Военно-политическая обстановка в Ираке (июнь 2006 года)

11 июля 2006
В. П. Юрченко

Военно-политическая обстановка в Ираке в июне 2006 года оставалась нестабильной и напряженной. В сфере безопасности существенных изменений в позитивную сторону не произошло. 25 июня глава правительства Нури аль-Малики представил парламенту программу национального примирения, которая вызвала неоднозначную реакцию в стране. Внешнеполитическая активность вокруг Ирака в минувшем месяце несколько возросла.

Положение дел в сфере безопасности в июне по-прежнему характеризовалось повышенной напряженностью. По признанию иракского министра иностранных дел Х. Зибари, в стране «сохраняется сложная и деструктивная ситуация в области безопасности». Более точно, как видится, высказался генеральный секретарь Организации Исламская конференция Э. Ихсаноглу, считающий обстановку в Ираке критической, причем, по его мнению, «ухудшаться ситуации уже некуда».

В различных районах Ирака ежедневно продолжали иметь место многочисленные вооруженные нападения, убийства, столкновения на почве межконфессиональной розни, похищения людей, диверсии, другие насильственные действия. В июне, по официальным данным, число погибших иракцев (мирных граждан, военнослужащих, полицейских) составило 1105человек и раненых – 1423 человека. Общее же число иракцев, погибших со времени начала американо-британского вторжения в марте 2003 года составляет ок. 50 тыс. человек, из них 75% стали жертвами терактов, взрывов и других насильственных действий, а 25% считаются «военными потерями». Значительным остается и материальный ущерб от различного рода диверсий, вооруженных нападений и т. п.

В этих условиях Совет Безопасности ООН по просьбе иракского правительства 15 июня дал согласие на продолжение присутствия на территории страны коалиционных сил во главе с США. Тем самым официальный Багдад фактически признал свою неспособность самостоятельно контролировать положение дел в стране и обеспечивать приемлемый уровень безопасности и порядка.

Наибольшую активность иракская вооруженная оппозиция, вооруженные формирования, созданные по религиозному признаку, и иностранные террористы, как и прежде, проявляли в Багдаде и его окрестностях. Причем особой ожесточенностью отличаются столкновения между отрядами различных политических и религиозных партий и организаций. Только за первые пять месяцев текущего года в столичные морги было доставлено свыше 6 тыс. трупов людей, погибших в результате насилия.

С целью улучшения состояния безопасности в Багдаде иракское правительство и коалиционное командование в июне начали специальную операцию «Вместе – вперед!», в которой принимают участие 26 тыс. иракских военнослужащих, 23 тыс. полицейских и 7,2 тыс. военнослужащих коалиционных сил, преимущественно американских. Причем, чтобы отличаться от повстанцев, полицейских переодели в новую униформу. Однако, по признанию командования ВС США, операция не привела к особым положительным результатам. В столице не прекращаются теракты, вооруженные нападения и т. п.

Большое число вооруженных нападений, терактов и других насильственных действий имело место в городах (и прилегающих к ним районах) в центре, на севере и западе Ирака: Рамади, Эль-Фаллуджа, Киркук, Баакуба, Мосул, Байджи, Тикрит, Балад, Самарра, Эль-Микдадия, Талль-Афар, Хаббания, Балад-Руз, Эль-Халис, Хит, Дибс, Джалула, Кара-Таппа и в ряде других мест.

Высокую активность местные повстанцы и иностранные боевики проявляют в западной провинции Анбар. Именно здесь американские войска несут наибольшие потери. В июне части ВС США при поддержке иракских правительственных сил провели в столице провинции Рамади операцию с целью пресечения действий повстанцев и иностранных боевиков, которая особого успеха не имела. В настоящее время в провинции размещено 28 тыс. американских и ок. 10 тыс. иракских военных. Отметим, что планы намечаемого сокращения группировки вооруженных сил США в Ираке не предполагают уменьшения численности контингента в Анбаре, а силы правительственной армии в провинции к концу 2006 года предполагается увеличить вдвое.

Не снижается интенсивность боевой и террористической деятельности повстанцев и боевиков в т. н. «треугольнике смерти» южнее Багдада, особенно в районе городов Эль-Искандерия, Эль-Махмудия, Эль-Юсуфия, Эль-Латифия.

В июне вооруженные и террористические акции имели место и в различных районах на юге Ирака, хотя в целом здесь их интенсивность, как и прежде, была ниже, чем в центре, на севере и на западе страны.

Напряженная обстановка сохраняется в Басре. Это вынуждено признать командование дислоцированных в городе британских войск. Англичане характеризуют ситуацию в Басре как в целом «тревожную». В городе регулярно происходят вооруженные стычки между различными политико-религиозными группировками (в основном шиитскими), широкое распространение получило насилие на почве межконфессиональной розни. И все это, не смотря на введенное премьер-министром Н. аль-Малики в Басре чрезвычайное положение. Фактически же ни центральные, ни местные власти не в состоянии пока стабилизировать обстановку в городе и прилегающих к нему районах. Принято решение о наращивании численности группировки правительственной армии в Басре.

На юге Ирака вооруженные нападения и другие насильственные действия имели место также в городах (и прилегающих к ним районах): Хилла, Кербела, Эд-Дивания. Эс-Сувейра, Эль-Кут, Эль-Амара, Самава, Эн-Наджаф. Эн-Насирия и в некоторых других местах.

Обстановка в Иракском Курдистане в июне в основном оставалась стабильной.

Одной из главных причин сохраняющейся в Ираке высокой степени напряженности является продолжающееся в значительных масштабах и во многих случаях принимающее ожесточенный характер противоборство между арабами-суннитами и шиитами. В различных районах страны происходят взаимные нападения на представителей обеих общин, убийства и похищения политических и религиозных деятелей, обычных граждан. Продолжается в буквальном смысле этого слова охота на бывших высокопоставленных офицеров саддамовской армии. Во многих городах и других населенных пунктах, особенно в Багдаде и его окрестностях, практически ежедневно на улицах, в реках и других местах находят трупы убитых шиитов и суннитов.

По данным моргов, большинство из этих людей погибли от огнестрельных ранений, но очень много и таких, кто умер от пыток огнем или электрическим током. Ежедневно только в морг багдадского паталогоанатомического института доставляют от 35 до 50 подобных трупов. Большинство из них полиция находит в ходе патрулирования на окраинах города.

С конца февраля по середину июня с. г. по причине угроз и преследования на почве межконфессиональной вражды свои мест проживания были вынуждены покинуть ок. 131 тыс. человек (21731 семья). Из них 70% - шииты, а остальные сунниты, а также небольшое число христиан и курдов. И это только те, кого учла местная официальная статистика.

Река Тигр разделила Багдад на преимущественно шиитские восточные районы и преимущественно суннитские – западные, что напоминает «зеленую линию», разделившую Бейрут на мусульманскую и христианскую части в годы гражданской войны в Ливане в 1975-1990 годах.

Не спадающий уровень насилия в стране вынуждает все большее число иракцев эмигрировать в другие государства. По оценке ООН, поток беженцев из Ирака в настоящее время является самым большим в мире. Всего после американо-британского вторжения в марте 2003 года свыше 1,2 млн иракцев покинули родину.

Уничтожение 7 июня в результате спецоперации, проведенной американскими военными, главаря иракского филиала «Аль-Каиды» А. М. аз-Заркауи, несомненно, стало крупным успехом в борьбе с иностранными террористами и их пособниками в Ираке. Однако это не повлияло на деятельность собственно иракского вооруженного сопротивления, которое является национальным в своей основе, и к тому же зачастую вступает в конфликты с зарубежными боевиками. Борьба иракских повстанцев против нынешнего правительства и оккупационных сил не ослабла, а насилие в Ираке, имеющее глубокие внутренние корни, не прекратилось. Фактически данное обстоятельство признали и президент США Дж. Буш, и командование американских войск в Багдаде.

По оценке американских экспертов, преемником аз-Зракауи, вероятнее всего, стал некто Абу Аюб аль-Масри, он же Абу Хамза аль-Мухаджир. Но здесь, как видится, главное заключается не в имени нового главаря террористов и экстремистов, а имеются ли у него качества настоящего лидера и организатора.

По информации командования ВС США, за последнее время наибольшее число иностранцев, вливающихся в ряды боевиков и террористов, прибывают в Ирак из Египта. Далее следуют Сирия, Судан и Саудовская Аравия. Это вывод сделан на основании обобщения данных паспортов, изъятых у убитых или захваченных боевиков (всего с начала года американские войска захватили в плен до 420 иностранных боевиков). Вместе с тем происходит и все больший приток в ряды боевиков и сторонников «Аль-Каиды» иракских граждан.

Кроме того, по имеющейся информации, в Ираке в настоящее время сражаются ок. 150 подданных Великобритании из числа исламских радикалов. Эти люди объединены в т. н. «Британскую бригаду», которая, предположительно, действует в районе к западу от Багдада. В целом же, по оценке представителя британских спецслужб, за последние два года значительно увеличился поток мужчин исламского вероисповедования, отправляющихся в Ирак из западноевропейских государств для участия в борьбе с иностранными войсками. Считается, что мотивацией для этого является главным образом усиливающееся неприятие мусульманами, проживающими в Европе, действий США и Великобритании в Ираке, особенно регулярно вскрывающимися все новыми скандальными фактами различного рода насильственных действий и издевательств военнослужащих оккупационных сил по отношению к иракцам.

По оценке американского командования, в стране «по-прежнему существуют ячейки закаленных, настроенных на убийства и безжалостных лиц, которые, не колеблясь, убивают мирных граждан в своем стремлении подорвать законное правительство Ирака». По словам руководителя Разведывательного управления МО США генерала Майкла Мэйплса, действующие в стране боевики «остаются сильными, сохраняют живучесть». Генерал утверждает, что если в начале июня число акций экстремистов, связанных с сетью «Аль-Каиды» в Ираке сократилось, то затем оно вновь стало увеличиваться.

Главными целями нападений, терактов, похищений людей и других насильственных действий, совершаемых повстанцами и боевиками, продолжают оставаться политические деятели, иракские правительственные чиновники различных рангов, военнослужащие правительственной армии, полицейские, сотрудники органов безопасности, иракские граждане, работающие на иностранные войска, иностранцы, работающие в Ираке, местные и зарубежные журналисты, профессорско-преподавательский состав иракских ВУЗов. Особенно тревожным, по оценке ООН, является рост числа убийств и угроз в отношении судей, прокуроров и судейских работников, что сказывается на нормальной деятельности судов.

Многие теракты продолжают совершаться боевиками-смертниками, как правило, подрывающими автомашины, начиненные взрывчаткой, в местах большого скопления людей.

Наиболее громким преступлением террористов в июне стало похищение и последующее убийство пятерых сотрудников российского посольства в Багдаде.

По данным ООН, только в 2006 году в Ираке ради получения выкупа, по политическим и иным мотивам были похищены ок. 20 тыс. человек. В июне было совершено несколько крупных похищений, когда боевики захватывали сразу несколько десятков человек.

Высокой активностью отличаются действия партизан и террористов на иракских автодорогах. Растут потери среди водителей автотранспортных средств, в т. ч. иностранцев.

Не прекращаются многочисленные диверсии и нападения на объекты нефтяной отрасли, особенно на севере и в центре страны, что самым серьезным образом препятствует налаживанию ритмичной работы ее предприятий, ведет к регулярным перебоям в экспорте нефти.

Прямую помощь повстанцам и боевикам в ряде случаев оказывают представители власти на местах. Так, 15 июня американскими и иракскими военными в г. Кербела был задержан председатель местного совета шейх А. Аз-Зубейри, который возглавлял террористическую сеть, действовавшую на юге Ирака. Под его руководством боевики совершали нападения на американских и иракских военнослужащих.

Значительную, неуклонно растущую угрозу безопасности и единству страны представляют вооруженные формирования, созданные по этническому и религиозному принципу. Все большую силу представляют из себя банды уголовников. Вооруженные милиции постоянно вмешиваются в действия армии и полиции. По признанию высокопоставленного сотрудника министерства обороны Ирака, «мы не можем действовать эффективно, если имеются люди, которые имеют оружие наряду с нами. Если эта проблема будет решена, я уверен, что безопасность стабилизируется на длительное время».

Боевики милиций причастны к похищениям и убийствам людей, другим насильственным акциям. Особенно это характерно для вооруженных формирований шиитских партий и группировок. Жители Багдада, многих других мест во все большей степени ощущают на себе контроль со стороны шиитских или суннитских милиций.

В целом «религиозное и этническое насилие стало реально соперничать с повстанческим движением по числу наносимых потерь и угрозе, создаваемой политическому, социальному и экономическому прогрессу в Ираке. Становится все меньше и меньше различий между повстанческими действиями и гражданской войной, а все стороны все больше прибегают к терроризму», - считают американские эксперты.

Соединенные Штаты считают, что Сирия и Иран недостаточно делают для того, чтобы не позволять боевикам из других стран проникать в Ирак. В Вашингтоне настаивают, чтобы Тегеран и Дамаск прекратили оказание материальной и финансовой поддержки противникам нынешнего иракского правительства.

План национального примирения, выдвинутый премьер-министром Н. аль-Малики, предусматривает в качестве одного из главных направлений стабилизации обстановки в Ираке ведение переговоров с суннитскими повстанческими группировками с целью склонить их к прекращению вооруженного сопротивления и добиться их присоединения к политическому процессу. По заявлениям властей, целый ряд повстанческих организаций сообщили о своей готовности начать диалог с правительством. Насколько успешно будет продвигаться этот процесс покажет время. Пока же отметим, что в числе главных требований, выдвигаемых суннитскими повстанцами, является признание их легитимности и составление четкого временного графика вывода из страны иностранных войск.

Вопрос о состоянии и реальных возможностях силовых структур Ирака по праву считается одним из важнейших в решении проблем обеспечения безопасности в стране. По состоянию на 1 июля с. г. в их рядах насчитывалось ок. 266,3 тыс. человек. Однако, несмотря на значительную численность, реальные возможности иракской армии, сил и органов МВД все еще явно недостаточны для решения самостоятельно и в полном объем задач по контролю за ситуацией в стране.

В июне были назначены новые министр обороны, внутренних дел и государственный секретарь по вопросам национальной безопасности. Военное ведомство возглавил суннит генерал-майор Абдель Кадер аль-Обейди Мухаммед Джасим, МВД – шиит Джавад аль-Булани, а госсекретарем по национальной безопасности стал шиит Ширван аль-Вали. Все трое ранее служили в саддамовской армии.

По оценке экспертов, слабой подготовкой отличаются командные кадры армии и руководящие работники МВД, на низком уровне остается качество подготовки основной массы военнослужащих и полицейских. По-прежнему очень остро стоит вопрос о техническом оснащении вооруженных сил и МВД, что самым негативным образом сказывается на их боеспособности, а особенно на морально-психологическом состоянии солдат, полицейских и офицеров.

Но главное – личный состав силовых структур разделен по этническому и религиозному признаку. В рядах ВС и МВД служит значительное число бывших боевиков курдских и шиитских вооруженных формирований, чья лояльность центральному правительству вызывает очень большие сомнения. Кстати, считаются недостаточно надежными даже иракские подразделения, охраняющие подступы к т. н. «зеленой зоне» в Багдаде, в которой размещены основные государственные учреждения и многие посольства, в т. ч. американское. Саму же « зеленую зону» охраняют исключительно войска США.

В армии в настоящее время числится до 20 тыс. бывших боевиков курдских отрядов «пешмерга», а в полиции, особенно на юге Ирака, значительная часть сотрудников представлена бывшими боевиками радикальных шиитских формирований «Бригад Бадра», «Армии Махди» и некоторых других более мелких группировок. В частности, из 12 тыс. полицейских в Басре, половина ранее состояла в шиитских отрядах.

Массовым явлением остается дезертирство. Так, с января по май 2006 г. из 10 тыс. военнослужащих, размещенных в провинции Анбар, дезертировали 1,5 тыс. человек. Отмечается, что иракские солдаты, проходящие службу в провинции Анбар, нерегулярно получаю жалование (задержки порядка шести месяцев), их порой не кормят в течение двух-трех дней. Не всегда нормальные отношения существуют и с американскими военнослужащими.

В условиях массовой безработицы в стране значительная часть военнослужащих и сотрудников МВД служит только ради получения заработка. В армии и полиции по-прежнему много тех, кто сочувствует повстанцам или прямо работает на них. Все это не позволяет говорить об иракской армии и полиции как единых и цельных структурах.

Правительство Н. аль-Малики обещает семьям военнослужащих и сотрудников МВД бесплатную недвижимость в случае гибели их родственников при исполнении служебных обязанностей.

Подготовкой иракских силовиков занимаются преимущественно иностранные военнослужащие, главным образом из ВС США (ок. 4 тыс. чел.). По признанию американского генерала М. Дэмпси, отвечающего за подготовку иракских сил безопасности, для их полной подготовки потребуется еще два года.

Вооруженные силы Ирака насчитывают 119,9 тыс. человек и состоят из сухопутных войск и малочисленных ВВС и ВМС. К началу 2007 года их численность планируется довести до 137,5 тыс. человек. На вооружении состоит в основном боевая техника советских образцов.

Организационно сухопутные войска (118,3 тыс. чел.) состоят из 10 дивизий (пехотных – 9, механизированных – 1), в составе которых имеется 91 пехотный, 5 механизированных и 4 танковых батальона (последние имеют на вооружении танки Т-55 и Т-72). Из 10 дивизий только две считаются полностью сформированными. Лучшим соединением считается 9-я механизированная дивизия, дислоцированная в районе Багдада.

Кроме того, в составе сухопутных войск имеются иракские специальные оперативные силы (ИСОС), 17 батальонов охраны стратегической инфраструктуры (11 полностью сформированы, предназначены для охраны объектов нефтяной отрасли), 9 транспортных батальонов и 5 батальонов тылового обеспечения.

ИСОС являются наиболее боеспособным формированием сухопутных войск. Они насчитывают 1600 человек и организационно состоят из батальона «коммандос», контртеррористической оперативной группы и разведывательных подразделений. Подразделения ИСОС оснащены американским вооружением и техникой.

Подавляющая часть офицеров среднего и высшего звена представлена лицами, служившими в армии при С. Хусейне (это главным образом арабы-сунниты). Две дивизии, дислоцированные на севере Ирака, укомплектованы преимущественно курдами. По оценке американских военных, в боевых операциях против повстанцев и иностранных боевиков наиболее эффективно проявляют себя именно курдские части и подразделения. В то же время имеются значительные трудности при рекрутировании в армию арабов-суннитов.

В Украине намечено закупить запчасти для бронетехники. В скором времени из США должны поступить 378 легких бронированных автомобилей. Всего заказано 1050 таких машин, поставка которых должна быть завершена до декабря 2009 года.

О планах по оснащению армии современными видами вооружения (бронетанкового, артиллерийского, противотанкового, ПВО и др.) не сообщается. Скорее всего, они просто отсутствуют. Генерал М. Дэмпси, отвечая на вопрос, когда же иракская армия получит более серьезное вооружение, заявил, что ее «оснащение адекватно задаче борьбы с внутренними угрозами безопасности».

Военно-воздушные силы (600 чел., в т. ч. 41 летчик) имеют на вооружении 10 легких разведывательных самолетов, которые предназначены для наблюдения за линиями нефтепроводов. Кроме того, имеются 3 транспортных самолета С-130Е и 13 вертолетов (Ми-8 – 8, Белл-206 – 5). В ближайшее время должны поступить 16 вертолетов UH-1Н, а в 2007 году может быть закуплена партия из 10 вертолетов Ми-8. У правительства нет планов приобретения боевых самолетов и создания сил ПВО.

Со времени начала войны 2003 года ВС США полностью контролируют иракское воздушное пространство и не собираются отказываться от этого в обозримом будущем. Американцы опасаются, что в случае передачи контроля в руки иракских военных и оснащения ВВС Ирака современными боевыми самолетами и вертолетами, этим могут воспользоваться повстанцы и террористы, которые таким образом получат возможность наносить удары с воздуха по войскам и базам США.

Военно-морские силы (1000 чел.) имеют на вооружении 5 патрульных катеров и 34 моторные лодки. Сформирован батальон морской пехоты. Иракские ВМС тесно взаимодействуют с кораблями ВМС США и Великобритании. Намечено приобрести несколько патрульных кораблей и катеров.

Органы и военизированные формирования МВД насчитывают ок. 146,4 тыс. человек. До конца текущего года в их составе должно быть 188 тыс. сотрудников и военнослужащих.

Главным компонентом министерства является полиция, в рядах которой служит (включая дорожную полицию) 101 тыс. человек (135 тыс. чел. к 1.01.2007 г.). Именно на полицейских лежит основная нагрузка несения повседневной службы по поддержанию порядка, а также участию в не крупных антитеррористических операциях. В то же время их «самым тяжелым оружием» остается автомат Калашникова, а полицейские автомобили в подавляющем большинстве не имеют бронирования. Невысоким остается качество подготовки основной массы полицейских. Здесь очень значительна текучесть кадров по причине высокого риска для жизни при выполнении служебных обязанностей и невысокого жалования.

Полиция, как и МВД в целом, отличаются крайне высокой степенью коррумпированности. Характерной особенностью является и то, что местные полицейские силы находятся в фактическом подчинении региональных политических лидеров и весьма относительно исполняют приказы и распоряжения центральных органов власти. В первую очередь, это относится к Курдистану и южным провинциям. Американские и британские военные утверждают, что иракская полиция основательно засорена людьми, лояльными повстанцам.

Наиболее подготовленной и боеспособной частью МВД являются военизированные формирования Иракской национальной полиции (ИНП). Их численность составляет 22,7 тыс. человек в составе 28 батальонов различного назначения. В ИНП имеются подразделения «коммандос», механизированной полиции, полиции общественной безопасности, сил чрезвычайного реагирования (400 чел.). Последние подчиняются непосредственно главе МВД. Основная часть формирований ИНП размещена в Багдаде и прилегающих к столице районах. Ряд подразделений оснащен легкой бронетехникой.

В состав МВД входят силы пограничной охраны (22,7 тыс. чел.). Организационно они состоят из 12 бригад (38 батальонов), которые размещены на 244 фортах (погранзаставах). Планируется ввести в строй еще 14 застав. Пограничники вооружены стрелковым оружием и оснащены колесными патрульными автомашинами. В июле с. г. коалиционные силы планируют передать иракским пограничникам всю ответственность за охрану границ страны.

Нынешнее иракское правительство имеет планы создания новой разведывательной службы с целью получения более полной и качественной информации о повстанческом движении и террористах «Аль-Каиды». Деятельность существующей службы, созданной в свое время американцами, власти не устраивает. Считается, что ее глава генерал М. А. Шахвани (суннит, служил в армии С. Хусейна) близок к бывшему премьер-министру А. Алауи. Новая служба, формированием которой занимается госсекретарь по нацбезопасности Ш. аль-Вали, будет подчиняться непосредственно главе правительства. В Багдаде утверждают, что план создания этой службы получил одобрение в Вашингтоне.

Продолжается передача контроля над различными районами страны от коалиционных сил иракским армии и полиции. Так, в июне это процесс начался в южной провинции Мутанна, откуда выводятся британские, японские и австралийские подразделения. Полностью провинция Мутанна перейдет под иракский контроль в июле с. г. Затем должна наступить очередь также южной провинции Майсан, откуда должны быть выведены британские войска.

Между иракскими властями и коалиционным командованием имеется договоренность о том, что если иракцы не готовы к приему того или иного района, то правительство в Багдаде «не станет рекомендовать преждевременного вывода» оттуда сил коалиции.

Вместе с тем существует реальная опасность того, что переход ответственности за безопасность в южных провинциях к иракской стороне может на деле привести не к утверждению там твердой власти центрального правительства, а к установлению в значительной степени контроля над этими провинциями со стороны вооруженных формирований различных шиитских партий и группировок. По утверждению представителя командования ВС США, увеличение численности иракских сил безопасности в том или ином районе страны не приводит, как правило, к снижению интенсивности действий местных повстанцев и иностранных боевиков.

В июне продолжалось освобождение из тюрем иракцев, которые не совершали преступлений или не были причастны к терроризму. Глава правительства Н. аль-Малики объявил амнистию 2500 заключенным, большая часть из которых вышла на свободу до конца месяца. В тоже время министерство юстиции Ирака обратилось к американскому командованию отложить передачу под его контроль тюрем и лагерей, находящихся в ведении ВС США. Это объясняется тем, что собственно иракские тюрьмы в настоящее время полностью контролируются боевиками шиитских вооруженных формирований, которые освобождают своих единоверцев и учиняют расправы над суннитскими заключенными. Минюст вынужден признать: «Мы не способны контролировать обстановку в тюрьмах. Таково реальное положение дел. В тюрьмах заправляют вооруженные группировки». Американская сторона пошла на встречу просьбе иракского министерства.

Новое правительство Ирака в качестве одной из основополагающих задач определило нормализацию обстановки в сфере безопасности и постепенную передачу контроля над всеми регионами страны в ведение национальных силовых структур. Этот процесс намечается по большей части завершить до конца 2007 года а полностью – до конца 2008 года. Вместе с тем, учитывая нынешнее положение дел в армии и МВД, выполнение данной задачи представляется крайне затруднительным, т. к. вряд ли в отведенные сроки власти смогут создать действительно эффективные, а главное полностью лояльные правительству ВС и силы охраны правопорядка. Критически оценил заявления иракского руководства о том, что коалиционные силы смогут через полтора года полностью передать контроль за безопасностью в Ираке местным силовым структурам президент США Дж. Буш.

А пока же, по заявлению министра иностранных дел Ирака Х. Зибари, «продолжающееся сотрудничество между иракскими вооруженными силами и многонациональными силами по-прежнему необходимо для обеспечения нашей безопасности и достижения цели самодостаточности в защите нашей страны и обеспечении мира».

По состоянию на 1 июня 2006 года группировка вооруженных сил США в Ираке насчитывала ок. 127 тыс. человек, т. е. за месяц уменьшилась на 6 тыс. человек.

Вашингтонская администрация намерена постепенно сокращать численность военной группировки в Ираке, но «при условии, что иракские силы продолжат укрепляться». Имеются намерения уменьшить численность американских войск к концу 2006 года до 113-100 тыс. человек. Тем не менее, президент США Дж. Буш считает, что преждевременный вывод войск из Ирака станет поражением для Америки. В июне обе палаты Конгресса США проголосовали против установления конкретных сроков вывода американских войск из Ирака. В тоже время комитет по ассигнованиям Палаты представителей внес в бюджетный законопроект на следующий финансовый год положение, запрещающее создание постоянных американских баз на иракской территории.

Потери личного состава ВС США в Ираке в июне 2006 года составили убитыми 62 и ранеными ок. 450 человек. Таким образом, общие потери американских вооруженных сил со времени начала иракской компании с марта 2003 года по 31 мая 2006 года составили, по уточненным данным, убитыми 2601 человек и ранеными ок. 18800 человек.

Потери среди военнослужащих других стран-участниц международной коалиции составили в июне убитыми 2 (Дания, Италия) и ранеными 5 человек (Великобритания, Италия).

Высокая активность действий боевой авиации США и Великобритании в Ираке, особенно в западных и центральных районах страны, включая Багдад, свидетельствует о сильном сопротивлении повстанцев. Регулярно боевые вылеты для поддержки операций наземных сил совершают американские тактические истребители F-15, F-16, F/А-18 и британские «Торнадо».

Для ведения воздушной разведки интенсивно используются беспилотные летательные аппараты (БЛА) типа «Предатор» (они также применяются для нанесения ударов по различным объектам противника) и «Ай-Нэт», которые имеют большой радиус действия. Так, за последние два года только БЛА «Ай-Нэт» налетали до 10 тыс. часов. Максимальный ежемесячный налет этих аппаратов доходит до 700 часов. Для разведки иракской территории ВС США также широко используют возможности ИСЗ.

В Пентагоне изучают возможность сокращения срока пребывания американских военнослужащих в Ираке с одного года до 6-9 месяцев с тем, чтобы уменьшить раздражение солдат и офицеров от длительного нахождения вдали от родных мест.

Продолжают иметь место случаи ошибочного или чрезмерного применения силы американскими войсками. Кроме того, в последнее время стали вскрываться все новые факты грубого насилия и убийств военными США мирных иракских граждан. Командиры подразделений ВС США получили приказ проводить с подчиненными занятия «по этике и профессиональному поведению». Со своей стороны, иракское правительство намерено проводить собственные расследования случаев насилия со стороны американских военнослужащих по отношению к местным жителям. Министерство обороны США уже выплатило в качестве компенсаций ок. 20 млн долларов за гибель мирных иракских граждан, из этой суммы примерно 9 млн долларов приходится на провинцию Анбар.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (24) составляла на 1 июля 2006 года ок. 20 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (7,6 тыс. чел.), Южная Корея (3,0 тыс. чел.) и Италия (ок. 2,5 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН в Багдаде и не входят в состав многонациональных сил. Для обеспечения безопасности сотрудников ООН в других городах Ирака задействованы подразделения из контингентов ВС Грузии, Румынии и Южной Кореи.

Согласно планам правительства Великобритании, английские войска намечено вывести с иракской территории летом-осенью 2008 года.

США выразили свое недовольство фактом вывода итальянских войск из Ирака. Возвращающиеся на родину итальянские солдаты и офицеры будут заменены британскими (800 чел.) и, возможно, австралийскими (540 чел.) военнослужащими, которых перебросят в Эн-Насирию из провинции Майсан.

В июне началась подготовка к выводу из Ирака японского контингента (ок. 600 чел.), который будет завершен уже в июле. Вместе с тем, японцы оставляют в распоряжении коалиционных сил три военно-транспортных самолета, базирующиеся в Кувейте и занимающиеся переброской грузов в Ирак.

Президент Польши Л. Качиньский заявил, что польские войска (900 чел.) покинут Ирак в 2007 году.

По мнению иракских официальных лиц, вывод из страны иностранных войск в конечном счете будет способствовать нормализации обстановки в Ираке, т. к. местное население «в настоящее время считает иностранных военнослужащих оккупантами, а не освободителями, которыми те должны были стать». Кроме того, вывод иностранных войск даст правительству Ирака возможность начать активный диалог с рядом соседних государств, которые «до сих пор по меньшей мере симпатизировали сопротивлению».

На территории Ирака в настоящее время действуют офицеры иорданских спецслужб, а также под различным прикрытием военнослужащие «Бригады 71» – личного элитного подразделения короля Абдаллы II.

По информации директора национальной разведки США Дж. Негропонте, с 2003 года коалиционные войска обнаружили на иракской территории до 500 оружейных боеприпасов, в которых содержались разбавленный иприт и зарин.

Таким образом, положение дел в Ираке в сфере безопасности в июне 2006 года существенных изменений не претерпело и продолжало оставаться напряженным. Это вынуждены признавать как иракское правительство, так и американское командование. По словам командующего иракской группировки ВС США генерала Дж. Кейси, «ситуация с обеспечением безопасности в стране все еще далека от желаемой».

В июне 2006 года внутриполитическая обстановка в Ираке оставалась очень сложной. Между основными иракскими политическими силами сохранялись серьезные противоречия по многим вопросам дальнейшего развития страны, что препятствовало политическому процессу.

По оценке посла США в Багдаде З. Халилзада, которую он представил госсекретарю К. Райс, Ирак распадается на отдельные части, а реальная власть находится в руках местных боевиков, не признающих центрального правительства.

8 июня после назначения министров силового блока завершился длительный процесс формирования нового иракского правительства.

Однако главным внутриполитическим событием месяца стало представление парламенту 25 июня премьер-министром Ирака Н. аль-Малики программы национального примирения. Главная цель этого документа – обеспечить в стране безопасность и прекратить насилие на религиозной и этнической почве. В частности, предполагается начать диалог с суннитскими повстанцами, пересмотреть статус бывших членов правившей при С. Хусейне партии Баас, разоружить неправительственные вооруженные формирования, частично интегрировав их боевиков в армию и МВД, а частично трудоустроив в гражданском секторе.

Постепенно намечается передать контроль над всей территорией Ирака от войск коалиции местной армии и полиции. Планируется проведение широкой амнистии, которая не коснется террористов и сторонников С. Хусейна. Вместе с тем, как видится, в условиях наличия острых разногласий в иракском обществе и политической элите, слабого авторитета центральной власти и отсутствия у нее эффективных рычагов воздействия на ситуацию в стране крайне маловероятно, что положения правительственной программы будут реализованы в полном объеме.

Программа, выдвинутая Н. аль-Малики, вызвала неоднозначную реакцию в Ираке. Ее поддержали некоторые суннитские политические организации. Кроме того, по утверждению властей, ряд суннитских группировок, ведущих вооруженную борьбу под флагом сопротивления иностранной оккупации, проявили интерес к подключению к политическому процессу. Одной из основ правительственной программы является предполагаемая амнистия участников вооруженной оппозиции. В этой связи аль-Малики заявил: «Наши двери открыты для тех, на чьих руках нет крови иракцев или сил безопасности. Но мы не можем говорить с теми, кто участвовал во взрывах и похищал людей». В тоже время М. Н. ад-Дури, лидер одной из ведущих суннитских организаций – «Ассоциации мусульманских улемов», утверждает, что программа аль-Малики является не более чем «пиаровской кампанией правительства», т. к. она, по сути, «исключает всех». Здесь же отметим, что американское командование считает, что без амнистии части боевиков национальное примирение в Ираке невозможно.

Сепаратистские настроения все настойчивее проявляются в городе и провинции Басра. Их активным выразителем является исламистская партия «Аль-Фадыля». В ее руководстве прямо заявляют: «Мы имеем два миллиона населения, аэропорт, порт и нефть – все, что необходимо для того, чтобы быть государством». Отметим, что нефтяные поля провинции считаются одними из богатейших в Ираке.

Трудная ситуация сохраняется в экономике и социальной сфере Ирака. Не прекращаются перебои с подачей электричества и воды, значительные сложности имеются в работе коммунального хозяйства. И все же, несмотря на многочисленные трудности и действия боевиков, в июне в стране произошел рост добычи нефти – до 2,5 млн баррелей в сутки, что, однако, все еще ниже довоенного уровня (2,6 млн баррелей). Экспорт нефти составил в прошедшем месяце 1,9 млн баррелей в сутки, из которых 1,6 млн баррелей прошло через Басру и южные терминалы, а 0,3 млн баррелей – через турецкий порт Джейхан.

Вместе с тем, крупные иностранные компании не торопятся инвестировать средства в иракскую нефтяную отрасль, главным образом из-за отсутствия условий для безопасной работы.

Оценочно, на восстановление и модернизацию национальной нефтяной промышленности и инфраструктуры потребуется 10 млрд долларов. Но таких денег у правительства нет. Общая же потребность в финансовых средствах, необходимых для завершения проектов по реконструкции экономики и инфраструктуры Ирака оценивается западными экспертами в 18-28 млрд долларов.

Между тем американский фонд по оказанию помощи в восстановлении Ирака до конца нынешнего года, скорее всего, прекратит свое существование. Это связано с тем, что 20 млрд долларов, которые конгресс США выделил на восстановление иракской экономики, уже практически закончились или закончатся в ближайшие месяцы. По мнению экспертов, выделенных средств вполне могло бы хватить на восстановление инфраструктуры страны во многих областях, если бы львиная доля денег не уходила на обеспечение безопасности. Постоянные нападения боевиков привели к тому, что на защиту от них требовалось больше средств, чем на реконструкцию самих объектов. Таким образом, остались незавершенными 75% проектов в нефтегазовой сфере, 50% - в энергетическом секторе, 40% - в области налаживания водоснабжения.

Эксперты отмечают, что некоторые из уже начатых проектов можно завершить, используя внутренние иракские средства или те средства, которые поступают в качестве помощи от других государств. Однако этого будет явно недостаточно. США пытаются в настоящее время призвать других доноров оказать Багдаду финансовую помощь, необходимую для экономического восстановления, однако пока поступило лишь 13 млрд долларов. В частности, Исламский банк развития зарезервировал для Ирака 500 млн долларов. Эти средства будут предоставляться в виде кредитов под конкретные проекты – строительство школ, больниц, дорог и других гражданских объектов.

Продолжают иметь место протестные выступления населения, требующего от властей наладить нормальную жизнь, снабжение водой, топливом и т. п. Наиболее крупное выступление подобного рода в июне имело место в Эс-Самаве на юге страны.

Таким образом, внутриполитическая обстановка в Ираке по-прежнему остается очень сложной и нестабильной. В стране фактически отсутствует твердая центральная власть, усиливаются сепаратистские настроения в регионах – в Курдистане на севере и в ряде южных провинций. Местная политическая элита разобщена по этническому и конфессиональному признакам, что делает крайне затруднительным, более того, маловероятным достижение национального единства в Ираке.

В прошедшем месяце внешнеполитическая активность вокруг Ирака несколько возросла.

Повышенное внимание в июне уделяла Ираку американская администрация. С целью оказания поддержки новому правительству Багдад с однодневным визитом посетил президент США Дж. Буш. Он заверил иракское руководство в неизменности курса Вашингтона на поддержку нынешних властей и обещал не спешить с выводом из страны американских войск «до окончательной стабилизации обстановки в Ираке», одновременно отметив, что иракцы сами должны решать «в какой стране они хотят жить». Буш также призвал другие государства, особенно соседние с Ираком, активнее помогать багдадским властям в деле восстановления страны.

Ежемесячные расходы США на войну в Ираке составляют в настоящее время 6,4 млрд долларов.

МИД Ирана заявил, что прямые переговоры с США по Ираку невозможны из-за «неразумного и неприемлемого поведения» американской администрации. Президент ИРИ М. Ахмадинежад вновь подчеркнул, что присутствие оккупационных войск – «основная причина страданий иракского народа». Со своей стороны, Вашингтон продолжает обвинять Тегеран в оказании помощи боевикам и экстремистам, действующим в Ираке. В частности, речь идет о предоставлении им денежных средств, оружия и подготовке кадров.

Главы внешнеполитических ведомств стран-членов Организации Исламская конференция на совещании в Баку «решительно поддержали суверенитет и целостность Ирака», заявили о «необходимости положить конец вооруженному террору в Ираке, обеспечить стабильность и безопасность в стране, завершить там восстановительные работы и продолжить оказание материальной и моральной поддержки народу и правительству Ирака».

Министры иностранных дел стран «Большой восьмерки» на встрече в Москве призвали «международное сообщество, в частности ООН, международные финансовые учреждения, соседние с Ираком страны и региональные правительства откликнуться на новый этап развития Ирака, оказывая широкую поддержку новому правительству Ирака и его народу». Министры также выразили свою поддержку иракскому правительству «в его инициативе работать для достижения национального согласия».

В июле в Тегеране намечено провести очередное (девятое) совещание министров иностранных дел государств-соседей Ирака.

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в июне 2006 года характеризовалась нестабильностью и напряженностью. Положение дел в стране продолжает оставаться отсутствием безопасности и политической неопределенностью. Причем реальных путей выхода из создавшейся ситуации пока отчетливо не просматривается.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03038 sec