Прозрачность ядерной программы Ирана. Парвиз Эсмаели: Иран потребует разъяснений

19 июня 2006
Парвиз Эсмаели

На прошлой неделе Иран согласился принять к рассмотрению ядерные предложения группы «5+1».

Приветствуя логичные, равноправные и безусловные ядерные переговоры, Исламская Республика пообещала дать ответ на пакет поощрений – либо в форме предложений по внесению в пакет определённых изменений, либо в форме контрпредложения и выдвижения своего собственного пакета.

Западу не терпится получить ответ от Ирана. Напротив, Иран терпеливо и тщательно работает над восстановлением своих национальных ядерных прав, годами попираемых Западом, и подчёркивает при этом необходимость в диалоге.

В своём ответе на западный пакет, Иран может потребовать разъяснений по некоторым неоднозначным пунктам или удаления/добавления определённых положений.

Текст пакета, составленный группой «5+1», содержит как позитивные, так и негативные пункты. Запад предлагает Ирану минимум поощрений и ожидает от него максимума уступок – но урегулирование ядерного конфликта требует баланса между обеими сторонами.

Некоторые из позитивных пунктов или поощрений выглядят неоднозначно. Например, признание права Ирана на мирное использование атомной энергии в рамках ДНЯО, поддержка строительства исследовательских и легководных реакторов на лёгкой воде и помощь в расширении торговых связей ИРИ с остальным миром, включая соглашение с EURATOM, никак не могут быть названы поощрениями – на самом деле, это международные права Ирана.

Другие поощрения – передача оборудования и современных технологий в сферах авиации, коммуникаций, сельского хозяйства и т.п. – свидетельствуют о дискриминационном подходе Запада к ИРИ и другим странам.

Данные предложения являются попыткой Запада исправить свои ошибки. Говоря в целом, данный факт сам по себе более позитивен, чем все вышеперечисленные поощрения.

Признание прав Ирана, вытекающих из ДНЯО – не более, чем формальность. Оно показывает двуличность трактовок Западом международных законов. Если Запад признаёт права Ирана по ДНЯО, то характеристика его нынешних усилий по помощи Ирану в реализации данных прав как «поощрение» не имеет никакого смысла. Здесь скрывается большое противоречие.

Многие из поощрений перечислены в манере, допускающей различные толкования. Например, предложение активно поддерживать строительство в Иране легководных реакторов в рамках международных консорциумов не содержит чётких разъяснений – какой именно уровень поддержки имеется в виду?

Предусматриваются ли гарантии? О реакторах какой мощности идёт речь? Какова будет структура международных консорциумов, и за какие сроки будут реализовываться эти проекты?

Мир нередко становился свидетелем ситуаций, когда Соединённые Штаты давали письменные гарантии по сооружению атомных энергоблоков в других государствах, однако впоследствии отказывались от исполнения своих обещаний. Так было, в частности, в Северной Корее, Египте и Бразилии. Почему Иран должен быть уверен в том, что в его случае международный консорциум не поступит таким же образом?

Может быть, пакет поощрений стал бы приемлемым для Ирана, если бы в нём содержались обязательства трёх западных государств – Соединённых Штатов, Великобритании и Франции – приступить к строительству энергоблоков с лёгководными реакторами нового поколения с мощностью 1000 МВт и более, и гарантировать при этом, что их сооружение будет доведено до конца.

Предложения группы «5+1» предназначаются для упрощения поисков политического компромисса между Ираном и Западом в споре о ядерной программе ИРИ. Однако данные предложения должны базироваться на ДНЯО, и вытекающие из международных законов ядерные права Ирана не должны входить в состав западного пакета.

Требование к Ирану о приостановке ядерной деятельности хотя бы на одну минуту является открытым нарушением статьи IV ДНЯО. Иран считает себя обязанным следовать международным законам, даже если Запад полагает для себя возможным допускать их нарушение.

Нелогичное упорство Запада, настойчиво требующего от Ирана выполнения требования о приостановке – несмотря на возражения России и Китая – нарушает суверенитет Исламской Республики и наносит «удар милосердия» политике дипломатии и диалога.

Запад говорит также, что сможет достигнуть долгосрочного соглашения с Ираном только при условии подтверждения в МАГАТЭ и Совете Безопасности ООН отсутствия в ИРИ незаявленных ядерных материалов и деятельности. Однако упоминание Совбеза в данной связи необоснованно, так как Совет не принимал никаких резолюций по ядерной программе Ирана, а МАГАТЭ по-прежнему продолжает проведение рутинных инспекций в Исламской Республике.

Запад требует от Ирана возобновить исполнение положений Доппротокола. Однако принятый меджлисом закон запрещает делать это вплоть до полного удаления иранского досье из Совета Безопасности и возвращения его под юрисдикцию МАГАТЭ.

Иран рассматривает диалог как полезную меру. Власти страны в скором будущем дадут свой ответ Западу, подготовленный в соответствии с положениями международного законодательства – но это не означает, что Иран готов отказаться от своих прав во избежание принятия Западом новых незаконных мер против Исламской Республики.

«Тегеран Таймс»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03998 sec