Что представляют собой движения ХАМАС, "Хезболлах" и их лидеры

Хасан Насралла

18 июля 2006
Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель московской газеты "Время новостей" Елена Супонина .

Андрей Шарый : По сообщениям израильского командования, завершена очередная военная операция в северной части сектора Газа. Захвачена ферма близ города Бейтханун с целью лишить боевиков плацдарма для нанесения ракетных ударов по израильской территории. В ходе столкновения, как сообщают из Тель-Авива, убиты семь палестинцев. Тем не менее, боевики продолжают обстреливать Израиль ракетами из глубины территории секторов Газы.

Как связаны между собой северный и южный израильские фронты? Что представляют собой движения ХАМАС, "Хезболлах" и их лидеры? Об этом я беседовал с экспертом по Ближнему Востоку, обозревателем московской газеты "Время новостей" Еленой Супониной.

Елена, я знаю, что вам доводилось встречаться с шейхом Насраллой. Какое впечатление он производит, этот бородатый дядечка с таким умеренным, тихим голосом?

Елена Супонина: Я встречалась и с шейхом Хасаном Насраллой, и с духовным лидером "Хезболлаха" шейхом Фадляллой. Это совершенно разные типы личности даже по возрасту. Шейх Фадлялла гораздо старше своего сейчас более известного соратника по партии шейха Насраллы.

Хасану Насраллe где-то 46 лет, Фадлялла где-то 1935 года рождения. Они совершенно разные типажи.

Шейх Хасан Насралла более активный, энергичный, любит говорить, я бы даже сказала, веселый. Не сказала бы, что у него всегда тихий голос. Иногда он его повышает, иногда входит в раж. Привык он говорить лозунгами, но так говорят многие мусульманские лидеры, при этом отчаянно жестикулирует, призывает куда-то воевать, и абсолютно, по-моему, ничего не боится. Хотя службы безопасности у него мощные.

Андрей Шарый: Елена, это мусульманский фанатик, как вы считаете?

Елена Супонина: Да, можно сказать, что он фанатик, он мусульманский фанатик. При этом он реальный политик. Он понимает, какие карты лежат сейчас на геополитическом пространстве Ближнего Востока, какими картами он может играть. При этом нельзя сказать, что он не понимает реальной обстановки.

Андрей Шарый: Он способен на переговоры с Израилем или нет? Или "Хезболлах" пойдет до конца?

Елена Супонина: Способен и на переговоры, когда это касается каких-то конкретных моментов, например, обмена пленными, или вопросов прекращения огня. Но дело в том, я уверена, что он несамостоятелен. Он очень связан с Дамаском и Тегераном. При всем том, он будет слушать приказы, которые поступают оттуда.

Андрей Шарый: А он чем несамостоятелен? У него нет денег, или он по духовной линии подчиняется Дамаску и Тегерану?

Елена Супонина: Партия "Хезболлах" - это шиитская партия. Как известно, Иран - это шиитское государство. Правит религиозное меньшинство - алавиты, которое очень близко к шиитам. Но здесь дело даже не в религиозной близости, а в том, что партия "Хезболлах" зависит и технически, и материально от Ирана и Сирии.

Оружие этой партии, финансовые ресурсы поступают оттуда, не говоря о том, что даже личная охрана шейха Хасана Насраллы все проходили очень хорошую подготовку в том же Иране. Те же бронированные джипы, на которых передвигается шейх, тоже просто так не появится, не говоря о том, что в Ливане построены очень мощные бункеры для Хасана Насраллы.

Андрей Шарый: Ознчает ли это, что вот этот последний всплеск напряженности на Ближнем Востоке, на юге Ливана, на севере Израиля, инспирирован напрямую Сирией или Ираном?

Елена Супонина: Напрямую или косвенно тут, действительно, доказать каким образом это было инспирировано очень сложно. Но, мне кажется, что без воздействия Сирии и Ирана здесь не обошлось. Партия "Хезболлах" очень часто делает подобные вещи по указке Дамаска или Тегерана, которые, на мой взгляд, настоящие хозяева это ливанской партии.

Я хочу напомнить, что нынешний всплеск напряженности не первый после ухода израильских войск с юга Ливана в мае 2000 года. В октябре 2000 года партия "Хезболлах", воспользовавшись тем, что правительство Израиля было тогда слабо, тоже украла троих израильских солдат. Была очень жесткая реакция израильтян, но она не приняла такой характер, как на этот раз. Время от времени партия "Хезболлах" проводит такие акции, нервирует израильтян. На этот раз они просто нарвались на очень жесткий ответ.

Андрей Шарый: Какова военная сила "Хезболлах" в Ливане? Это сколько-нибудь существенная военная организация, с военной точки зрения? Способны ли они, например, на наземное какое-то вторжение на север Израиля, или речь идет только о том, что они будут этими своими "катюшами" или другими ракетами обстреливать израильские города?

Елена Супонина: На наземное вторжение партия "Хезболлах" не способна. Это партия партизанского типа, имеющая свои вооруженные отряды, которые не объединены в такую реальную единую армию. Они с 1982 года ведут партизанские действия. Это некие вылазки, захват израильских солдат, убийства израильских солдат. Имея оружие, которое поступает из-за рубежа, те же "катюши", они обучены и с помощью иранцев, и с помощью сирийцев пользоваться этим оружием, обстреливать израильские территории. Но такой масштабной операции они никогда не вели на израильской территории, и не собираются этого делать. Это исключено.

Андрей Шарый: Сейчас Израиль воюет фактически на два фронта, поскольку в секторе Газа продолжается операция, тоже связанная с попыткой освободить заложника. Там только другой противник - это палестинская организация.

Вы недавно вернулись с палестинских территорий. "Хезболлах" и палестинская организация - это братья по вере или нечто большее?

Елена Супонина: "Хезболлах" и ХАМАС - это разные организации. Все-таки надо учесть, что "Хезболлах" - это шииты, а ХАМАС по духу близки к суннитам, братьям мусульманам, штаб-квартира которых находится в Каире. Но неожиданно на этот раз сунниты и шииты решили создать единый фронт. Похоже, что у них есть какая-то координация действий. Недаром сразу после того, как палестинцы украли израильского солдата, подобную же акцию совершили и отряды "Хезболлаха". Я не думаю, что этот союз надолго. Это тактическое объединение ради определенных целей. Между прочим, остальные палестинцы такой активности и ретивости ХАМАСа очень не рады.

Президент Палестинской автономии Махмуд Аббас сейчас пытается разорвать эту связку. Он совершенно не настроен на то, чтобы палестинцы стали жертвой каких-то чужих игр. Он понимает, что палестинскую проблему легче решить напрямую с израильтянами. Поэтому ситуация на палестинских территориях, в том числе из-за активно "Хезболлаха" в Ливане, резко обострилась. К сожалению, в Палестинской автономии, в чем я убедилась сама, сейчас нет единого голоса, нет единого центра, который бы контролировал ситуацию.

Периодически бомбежки израильтян только усиливают нестабильность. В Палестине сейчас никто и ничего не контролирует, о чем мне говорили и руководители палестинских спецслужб и даже руководители организации ХАМАС, которые жаловались, что они тоже ничего не контролируют, не контролируют многие маленькие палестинские отряды, которые совершают нападения на израильтян.

Андрей Шарый: Вы сказали о союзе между "Хезболлахом" и движением ХАМАС. Я не думаю, что подписаны бумаги, но речь идет о какой-то сознательной координации лидеров этих формирований, или речь идет о том, что просто так легла политическая карта?

Елена Супонина: Конечно, такого рода союзы не нуждаются в оформленных документах. Но я хочу напомнить, что один из лидеров палестинской организации ХАМАС Халед Машаль находится сейчас в Дамаске, где его штаб-квартира. От сирийцев он получает мощную поддержку. При этом он нашел очень активную поддержку в Тегеране, президент которого Махмуд Ахмадинеджад принимал лидеров ХАМАС и обещал им всяческую помощь. Поэтому, мне кажется, что вот этот тактический союз связан отчасти и с целями того же Дамаска и Тегерана.

Р/с Свобода

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03637 sec