: «В предложениях Запада есть два предварительных условия. Они касаются приостановки ядерной программы (обогащения урана, - авт.) и необходимости ответа Ирана на вопросы Совета управляющих МАГАТЭ. Иранское руководство пришло к заключению не принимать эти решения европейцев». В Тегеране продолжают настаивать на возобновлении переговоров по атомной проблематике без каких-либо предварительных условий. Несомненно, что подобная позиций Тегерана будет только способствовать осложнению ситуации вокруг ИРИ.

Сложной и напряженной сохраняется обстановка в Ираке. Правительство во главе с Н. аль-Малики сталкивается с усиливающейся критикой в свой адрес за нерешительные действия по пресечению разрастающегося межобщинного конфликта между арабами-суннитами и шиитами. В стране растет число столкновений между радикальными суннитскими и шиитскими группировками. По заявлению командующего американскими войсками в Ираке генерала Дж. Кейси, не исключено, что в Багдад для обеспечения безопасности придется ввести дополнительные силы ВС США. В настоящее время в иракской столице размещены 55 тыс. американских и иракских военнослужащих, хотя совсем недавно их численность составляла 44 тыс. человек.

В свете целого ряда преступлений, совершенных американскими военными в отношении иракских граждан, Н. аль-Малики заявил о необходимости отмены закона, предоставляющего иностранным военнослужащим иммунитет от уголовного преследования в Ираке. Этот закон был принят в 2004 г. американской Временной коалиционной администрацией незадолго до передачи власти иракскому правительству. Вместе с тем, глава Пентагона Д. Рамсфелд, посетивший на прошлой неделе в Багдад, считает, что для этого в «суверенном» Ираке «еще не настало время».

13 июля силы международной коалиции передали иракским властям всю полноту полномочий по обеспечению безопасности в провинции Мутанна на юге страны. Контингенты ВС Великобритании, Австралии и Японии выведены из этой провинция. Мутанна, с точки зрения безопасности, считается одним из наиболее спокойных регионов Ирака – активность боевиков проявляется здесь редко. Вместе с тем столица провинции Эс-Самава известна периодическими массовыми выступлениями населения против экономической и социальной политики властей.

Не снижается напряженность обстановки в Афганистане. На юге страны силы международной коалиции и афганская правительственная армия при интенсивной поддержке авиации продолжают крупные операции против вооруженных формирований движения «Талибан». Причем наряду с боевиками-талибами значительные потери погибшими и ранеными несет местное гражданское население. В этой связи правительство Афганистана заявило о принятии решения, по которому впредь все военные операции на территории страны должны проводиться только с ведома и разрешения кабульских властей и лично президента Х. Карзая.

11 июля Кабул посетил министр обороны США Д. Рамсфелд. Он заверил афганские власти в неизменности поддержки со стороны вашингтонской администрации. В свою очередь, Х. Карзай подчеркнул «жизненную необходимость» американского военного присутствия в стране.

На западе Судана в регионе Дарфур вспыхнули вооруженные столкновения между отрядами различных местных племен. Попытки властей и части повстанческих группировок прекратить межплеменные столкновения и стабилизировать ситуацию успеха пока не имеют. Фактически ситуация в Дарфуре все больше напоминает войну «всех против всех». В тоже время Судан и Чад (вероятнее всего, при посредничестве Ливии) достигли договоренности о мерах безопасности на границе между двумя государствами. Хартум и Нджамена заявили о намерении добиться спокойствия на границе «с целью мирного урегулирования чадско-суданского кризиса».

Приложение

О некоторых особенностях внешней и внутренней политики Иордании


Сложная и нестабильная военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке, неурегулированные проблемы с соседними государствами, наличие в стране влиятельных сил, оппозиционных правящему режиму, определяют приоритеты политики иорданского руководства в сфере национальной безопасности, внешней, внутренней и военной политики.

Слабое экономическое развитие страны и, прежде всего, ее топливно-энергетической и продовольственной базы, острый дефицит водных ресурсов делают одной из главных целей внешней политики королевства стремление получить как можно большую иностранную помощь, дающую 80% валютных поступлений. К числу важных проблем национальной безопасности Иордании следует отнести будущее палестинских территорий и отношения с Сирией. Внутри страны - это проблемы взаимоотношения иорданцев и палестинцев, а также активная деятельность исламистов, в т. ч. радикального толка.

Одной из наиболее острых и сложных проблем Иордании является обеспечение страны пресной водой, что вызвано ограниченностью водных ресурсов королевства и высокими темпами прироста населения. Из всех государств региона водная проблема наиболее остро стоит именно в Иордании. По вопросам распределения водных ресурсов, в первую очередь рек Иордан и Ярмук, у Иордании имеется ряд нерешенных вопросов с Израилем и Сирией.

Хашимитское королевство традиционно активно проявляет себя в региональной политике. Здесь важное место отводится отношениям с палестинцами и Израилем. В настоящее время Иордания и Израиль соблюдают положения мирного договора 1994 г. Вместе с тем, отдельные элементы израильской политики, особенно по вопросу изменения облика Иерусалима, будущего еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан подвергаются критике со стороны Аммана. В целом Иордания придерживается принципов мирного сосуществования с Израилем, не отказывается от сотрудничества с западным соседом, но и не проявляет особого рвения в расширении контактов с израильтянами, что было характерным явлением в 1995-1996 гг. В целом же королевство остается поборником гибкой нормализации арабо-израильских отношений.

Иордания активно действуют в качестве посредника по вопросам палестино-израильского урегулирования. В Аммане и заявили о признании итогов парламентских выборов на палестинских территориях в январе 2006 г., на которых победили радикалы из ХАМАС, но иорданцы с настороженностью относятся правительству, сформированному исламистами. В Иордании неодобрительно относятся к израильским планам одностороннего размежевания с палестинцами, заявляя о необходимости решить эту проблему путем двусторонних палестино-израильских переговоров.

Иордания осудила «непропорциональное использование силы» Израилем в ходе нынешних военных операций в секторе Газа и Ливане, но одновременно правительство королевства осуждает действия тех, кто «необоснованно подвергает опасности палестинский народ и его законные права, Ливан и его суверенитет». Подобная реакция Иордании свидетельствует, что в Аммане склонны обвинять в резком обострении обстановки на Ближнем Востоке не только Израиль, но и Сирию и Иран, которые поддерживают экстремистов из палестинского движения ХАМАС и ливанской «Хизбалла». При этом иорданское руководство никоим образом не желает, чтобы на границах королевства разрастался новый очаг напряженности, а тем более масштабных военных действий.

Все больший акцент в иорданской внешней политике делается на развитие отношений с арабскими странами. После свержения режима С. Хусейна королевство из всех арабских государств наиболее активно контактирует с новыми иракскими властями, оказывая им всяческое содействие, в т. ч. в сфере подготовки кадров для новой иракской армии и полиции, поставляет Ираку военную технику.

Поступательно развиваются многоплановые отношения с США, другими странами Запада, которые регулярно предоставляют королевству финансовую, экономическую и военную помощь. Между Амманом и Вашингтоном поддерживаются регулярные контакты на высшем уровне. Заметное развитие получили в последние годы иорданско-российские отношения в политической, военно-технической и других областях.

В целом Иордания продолжит проведение умеренного внешнеполитического курса, нацеленного на надежное обеспечение внешней безопасности королевства, причем основной упор, как и прежде, будет сделан на развитие отношений стратегического партнерства с США и другими ведущими странами Запада.

С восшествием на престол в 1999 г. короля Абдаллы II в Иордании предпринимаются определенные шаги по либерализации в сфере экономики и политической жизни. В то же время отмечается и заметная активизация исламистских сил.

В настоящее время в стране происходит процесс обновления законодательной базы, разрабатываются проекты новых законов, призванных обеспечить проведение реформ в политической, социальной, экономической и административной сферах. Следует отметить, что в Иордании, в отличие от очень многих арабских государств, власти особо не опасаются идти на шаги по демократизации общественно-политической жизни. Это, несомненно, свидетельствует о реальной прочности положения правящего режима.

В тоже время представители консервативных сил в правящей элите, т. н. «старая гвардия», пытаются тормозить проведение реформ, объясняя это своими опасениями за стабильность в королевстве. Но это, скорее, повод, чем причина. Главное (хотя об этом особенно громко и не говорится) заключается в том, что представители бедуинской племенной знати считают, что изменения в избирательном законодательстве могут привести к смещению баланса политических сил в пользу жителей городов, среди которых очень многие имеют палестинское происхождение.

Проект нового закона о политических партиях предоставляет им, в частности, право создавать собственные СМИ, а министры правительства могут официально состоять в той или иной партии.

Вместе с тем, как показывают опросы, подавляющее большинство иорданцев (ок. 98%) не изъявляют желания вступить в какую-либо политическую партию, а 70% респондентов заявили, что не знают о проекте нового закона. Население королевства продолжает доверять традиционным структурам – племенным, клановым и родственным связям, велико и доверие подданных короля к государству.

В последнее время обостряется противостояние между правительством и радикальными исламистами. Власти ужесточают меры противодействия экстремизму на религиозной почве и терроризму. В стране развернута массовая кампания по дискредитации исламистов. Одновременно усиливается давление и на легальную исламскую оппозицию.

Так, власти отстранили от управления администрацию Исламского центра в Аммане, начато судебное расследование его финансовой деятельности. Банковские счета одного из крупнейших благотворительных учреждений на сумму свыше 1,3 млрд долларов заморожены. У правительства имеются подозрения, что эти средства использовались не на помощь нуждающимся семьям, а для распространения влияния Фронта исламского действия (ФИД) - политического крыла иорданских «братьев-мусульман». Руководство ФИД не скрывает своего стремления повторить на выборах в 2007 г. в Иордании «успех ХАМАС». Ранее, в апреле с. г., органы безопасности раскрыли антиправительственный террористический заговор, к которому, как утверждалось, была причастна подпольная ячейка ХАМАС.

В целом на сегодняшний день монархический режим уверенно контролирует положение дел в стране. Оппозиционные силы раздроблены и не представляют реальной угрозы стабильности в королевстве. Вместе с тем, для властей и безопасности государства представляют потенциальную опасность проблемы взаимоотношения палестинцев и иорданцев, деятельность исламских фундаменталистов, сложности в экономическом развитии страны.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03683 sec