Караганов: Худой мир или добрая ссора?

29 июня 2006
Заместитель директора Института Европы РАН Сергей Караганов

На поверхности атмосфера в отношениях России и Запада, в российско-американских отношениях серьезно ухудшилась.

В Москве кажется, что инициатива исходит из Америки. Но немалую толику в растущее представление об ухудшении российско-американских отношений вносит сама Россия. Антиамериканизм в СМИ, в том числе принадлежащих государству, чуть ли не нагнетается. Было неоправданно раздуто весьма скромное критическое содержание известной речи вице-президента Чейни. При этом был обойден ряд достаточно конструктивных элементов в том одном абзаце (!) его речи, который был посвящен России.

Понятно, что сама американская политика вызывает как никогда мало симпатий. К тому же мы прямо соперничаем в ряде регионов - в Закавказье, в меньшей степени - в Центральной Азии, вокруг Белоруссии. Мрачную тень на перспективы отношений отбрасывает возможность вступления Украины в НАТО. Россия в упреждающем порядке стала активизировать союзы в Азии. В них подспудно усилились антиамериканские или антизападные нотки. Расширение может обрушить все сотрудничество.

Часть российских руководящих кругов невольно или по умыслу начали разыгрывать антиамериканскую карту. Заклекотали потерявшие оперение еще в прошлые десятилетия ястребы «холодной войны».

Мы отказываемся, насколько известно, от некоторых даже выгодных нам направлений сотрудничества в военно-политической области и, наоборот, начинаем демонстративно поддерживать противников Америки - Венесуэлу, Сирию. При этом, если Венесуэла заплатит за оружие, последняя, скорее всего, не заплатит никогда.

Т.е. мы просто бросаем вызов Вашингтону почти без надежды получить какие-либо выгоды.

После речи Чейни Россия демонстративно отказалась от закупок «Боингов» в пользу только «Эйрбасов», несмотря на то, что в любом случае и политически, и стратегически, и коммерчески нельзя, переоснащая гражданскую авиацию, полагаться на одного поставщика. К сожалению, своими силами в ближайшие годы сделать этого мы не сможем.

И все это происходит на фоне невыполняемой бюрократиями позитивной программы российско-американского сотрудничества, намеченной не раз президентами РФ и США, последний - во время саммита в Братиславе в феврале 2005 г.

В принципе можно было бы и продолжать критиковать Запад, и даже раскачивать антиамериканскую и антизападную линию, если бы она приносила хоть какие-нибудь дивиденды стране, кроме морального удовлетворения людям больным антиамериканизмом. Но нам не нужен Запад в качестве врага, чтобы увеличивать военный бюджет. Нет цели, ради которой нужно было бы мобилизовывать население.

Противодействовать попыткам США и ЕС ограничивать российское влияние в зоне бывшего СССР можно и нужно. Но делать это легче при в целом конструктивном тоне и фоне отношений между Москвой, Вашингтоном и Брюсселем.

Надежды на то, что Америка ослабла в результате Ирака и что в этой ситуации ее можно игнорировать или поживиться за ее счет, являются, скорее всего, опасной иллюзией. Советский Союз попытался воспользоваться слабостью США после Вьетнама в первой половине 70-х гг. Результат известен. К концу десятилетия США перешли в стратегическое контрнаступление, сыгравшее немаловажную роль в крушении СССР.

США остаются и на обозримый период времени останутся наиболее мощным государством мира. Хорошие, даже лишь виртуально, отношения с ним автоматически укрепляют позиции любой страны.

И, наоборот, плохие отношения с ведущими странами, как правило, уменьшают внешнеполитический вес страны на международной арене, сокращают возможности ее маневра в отношении других ключевых игроков. Яркий пример: в 60-70-хх гг. СССР нес ощутимые потери из-за плохих отношений с Китаем. Естественно, хорошие отношения нужно поддерживать не за счет уступок важных интересов. Но это делать нетрудно при наличии сколько-нибудь скоординированной дипломатии.

Именно поэтому стоит рассмотреть вопрос о попытке улучшения хотя бы внешнего климата российско-американских отношений. Одна из последних возможностей такого улучшения - предстоящий российско-американский саммит во время встречи «большой восьмерки». (В последующем предвыборные соображения будут все серьезнее давить на администрацию США.)

Если негативная динамика не будет повернута вспять, то она будет доминировать, по крайней мере, еще два-четыре года.

Насколько известно, нынешняя администрация США готова на выдвижение конструктивной повестки дня во время саммита. Если такая возможность существует, то ей надо воспользоваться.

Наиболее очевидные направления сотрудничества, которые можно было бы предложить, включают в себя реанимацию позитивной программы, выдвинутой президентами во время встречи в верхах в Братиславе. Она известна. Она в Интернете. При этом необходимо договориться о создании действенного многоуровневого механизма претворения в жизнь договоренностей.

Кроме этого программа могла бы включать в себя также, например, элементы:

Создание серии дополнительных каналов, в том числе неофициального взаимодействия между элитами двух стран, чтобы «подпереть» официальные диалоги, критиковать, если нужно, безынициативность бюрократий;

возможно, стоило бы предложить создать под эгидой официального механизма канал обсуждения проблем, связанных со стабилизацией центрально-азиатского региона, включая Афганистан, Иран, Ирак, страны Персидского залива с возможным выходом на выдвижение концепции региональной системы безопасности, гарантированной внешними державами;

стоило бы рассмотреть вопрос о предложении США в перспективе статуса наблюдателя при ШОС, предложив одновременно этот статус каким-либо ведущим европейским державам (Если, разумеется, на это согласятся другие члены ШОС.).

Особый упор стоило бы сделать на развитие конкретных направлений сотрудничества, важных с точки зрения улучшения атмосферы отношений между двумя странами.

Речь в частности могла бы пойти:

О выдвижении конкретной программы - с цифрами, суммами - расширения обменов между студентами и преподавателями ВУЗов. Возможно, стоило бы создать для этого на паритетной основе совместный фонд финансирования и поддержки таких программ; ясно, что необходим конкретный успех в энергетической сфере, допуск ведущей американской компании к одному из лакомых месторождений в обмен на расширение допуска российских компаний к нефтепереработке и реализации нефтепродуктов на территории США; понятно, что российской стороне необходимо получить подтверждение о снятии всех американских возражений по поводу вступления в ВТО, когда бы оно ни состоялось.

Это не значит, что мы должны сдавать свои позиции.

Необходима и стратегия страховки на случай ухудшения отношений, реальная многовекторная энергетическая стратегия. Тем более, что такие шаги увеличат цену отказа от конструктивных отношений с Россией. Но худой мир всегда лучше доброй ссоры. И у людей отвергающих этот постулат что-то не то либо со знанием истории, либо с патриотизмом и заботой об интересах своей родины, либо еще с чем-то.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03051 sec