Ситуация в Турции: июнь 2006 г.

07 июля 2006
А.А. Гурьев

В июне Анкара продемонстрировала разновекторность своей внешней политики. Основное внимание на востоке было уделено отношениям с Израилем и Палестиной, а также с рядом арабских стран. Проблема иранской ядерной программы продолжала оставаться в списке важнейших вопросов, находящихся на особом контроле турецкого руководства. На очередном этапе сложного процесса вступления Турции в Европейский союз вновь «проявила» себя кипрская проблема, неурегулированность которой в очередной раз обострила отношения между Анкарой и Евросоюзом.

В области внутренней политики характерными моментами являются усиление критики нынешнего правительства со стороны оппозиции, требующей проведения досрочных всеобщих парламентских выборов, падение курса турецкой лиры по отношению к доллару США и подорожание бензина, цена на который достигла в июне исторического максимума.

Значимым событием стало создание в структуре аппарата премьер-министра страны специального Главного управления по вопросам безопасности, которое будет координировать работу всех ведомств по борьбе с терроризмом в соответствии с принятым в парламенте страны новым законом.

В российско-турецких отношениях также произошли важные события, которые, несмотря на определенные сложности, вновь подтвердили намерение Москвы и Анкары и далее расширять комплексное многоплановое партнерство, зафиксированное в совместной Политической декларации, подписанной в Анкаре в декабре 2004 года в ходе официального визита президента РФ В.В. Путина.

Как известно, в конце апреля глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас посетил с официальным визитом Турцию, а в конце мая в Анкаре прошли переговоры главы израильского дипломатического ведомства Ципи Ливни с высшими турецкими руководителями. Эти переговоры стали заключительным этапом подготовки к визиту в Израиль и Палестину президента Турции Ахмета Недждета Сезера, завершившемуся 9 июня.

Именно эти события, по мнению политических наблюдателей, могут служить одним из примеров эффективности разновекторной внешней политики Турции, которая позволяет сохранять приемлемый уровень отношений с обеими конфликтующими сторонами в ближневосточном противостоянии. В Анкаре полагают, что переговоры турецкого президента показали, в частности, заинтересованность Израиля и ПНА в расширении отношений с Турцией, что позволяет турецкой стороне реально претендовать на роль значимого регионального «игрока» и посредника в процессе ближневосточного урегулирования.

Это, кстати, подтвердили и события 29–30 июня, связанные с резким обострением ситуации в зоне палестино-израильского противостояния в связи с похищением палестинскими экстремистами капрала израильской армии и арестом ряда министров и депутатов ХАМАСа по подозрению в причастности к террористической деятельности.

Глава турецкого правительства Р.Т. Эрдоган по просьбе конфликтующих сторон провел 30 июня серию телефонных переговоров с руководителями Израиля и ПНА с целью убедить обе стороны отказаться от силовых методов решения проблемы. Эту же проблему турецкий премьер обсудил в 45-минутном телефонном разговоре с президентом США Дж. Бушем, который положительно оценил усилия Анкары по урегулированию конфликта.

Кроме того, в дипломатических кругах турецкой столицы отмечают, что визит в Израиль главы Турецкой республики имеет особую значимость и с точки зрения укрепления охладевших в последнее время турецко-американских отношений, так как Вашингтон заинтересован в укреплении турецко-израильских отношений.

Наряду с этим отказ президента Турции от переговоров в ходе визита с палестинским премьер-министром Исмаилом Хания окончательно устранил дипломатическую напряженность в турецко-израильских отношениях, возникшую в связи с приездом в Анкару делегации ХАМАСа. Турецкие эксперты отмечают также позитивное отношение к углублению отношений с Анкарой не только у нынешних израильских властей, но и у оппозиции, в частности, у Б. Нетаниягу — лидера основной оппозиционной партии Ликуд. Это позволит, в случае прихода к власти оппозиции, избежать негативного влияния на перспективу реализации турецко-израильских договоренностей по расширению сотрудничества в ряде областей, достигнутых в ходе вышеуказанных визитов.

Прежде всего, стороны договорились о наращивании взаимодействия по военно-технической линии, а также об увеличении объема двустороннего товарооборота в гражданской сфере вдвое — с 2,5 до 5 млрд долларов. «Объем нашего торгово-экономического сотрудничества не должен отставать от уровня наших отношений в военной области», — заметил в связи с этим заместитель премьер-министра Израиля Шимон Перес. Важным рычагом в достижении в этой цели может стать сотрудничество Турции и Израиля в энергетической области, стержнем которого является организация поставок российского газа в Израиль через турецкую территорию.

Турция в ходе переговоров предостерегла Израиль от любых односторонних действий в зоне палестино-израильского конфликта, особо подчеркнув важность «Дорожной карты» в его урегулировании в рамках СБ ООН. Что касается иранской ядерной программы, то Турция подтвердила право любой страны, в том числе Ирана, на использование мирного атома в целях развития национальной экономики. Вместе с тем Анкара подчеркнула серьезную обеспокоенность возможностью распространения в регионе ядерного оружия, а потому стороны договорились о регулярных консультациях по этой проблеме. Политические наблюдатели, анализируя турецко-израильские переговоры, отмечают, в частности, схожесть позиций двух евразийских государств — России и Турции — по этим важнейшим международным проблемам.

В связи с этим эксперты указывают на важность взаимодействия Турции и Израиля с Россией при решении региональных вопросов энергетического сотрудничества, ближневосточного урегулирования и иранской ядерной программы. Россия, отмечают они, незримо присутствовала на турецко-израильском саммите.

Значимым событием на восточном векторе внешней политики Анкары стал второй турецко-арабский экономический форум, прошедший 8–9 июня в Стамбуле. На форуме, в котором принял участие премьер-министр Р.Т. Эрдоган, был озвучен ряд интересных цифр. В частности, в прошлом году товарооборот Турции с арабскими странами составил 17 млрд долларов. Объем работ, выполненных турецкими подрядными строительными фирмами в арабских странах, превысил 30 млрд долларов. На стамбульском форуме было заявлено, что на территории Турции в ближайшие 10 лет будут реализованы энергетические проекты на общую сумму 130 млрд долларов.

Эти проекты, по мнению турецких экспертов, представляют интерес и для арабского капитала, который уже сегодня готов участвовать в приватизации воздушных и морских портов, инфраструктуры распределения в Турции электроэнергии.

Что касается иранской ядерной программы, то аналитики указывают на сохранение активной стадии турецко-иранского диалога по этому вопросу. 20 июня в Баку в рамках работы 33-й сессии Совета министров иностранных дел организации «Исламская конференция» (СМИД ОИК), в соответствии с предварительной договоренностью, прошли переговоры глав дипломатических ведомств Турции и Ирана. Абдуллах Гюль и Манучехр Моттаки, высоко оценивая итоги этих переговоров, были едины во мнении, что, «состоялся очень продуктивный и полезный обмен мнениями по чрезвычайно важным и интересным вопросам, решение которых окажет позитивное влияние не только на двусторонние турецко-иранские отношения, но и на ситуацию в регионе в целом».

Глава турецкой дипломатии Гюль, отвечая на вопрос о возможном визите в Турцию иранской делегации на самом высоком уровне, ответил, что вполне реален обмен такими визитами. «Мы — соседи, а соседи должны постоянно навещать друг друга», — подчеркнул турецкий министр.

Глава иранской дипломатии выразил искреннюю благодарность за позитивные усилия турецкой стороны в урегулировании проблемы иранского ядерного досье, которая, безусловно, была главной темой двусторонних переговоров в Баку. Анкара еще раз подтвердила свою твердую приверженность дипломатическому, мирному пути ее решения и призвала Иран тщательно проанализировать предложения СБ ООН и Германии, быть максимально открытым перед мировым сообществом с целью убедить его в мирном характере иранской ядерной программы.

Переговоры показали, что Анкара и Тегеран находятся в тесном контакте по всем вопросам иранской ядерной проблемы. М. Моттаки заверил турецкую сторону, что Анкара будет подробно проинформирована о результатах анализа Тегераном предложений СБ ООН и Германии.

Министры двух стран обсудили также вопросы торгово-экономического сотрудничества в связи с предстоящим заседанием Совместной экономической комиссии двух стран, сопредседателями которой они являются. Гюль пригласил министров иностранных дел и энергетики Ирана на предстоящее 13 июля в Турции торжественное открытие нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан.

Обращает на себя внимание тот факт, что спустя всего четыре дня после этих переговоров А. Гюль отправился в Тегеран с рабочим визитом, в ходе которого провел встречи и переговоры с высшими иранскими руководителями, включая президента М. Ахмадинежада. При этом известно, что 8 июля глава турецкого ведомства вновь посетит Тегеран с целью участия в форуме стран — соседей Ирака.

Такая активность турецко-иранских контактов внесла определенную сумятицу в их оценку со стороны Госдепартамента США. Представитель по печати американского внешнеполитического ведомства Адам Эрели заявил, что Анкара в связи с этим визитом консультировалась с Вашингтоном, но, тем не менее, назвал его «чисто турецким визитом». Он подчеркнул, что ничего не слышал о посреднической роли Турции в урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы. Посол США в Анкаре Росс Вильсон дал положительную оценку этим контактам, заметив, что, с учетом четкой позиции Турции по этой проблеме, они могут способствовать реализации усилий международного сообщества, направленных на решение вопроса о иранском ядерном досье.

Думается, четкая оценка Вашингтоном этих турецко-иранских контактов прозвучит после визита в США А. Гюля, который запланирован на 5 июля.

В июне политическая оппозиция в Турции предприняла попытку объединить свои усилия против правящей Партии справедливости и развития (ПСР) с целью проведения в стране досрочных всеобщих парламентских выборов. Инициатива исходила от Демократической левой партии. Однако она не была поддержана ведущими оппозиционными партиями, которые хотя и выступают за проведение таких выборов, не нашли «общего языка» по вопросу, касающемуся условий объединения своих усилий на этом направлении. Бывший президент С. Демирель, «отметившийся» в июне рядом резких заявлений в адрес правительства, пока что не «дотягивает» до роли координирующего оппозиционного центра, которой его наделяют ряд турецких экспертов.

Отсутствие единства в рядах оппозиции умело использует ПСР, которая профессионально укрепляет свои позиции среди избирателей. 30 июня в ПСР объявлено о начале летней пропагандистской кампании, в ходе которой все депутаты и ведущие функционеры партии проведут встречи с избирателями в 40 тысячах деревень и городов страны. Во время этих встреч будет рассказано о достижениях Турции за почти четырехлетний период пребывания ПСР у власти, а также о планах правительства по основным направлениям внутренней и внешней политики. Необходимо отдать должное организаторам подобных встреч. ПСР, по сравнению с другими политическими партиями, собирает на митинги наибольшее число участников. Это находит свое отражение в результатах многочисленных исследований общественного мнения, в соответствии с которыми генеральный председатель ПСР и нынешний глава правительства Р.Т. Эрдоган намного опережает лидеров основных оппозиционных партий. На его популярности практически не отразились даже существенные колебания в июне курса турецкой лиры по отношению к доллару и рекордное подорожание бензина, стоимость которого превысила 2 доллара за литр.

Главным событием июня в российско-турецких отношениях, безусловно, стал визит в Россию президента Турции А.Н. Сезера. Его итоги получили высокую позитивную оценку в политических, дипломатических кругах Турции, в средствах массовой информации страны, а сам визит был назван историческим. Ахмет Недждет Сезер заявил в России: «Наши отношения вышли на стратегический уровень». «Продвинутое партнерство с Россией». «Российско-турецкие отношения переживают лучший период в своей истории». Это только некоторые заголовки многочисленных репортажей и комментариев в средствах массовой информации Турции по итогам российско-турецкого саммита в Москве.

Один из ведущих в стране информационных телеканалов, CNN Tьrk, выделил уверенность турецкого президента в том, что двусторонний товарооборот между Россией и Турцией в объеме 25 млрд долларов будет достигнут. Президент России, отметил телеканал, в свою очередь уверен в том, что Москва и Анкара сделают все для реализации совместных проектов в оговоренные сроки. Такой настрой обеих сторон говорит о реальности поставленных задач и искреннем желании их решать сообща. Именно о такой нацеленности на результат деловых кругов двух стран говорят цифры, которые привел российский президент в своем заявлении по итогам переговоров. Владимир Путин отметил, что еще два–три года тому назад размер российских инвестиций на турецком рынке составлял 200 млн долларов. Сегодня же этот показатель равен 2 млрд долларов.

Влиятельная в турецких политических кругах газета «Миллиет», продолжая тему совместных российско-турецких проектов, подчеркивает слова Ахмета Недждета Сезера о важности российско-турецкого сотрудничества в энергетической сфере. С вводом в действие уникального проекта «Голубой поток» взаимодействие двух стран в этой области вышло на стратегический уровень и его необходимо углублять, считает президент Турции. В связи с этим Анкара придает большое значение участию России в реализации проекта транспортировки нефти по трубопроводу Самсун–Джейхан.

В политических и дипломатических кругах Анкары также обращают внимание на широкий спектр международных проблем, который обсудили лидеры России и Турции в Москве. При этом эксперты отмечают близость и совпадение позиций Москвы и Анкары по таким острым региональным и глобальным проблемам, как арабо-израильское противостояние, иранская ядерная программа, ситуация в Ираке. Оба президента с удовлетворением констатировали общую позицию по вопросам обеспечения безопасности в Черноморском регионе, высказались за углубление взаимодействия в рамках организации «Черноморское экономическое сотрудничество», оперативной военно-морской группировки «Блэксифор». При этом, указывает газета «Хюрриет», президент Турции назвал решение Москвы о присоединении России к операции ВМС Турции «Черноморская гармония» важным шагом на пути укрепления безопасности на Черном море.

Итоги российско-турецкого саммита в Москве, отмечают в турецких дипломатических и политических кругах, подтверждают слова Владимира Путина о том, что отношения между двумя странами действительно вышли на уровень «продвинутого многостороннего партнерства». Турецкие эксперты называют сегодня российско-турецкие отношения лучшими за всю их историю. В частности, известный турецкий политолог, председатель Турецкого центра стратегических исследований (TЬRKSAM) Синан Оган, давая оценку состоянию российско-турецких отношений на нынешнем этапе, охарактеризовал его как «медовый период».

Вместе с тем эксперты обращают внимание на тот факт, что во время визита А.Н. Сезера в Москве не было подписано ни одного документа. С одной стороны, это можно объяснить уже существующей мощной договорно-правовой базой межгосударственных российско-турецких отношений, насчитывающей более 60 двусторонних документов. С другой, стороны уже продолжительное время не могут согласовать и подписать Программу культурного сотрудничества, которая хорошо бы дополняла высокий уровень политического диалога и торгово-экономических связей двух стран. Обращает на себя внимание отсутствие конкретных двусторонних «прорывных», подобных «Голубому потоку», проектов в экономической сфере, по которым уже достигнуты окончательные договоренности. Мощная инерция «Голубого потока» продолжает играть большую позитивную роль, однако уже настало время новых подобных проектов, если обе стороны хотят сохранить нынешнюю динамику своих отношений.

К сожалению, Россия во второй раз проиграла вертолетный тендер, в котором принимала участие в общей сложности около десяти лет. Об этом объявлено в Анкаре 30 июня на заседании Комитета по оборонной промышленности Турции под председательством премьер-министра Р.Т. Эрдогана. Участие в тендере обошлось российской стороне в «круглую» сумму, превышающую 10 млн долларов.

Необходим детальный анализ причин поражения с учетом того, что Москва, по словам специалистов Рособоронэкспорта и фирмы «Камов», предлагала самые выгодные условия сделки. Участие в заведомо тупиковых тендерах лишь для создания конкурентной среды не в российских интересах. Руководство РФ, несмотря на досадную «осечку» в вертолетном тендере, продолжает рассматривать сегодня военно-техническое сотрудничество с Турцией как одно из приоритетных направлений взаимодействия двух стран. Анкара также заинтересована в России как в выгодном поставщике эксклюзивных вооружений и технологий.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04117 sec