О возможном развитии ситуации на Ближнем Востоке

16 июля 2006
В.П.Юрченко

В последнее время военно-политическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке серьезно обострилась, что, в первую очередь, вызвано усилением арабо-израильского противостояния. Заметно ухудшается ситуация в Ираке, где разрастается противоборство между арабами-суннитами и шиитами. При этом командование коалиционных сил (США) и иракское правительство во все большей степени теряют контроль над положением дел в стране, особенно в Багдаде, в центральных и ряде южных районов Ирака.

Фактический отказ Ирана от международного пакета предложений по урегулированию вопросов, связанных с его ядерной программой, ведет к дальнейшему осложнению обстановки вокруг ИРИ, что может негативно отразиться на общей ситуации в регионе.

Наиболее острая ситуация складывается в настоящее время в зоне арабо-израильского конфликта (Палестинские территории, Ливан). Коренные причины этого обострения, как видится, заключаются, прежде всего, в длительном отсутствии прогресса в урегулировании арабо-израильского конфликта, надолго затянувшейся паузе в диалоге между его участниками, в первую очередь, между израильтянами и палестинцами, а также израильтянами и сирийцами. Именно это обстоятельство в значительной степени стимулирует активность экстремистских сил, как палестинских, так и ливанских.

В Израиле немаловажным обстоятельством, объясняющим столь резкую и явно неадекватную реакцию на действия палестинских и ливанских боевиков, стало стремление нового правительства во главе с Э. Ольмертом и самого главы кабинета продемонстрировать свою твердость, решительность, стремление утвердить себя в качестве сильного политического лидера в условиях сложной внутриполитической обстановки в стране, постоянного давления со стороны различных политических сил.

На деле же просматривается явная торопливость, недостаточная продуманность принимаемых решений. Вместо хорошо спланированных акций против жизненно важных объектов экстремистов и их руководства, что имело бы должный эффект и встретило бы не только понимание, но и одобрение у большей части международного сообщества, проводятся военные операции, которые наносят урон не столько истинным виновникам провокационных действий, сколько мирному населению. Все это дает основание говорить, что конечный успех подобного рода акций весьма сомнителен, как в Газе, так и в Ливане.

Отдельно следует сказать о роли Ирана в последних событиях. Не секрет, что палестинское радикальное движение ХАМАС пользуется поддержкой Тегерана, а ливанская «Хизбалла» была создана в 1982 г. при непосредственном иранском участии и в своей дальнейшей деятельности во многом ориентировалась на Иран, получая от него всестороннюю помощь: политическую, финансовую, материальную, военную, включая поставки оружия и подготовку боевиков.

Вместе с тем, в последние годы «Хизбалла» все больше позиционирует себя в качестве ливанской политической силы и в данной связи безусловное следование указаниям из Тегерана вряд ли принесет исламистам большую пользу, а скорее ослабит их позиции в стране.

Вполне вероятно, что в условиях усиления международного давления на Тегеран в вопросе о его ядерной программе и желая как можно дольше протянуть время с ответом предложения «шестерки» (пять постоянных членов СБ ООН и Германия), иранское руководство могло использовать свое влияние на палестинских и ливанских экстремистов для активизации вооруженных действий в секторе Газа и Ливане (резкую ответную реакцию Израиля спрогнозировать было не трудно) в качестве отвлекающего маневра с целью переключения внимания международного сообщества на арабо-израильский конфликт.

Если такой расчет в Тегеране и был, то он в своей основе является ошибочным. Конечно же, повышенное внимание события в Газе и Ливане уделяется, но к иранской ядерной проблеме оно совсем не ослабевает, скорее наоборот. Ведь, по сути, расширение вооруженного конфликта Израиля с палестинцами и «Хизбалла», по своей значимости несопоставимо с возможным получением Ираном доступа к технологиям, позволяющим создать ядерное оружие.

Можно также предположить, что руководство ливанской «Хизбалла» приняло решение активизировать действия против Израиля в качестве солидарности с палестинскими исламистами.

Кратко рассмотрим возможные варианты развития ситуации в зоне арабо-израильского конфликта.

1. «Максимально крупные военные операции Израиля»

А) Палестинские территории

С целью возможно более глубокого искоренения терроризма в секторе Газа (попутно будет решаться задача освобождения захваченного боевиками израильского солдата Г. Шалита) руководство Израиля может пойти на крупномасштабную операцию по «зачистке» анклава, т. е. провести в прямом смысле слова прочесывание всей территории сектора (14х45 км), включая густонаселенные города. Для этого потребуется значительные силы, ориентировочно, 30-35 тыс. военнослужащих, преимущественно пехоты (в т. ч. ВДВ и спецназ), поддерживаемой танковыми и артиллерийскими подразделениями, авиацией, преимущественно вертолетами. С моря сектор плотно блокируют силы флота. Причем на ливанском направлении на период действий в Газе ЦАХАЛ будет вести в основном отвлекающие действия – авиационные и артиллерийские удары по объектам «Хизбалла», т. к. одновременное проведение сразу двух крупных операций может стать для Израиля слишком большой нагрузкой, причем не только и не столько военной, сколько финансовой и экономической.

Основные трудности проведения масштабной операции в Газе могут заключаться в следующем:

- отсутствие у правительства Израиля и военных практического опыта планирования и проведения мероприятий такого масштаба в городских густонаселенных районах;

- возможные крупные потери среди личного состава в ходе боев в городах сектора Газа;

- необходимость выделения крупных финансовых средств для проведения операции: издержки от призыва большого числа резервистов, расходы на подготовку войск и техники к действиям в городе, на ГСМ, ремонт техники и т. д.,

- невозможность скрыть подготовку столь крупного мероприятия. Это позволит противнику принять свои контрмеры, что может существенно снизить эффективность операции.

Несомненно, что в случае осуществления подобного рода мероприятия террористам будет нанесен серьезный урон, но урон временный – и, как показывает вся история палестино-израильского противостояния, уже через сравнительно небольшой промежуток времени инфраструктура, а главное кадры боевиков будут восстановлены. Возрастет и авторитет палестинских радикалов, которые в очередной раз заявят о своей победе над Израилем.

Одновременно проведение крупной военной операции со всеми ее неизбежными негативными издержками (неизбежные потери среди мирного населения, разрушение гражданских объектов и др.) не получит широкого одобрения со стороны мирового сообщества и осложнит внешнеполитическое положение Израиля.

Б.) Ливан

Ситуация с Ливаном значительно сложнее. Здесь возможной целью крупной израильской военной операции против боевиков «Хизбалла» может стать временный захват (на 2-3 месяца, возможно меньше) территории примерно до рубежа реки Литании, исключая г.Сур (Тир), т. е. в каком-то роде повторение операции ЦАХАЛ весной 1978 г. Возможен также выход израильских частей на рубеж шоссе Дамаск – Бейрут (это уже война 1982 г.) с краткими рейдами в район Баальбека и южные пригороды Бейрута, где находятся многие важные объекты и базы «Хизбалла». При этом на оккупированной территории ВС Израиля проведут масштабную «зачистку» местности с целью ликвидации военной инфраструктуры «Хизбалла»

Проведение подобной операции потребует очень крупных расходов и больших сил: до 40-45 тыс. военнослужащих всех родов войск, плюс авиация и ВМС. На период ее проведения необходимо будет полностью изолировать южные районы Ливана с суши, моря и воздуха.

Опыт таких действий у ЦАХАЛ имеется. Ливанская армия, по всей вероятности, будет оказывать сопротивление только в качестве мер самообороны. В тоже время вооруженные формирования «Хизбалла» окажут ВС Израиля серьезное, ожесточенное сопротивление.

Исламистские боевики насчитывают 3-3,5 тыс. человек. Из них 500-600 чел. входят в состав элитных подразделений. На вооружении отрядов «Хизбалла» помимо стрелкового оружия имеются неуправляемые ракеты с дальностью пуска в несколько десятков километров, артиллерийские орудия, минометы, РСЗО, ПТРК «Малютка» и «Фагот», безоткатные орудия, ПЗРК, зенитные установки. Кроме того, организация имеет РЛС для отслеживания кораблей и катеров ВМС Израиля. Создано подразделение морских «коммандос». В 2004 г. Иран передал «Хизбалла» 8 БЛА типа «Мухаджир-4», имеющих дальность полета 24 км.

Отряды «Хизбалла» в целом представляют собой хорошо обученные подразделения, обладающие возможностями использования современных средств вооруженной борьбы: ПЗРК, управляемые мины, средства РЭБ и др. Они могут компетентно использовать тактику партизанской борьбы. Имеют большой опыт войны с Израилем. По информации СМИ, в формированиях исламистов по-прежнему находится некоторое число военнослужащих Корпуса стражей исламской революции Ирана.

Немаловажным обстоятельством является и то, что «Хизбалла» пользуется значительной поддержкой у многочисленного на ливанском юге шиитского населения. Все это может привести к серьезным потерям израильской армии в личном составе и технике.

В рамках масштабной операции в Ливане можно предположить, что ВС Израиля попытаются наносить «точечные» удары силами ВВС и спецназа по различным объектам палестинских экстремистов на территории Сирии. Нельзя полностью исключать и нанесения «показательных» израильских ударов (преимущественно авиационных) по сирийским военным объектам: позициям РЛС, ЗРК и др., с тем, чтобы наглядно продемонстрировать руководству САР слабость национальных ВС, а также оказать давление на Дамаск с целью вынудить его отказаться от поддержки ливанских и палестинских экстремистов.

Здесь же отметим , что в Дамаске должны отдавать себе отчет в том, что продолжение оказании помощи экстремистам и террористам, а тем более использование их деятельности в качестве рычага давления на Израиль, контрпродуктивно для самой Сирии, т. к. это поощряет Израиль на ответные действия силового характера, что в условиях военной слабости САР, может серьезно подорвать авторитет правящего режима в глазах собственных граждан, усилить ряды оппозиции, поощрить ее к более активным действиям. Сирийским руководителям не следует забывать и того, что исламистские экстремисты, вне зависимости от их национальной принадлежности, считают нынешний дамасский режим лишь попутчиком на определенном этапе своей деятельности, а, в конечном счете, рассматривают его как своего политического и идеологического противника в деле борьбы за создание «подлинного исламского государства». Продолжение оказания поддержки экстремистским силам также будет способствовать закреплению за Сирией негативного имиджа на международной арене, ухудшит ее и без того сложное внешнеполитическое положение.

В целом же вероятность развязывания полномасштабной войны между Израилем и Сирией очень маловероятна. Этого не хотят обе стороны.

Масштабная военная операция с захватом значительной части ливанской территории не получит международной поддержки.

Одним из вероятных результатов крупномасштабной израильской операции в Ливане может стать серьезное обострение внутриполитической обстановки в этой стране. Значительно усилится активность сил, выступающих за разоружение отрядов «Хизбалла» (сторонники С. Харири (суннит), В. Джумблата (друз), С. Джааджи (христианин) и др.). В тоже время «Хизбалла», даже ослабленная в результате израильского вторжения, вряд ли пойдет на роспуск своих боевых сил. В этом ее поддержит и ее главный политический партнер – шиитское движение «Амаль», а возможно и некоторые другие ливанские политические силы. В итоге Ливан вновь может оказаться на грани гражданской войны, причем с непредсказуемым исходом.

В случае же, если в результате внутриливанского диалога вопрос о разоружении отрядов «Хизбалла» будет решен в пользу исламистов (такой вариант тоже нельзя исключать), то после ухода израильских войск боевики сравнительно быстро восстановят свои позиции и инфраструктуру на юге Ливана.

Что касается Сирии, то ее «стратегический союзник» Иран, несмотря на громкие угрозы в адрес Израиля, заявления о солидарности и проч., скорее всего, не придет на помощь в случае израильских военных акций. Скажется как территориальная разобщенность двух государств, так и не особенно сильное желание Тегерана непосредственно ввязываться в явно не выигрышное для него дело в условиях усиливающегося международного давления на ИРИ. И уж точно реально не помогут Дамаску арабские «братья». В этих условиях сирийскому руководству необходимо взвешенно, реалистично оценивать региональную и международную ситуацию и принимать решения отвечающие подлинным национальным интересам страны, интересам сохранения у власти нынешнего режима.

2. Вариант «относительно длительной, но не очень крупной израильской военной операции в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан» (ЗБРИ)

Фактически этот вариант мы уже наблюдаем в настоящее время. Израильская авиация и артиллерия регулярно наносят удары по различным объектам в секторе Газа, что приводит к значительным разрушениям и жертвам среди населения. Потери же боевиков незначительны, но разрушены многие их объекты: туннели на границе с Египтом, склады, мастерские, офисы и пр. Тем не менее, ракетные обстрелы Израиля не прекращаются. При этом части ЦАХАЛ не углубляются в густонаселенные городские районы. На ЗБРИ израильтяне время от времени проводят рейды с целью задержания главарей боевиков.

Подобное положение может продлиться еще какое-то время, но ситуация все более становится тупиковой. И здесь израильское руководство стоит перед дилеммой: или расширить масштабы операции, либо начать переговоры с ХАМАС. Именно с ХАМАС, т. к. глава ПНА М. Аббас фактически не контролирует положение дел на палестинских территориях, о чем он откровенно признался в недавнем телефонном разговоре с госсекретарем США К. Райс.

О варианте большой операции говорилось выше. Начать же прямые переговоры с ХАМАС для нынешнего израильского правительства после неоднократных категорических заявлений о невозможности диалога с террористами, будет равно признанию своего поражения с последующей отставкой. Существует вариант урегулирования конфликта при содействии международных посредников (Египта, например), но его Израиль пока не принимает. И все же вариант переговоров в закрытом режиме через посредников с выработкой компромиссных условий выхода из создавшейся ситуации представляется в конечном итоге вполне возможным.

3. «Израильские рейды в глубь территории Ливана»

Данный вариант представляется вполне вероятным. На деле это будет означать быстрый выход подвижных израильских подразделений (рота, максимум батальон), усиленных танками, артиллерией, саперами и др., поддерживаемых авиацией, а на приморском направлении – флотом, в районы расположения важных баз и объектов «Хизбалла» с целью их уничтожения. При этом возможна высадка (в отдельных случаях выброска) тактических воздушных десантов или морских десантов, а также активные действия подразделений спецназа. В целом для этого не потребуется крупных сил. Также не исключаются «точечные» удары по объектам на сирийской территории.

Политический же результат таких действий на ливанской внутриполитической арене будет аналогичен варианту масштабной военной операции. В тоже время международный резонанс на него не будет для Израиля резко негативным.

4. «Прекращение огня в Газе и Ливане в кратчайшие сроки»

Данный вариант крайне маловероятен, практически невозможен из-за политических амбиций и особенностей внутреннего положения руководства конфликтующих сторон. Требования, официально выдвигаемые израильтянами и арабами, для прекращения огня, на сегодняшний день полностью несовместимы.

В заключение необходимо подчеркнуть, что силовое решение арабо-израильского противостояния невозможно. Это убедительно доказано всей историей этого долгого конфликта. Вооруженная борьба и связанные с ней человеческие жертвы, материальный ущерб, моральные издержки лишь ожесточают людей - арабов и израильтян и играют на руку экстремистам в обоих лагерях. В тоже время использование силовых методов существенно осложняет налаживание плодотворного политического диалога с целью поиска взаимоприемлемых путей выхода из затянувшегося и бесплодного противостояния.

Именно диалог, ибо, как показывает совсем недавний опыт, односторонние шаги во многом усугубляют противоречия и, опять же, подпитывают активность экстремистских сил.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02982 sec