"Шестерка" обещает Ирану резолюцию СБ ООН. Чем ответит Тегеран?

14 июля 2006
Политический обозреватель РИА Новости Петр Гончаров

На фоне развивающейся ситуации в Ливане уже по-другому воспринимаются некоторые последние события, в том числе и последние заявления иранского президента Махмуда Ахмадинежада относительно Израиля. Речь идет о выступлении иранского лидера на весьма представительном мусульманском форуме, состоявшемся неделю тому назад в Тегеране.

«Основная проблема, стоящая перед исламским миром, - это существование Израиля. Исламские страны должны мобилизовать свои усилия для того, чтобы эта проблема исчезла», - сказал иранский президент, выступая перед министрами иностранных дел Иордании, Сирии, Саудовской Аравии, Кувейта, Турции, Бахрейна и Египта, которые собрались на арабскую конференцию стран.

Озвучив в который раз концепцию нынешнего руководства Ирана относительно путей стабилизации ситуации на Ближнем Востоке, иранский лидер высказал и убеждение, что «все условия для уничтожения сионистского режима» сейчас имеются.

Невольно напрашивается взаимосвязь между этими заявлениями и событиям в Ливане, даже при всей случайности их совпадения: неуемное желание Тегерана «уничтожить сионистский режим» вполне могло подвигнуть ливанскую «Хезболлу», имеющую проиранские корни, на последние антиизраильские акции.

Многие аналитики отмечают, что риторика иранского лидера, в том числе и относительно Израиля, явственно указывает на стремление Ирана стать региональной державой. Но при этом эксперты отмечают, что Тегеран рискует серьезно просчитаться, если речь идет, в первую очередь, о политическом лидерстве в регионе, о стремлении Ирана вытеснить США как одного из главных игроков на Ближнем Востоке, навязать арабскому миру свою концепцию решения ближневосточных проблем, стать гарантом стабильности в регионе Персидского залива. США, ни при каких обстоятельствах, не допустят лидерства Ирана на Ближнем Востоке при его нынешнем руководстве. Лидерство Ирана, как воспринимают его (или, по крайней мере, должны воспринимать) в Белом доме, однозначно похоронит весь механизм регионального урегулирования и последние надежды на возобновление арабо-израильского переговорного процесса.

В пользу стремления Ирана стать региональным лидером говорит и проводимая им политика по реализации своей ядерной программы. По мнению ряда экспертов, Тегеран просто «забалтывает ситуацию», выигрывая для себя время. Судя по всему, позиции стран-участниц иранской «шестерки» относительно возможных мер в отношении Ирана стали заметно сближаться.

Начало событий в Ливане совпали по времени и с заседанием совета министров иностранных дел «шести» (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия) по иранской ядерной проблеме. МИД «шести», отчаявшись получить от Тегерана ответы относительно своих предложений, заметно ужесточил позицию и однозначно обещал Ирану возобновить работу над резолюцией СБ ООН в отношении его ядерной программы. Как заявил глава российского МИД Сергей Лавров, говоря об итогах министерского совещания "шести" в Париже, будущая резолюция фактически утвердит призыв МАГАТЭ к Ирану «заморозить деятельность, связанную с обогащением урана».

«Мы будем сейчас работать над резолюцией, которая сделает требования МАГАТЭ обязательными для Ирана», - пояснил он. Тегеран на этот раз практически в ультимативной форме предупрежден, что «если призыв, поддерживающий требования МАГАТЭ, не получит должного отклика», СБ ООН вновь займется иранским ядерным досье и «будет рассматривать любые варианты». При этом Тегерану было рекомендовано с ответом не тянуть.

Наметились определенные сдвиги в отношении Ирана и в позиции США. Джордж Буш в ходе недавней встречи с канцлером ФРГ Ангелой Меркель также высказался за дипломатическое урегулирование иранской проблемы, что ранее не звучало со стороны Вашингтона. Более того, Буш высказал вещи, ранее вообще не характерные американской администрации. По его словам, США готовы к установлению с Ираном «разумных отношений», а Иран, в свою очередь, «должен придерживаться собственных обещаний».

У Тегерана, конечно, какое-то еще время на обдумывание ситуации имеется. Но как уже прозвучало по окончании СМИД «шести», участников переговорного процесса с Ираном «разочаровывает» отсутствие позитивной реакции с иранской стороны. Москву, в частности, такая неопределенная позиция Тегерана не устраивает еще и потому, что идет вразрез с тем, что говорил президент Ирана Махмуд Ахмадинежад на встрече с президентом России Владимиром Путиным. В этой связи, глава российского МИД Сергей Лавров призвал Тегеран «не гадать, сколько у него времени, а взвесить серьезно ситуацию».

Сейчас в российской столице превалирует мнение, что, не отвечая ни да, ни нет, Иран продолжает обогащать уран и наращивать мощности по его обогащению, в то время, как следовало бы определить свою позицию таким образом, «чтобы она была близка к словам иранского руководителя Махмуда Ахмадинежада, сказанным им в Шанхае». Фактически, Ирану дают понять, что «достаточно обширный инструментарий» у СБ ООН, начиная от временных мер, мер убеждения до торгово-экономических и прочих санкций, может быть вполне применен и в отношение Ирана. Чем ответит Иран на этот раз?

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03925 sec