Американский эксперт о ядерной программе Ирана

28 июня 2006
А.М. Тронов, А.К. Лукоянов

В конце марта 2006 года Пол Керр (Paul Kerr), эксперт Ассоциации по контролю над нераспространением вооружений (АСА) в Вашингтоне, в одном из своих интервью заявил, что все проблемы, существующие сейчас с Ираном, которые пытаются решить в первую очередь Россия и континентальный Китай, а также отдельные западные страны, должны обязательно решаться при участии США.

Следует отметить, что Пол Керр является более чем значимым экспертом в американской системе по контролю над вооружениями по Ближнему Востоку вообще и по Ирану, в частности. Его мнение, как правило, приводится на многих заседаниях американского правительства, рассматривающих вопросы национальной безопасности.

Авторитет эксперта Пола Керра очень высок в кругах аналитиков. Должность, которую он занимает, очень престижна: он аналитик Ассоциации по контролю над нераспространением вооружений (Paul Kerr. Non-Proliferation Analyst Arms Control Association Washington D.C.).

Поэтому его мнение о том, что Вашингтон не должен предпринимать никаких усилий и тем более действий, направленных на изменение существующей власти в Тегеране в обмен на соглашение с Исламской Республикой Иран об ограничении сферы действия его ядерной программы, является важным и принципиальным.

Керр считает, что Иран отказывается сотрудничать с Советом Безопасности ООН из-за некоторых опасений, в частности: даже если Тегеран и начнет искать компромиссы, США все равно будут использовать Совет Безопасности исключительно в целях получения юридической основы для изменения существующей власти. Примером этого может служить Ирак, в котором режим Саддама Хусейна был уничтожен в результате интервенции исключительно из-за непримиримой позиции Вашингтона к Багдаду. Оккупацию этой арабской страны потом одобрил СБ ООН.

Иран опасается, как думает Керр, запрета даже на наличие лабораторного оборудования по обогащению урановой руды. Поэтому вполне естественно, что достижение соглашения по ядерной программе должно иметь равнозначные гарантии для обеих сторон. И присутствие центрифуг для обогащения уже факт состоявшийся, изменить который в принципе никто уже не сможет.

Как отмечает Керр, у него были личные контакты и встречи с иранскими дипломатами и политиками, в результате чего он делает вывод, что Тегеран хочет достичь соглашения по всем разногласиям вокруг его ядерной программы.

Керр озвучил такое мнение. Как считают иранцы, с их стороны уже было публично заявлено об обязательном наличии центрифуг для обогащения, количество которых требует согласования. В то же время Тегеран интересует реакция членов СБ на то, как далеко они могут зайти в процессе обогащения отработанного ядерного топлива.

Обогащение урана предназначено лишь для двух целей: производства первичного уранового топлива для ядерных реакторов и производства высокообогащенного урана для ядерного оружия.

Касаясь реактора для АЭС в Бушере, Керр отметил, что во время переговоров Тегерана с Москвой обсуждалась схема, по которой русские обогащали бы произведенный иранцами гексафторид урана, то есть сырье для промышленного использования центрифуг. Поясним, что фторид урана (гексафторид урана) — это соль шестивалентного урана и фтороводородной (плавиковой кислоты). Данное соединение используется на промежуточной стадии процесса обогащения урана, необходимого для производства топлива для АЭС.

Согласно иранскому предложению, русские взяли бы сырье для промышленного использования, осуществили процесс обогащения, а затем вернули бы все Ирану. Именно при такой форме сотрудничества Иран хотел бы стать совладельцем российского завода.

Но Керр считает, что есть и другие схемы. Например, так называемые многосторонние конфигурации, в которых Иран возглавлял бы многонациональный региональный консорциум, занимавшийся проблемами обогащения урана, принадлежащего исключительно иранской стороне.

Что же именно, как правило, настораживает американскую сторону, задает Керр вопрос. И дает следующий ответ.

Это подозрения о присутствии в глубине территории Ирана уже существующих обогатительных фабрик. Дело в том, что имеющиеся средства разведки не дают той полной информации, которая требуется в первую очередь США и во вторую их союзникам по НАТО. Оперативные разведывательные действия не приносят и не принесут практически никакого положительного результата. Иранская контрразведка работает на своей территории на пять с плюсом.

Далее, продолжает Керр, система космического шпионажа, снимки которого «гуляют» в Интернете, мало результативна и мало продуктивна именно для ИРИ, так как все, что выносится на суд общественности, представляет собой самый заурядный камуфляж иранских контрразведывательных структур.

Примером самой полной ущербности американского космического шпионажа служит хотя бы тот факт, что представитель США в ООН перед началом агрессии против Ирака показывал фотоматериалы космической съемки в качестве доказательства наличия в Ираке ОМУ. Все продемонстрированное перед представителями международной аудитории, прокомментированное самыми резкими словами, оказалось обыкновенной заведомой ложью.

Поэтому Керр делает предположение, что заявление Ирана об импорте обогащенного урана представляет собой тактический ход для отвлечения внимания мировой общественности и разведок западных государств о наличии в стране собственных запасов урановой руды и возможностей для ее переработки (обогащения) с заданной степенью точности.

В то же время Керр утверждает, что, по его данным, Иран «просто не имеет достаточного количества местного урана».

Он высказывает мысль, что импорт обогащенного урана нужен Ирану и для того, чтобы успеть создать стратегический запас на случай введения международных санкций. Ведь если поставки будут прерваны, то Иран уже будет в состоянии производить собственный обогащенный уран.

В связи с такой логикой и возникает новая позиция: так что же тогда обсуждают страны Запада, а также Россия и Китай в связи с данным вопросом?

Есть некоторые детали, которые были обнародованы, а есть детали, сокрытые от общественности.

Одна из идей, которая была пущена в ход и русскими и европейцами, состоит в том, что они обеспечивают своего рода гарантируемую поставку топлива Ирану в обмен на отказ Тегерана от программы обогащения. Эта идея должна показать Ирану, что он не должен волноваться из-за потери собственного топлива, потому что иранцы взамен за соглашение могут получить его из-за границы.

По мнению американского эксперта, русские сделали свое предложение, которое поддержали европейцы. Европейцы предложили также в прошлом своего рода схему обеспечения Ирана топливом, хотя потом иранцы сказали, что это предложение было слишком неопределенно и, естественно, не обеспечивало достаточной степени доверия к доступу Ирана к получению этого топлива. То есть иранцы сразу подумали, что с ними началась международная игра.

Анализируя мнения Керра, мы считаем, что Иран ищет мирные варианты решения данной проблемы. Дело в том, что он очень заинтересован в установлении долгосрочных экономических связей с Европой. Иран обещает полное сотрудничество в борьбе против распространения наркотиков и распространения терроризма. Но США и Евросоюз в свою очередь должны усилить борьбу с антиправительственными организациями, организованными из эмигрантов.

Можно ли при таком политическом раскладе найти компромисс между этими двумя блоками?

С нашей точки зрения, компромисс обязательно существует. Для этого следует использовать и неправительственные организации, и контакты. Кроме того, некоторые страны, например Германия, категорически отвергают всякое вмешательство во внутренние дела Ирана с целью низвержения существующей власти. Другое дело, смогут ли дипломаты решить существующие проблемы?!

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03961 sec