О ситуации в пакистанском Белуджистане

18 июня 2006
С.Н. Весновский

Как свидетельствует обстановка в пакистанской провинции Белуджистан, официальным властям так и не удалось интегрировать в пакистанский социум по крайней мере несколько белуджских племен. Подъем националистического движения в Белуджистане происходил в 1948, 1958-1959, 1962-1963 и 1973-1977 гг.

Все эти восстания подавлялись пакистанской армией. В 1980-1990-х гг. обстановка в Белуджистане была достаточно спокойной, так как белуджские племена были представлены во властных структурах провинции. Однако после военного переворота генерала П. Мушаррафа в 1999 г. белуджские националисты постепенно были отстранены от власти.

В 2002 г. в Пакистане были проведены местные выборы, в результате которых к власти в Белуджистане пришло коалиционное правительство Пакистанской мусульманской лиги им. Каид-и-Азама (ПМЛ [К]) и альянса религиозных партий Муттахида Маджлис-е Амаль (ММА — Объединенный совет действия). С 2003 г. берет отсчет новый виток националистического движения в Белуджистане.

Недовольство белуджей концентрируется вокруг четырех основных вопросов: отсутствия должного представительства во властных структурах провинции, несправедливой доли в доходах от добычи газа в провинции, дискриминации белуджей при осуществлении на территории Белуджистана мегапроектов, намерения военных расквартировать в провинции новые воинские части.

К сентябрю 2003 г. четыре основные националистические партии Белуджистана сплотились в Союз белуджей (Балуч иттехад) и выдвинули программу, состоящую из двух пунктов. Она предусматривала противодействие размещению новых военных гарнизонов в провинции и осуществлению масштабных проектов на территории Белуджистана. Помимо ведения политической борьбы за свои права, белуджи развернули и вооруженное сопротивление федеральным силам. Ориентировочно в 2004 г. племенем марри была возрождена Армия освобождения Белуджистана (АОБ) — организация, которая вела вооруженную борьбу против центральных властей еще в 1973-1977 гг. Вскоре к ней присоединились члены племен бугти и менгал.

Тактика борьбы АОБ против федеральной власти предусматривала осуществление диверсий на газодобывающих предприятиях, вооруженные нападения на военные подразделения, минирование путей сообщения, убийства китайских специалистов, работающих над реализацией мегапроектов в провинции (сооружение порта Гвадар, разработка месторождений меди и золота в Сайндаке и др.).

В специальных лагерях белуджей обучают обращению с ракетными установками, зенитными комплексами, минометами, автоматическим оружием, установке мин и проч. В их распоряжении имеется беспроводная связь, в том числе рации и спутниковые телефоны. Лагеря оборудованы автономными генераторами, в качестве транспорта используются мотоциклы и внедорожники.

Численность АОБ оценивается в 10 тыс. человек. При этом подготовка диверсантов осуществляется в 40–60 тренировочных лагерях, расположенных в основном в районах Кохлу, Дера Бугти и Кеч-Гвадар. В каждом лагере подготовку проходят до 500 человек. Заявляется, что обучение в лагерях осуществляют в том числе индийские и афганские инструкторы. За свою деятельность диверсанты получают от 6 до 10 тыс. пакистанских рупий (100–170 долл. США), что в несколько раз превышает средний уровень заработной платы в провинции.

Одним из важных источником финансирования белуджского национализма являются денежные переводы от белуджских рабочих из стран Персидского залива. Появлялись и сообщения, будто бы финансовую помощь повстанцам оказывают Иран, некоторые государства Персидского залива и, возможно, США, стремящиеся предотвратить укрепление геостратегического положения Китая за счет строительства порта Гвадар. Соединенным Штатам, кроме того, был необходим альтернативный ISI (пакистанская разведка) источник информации в пограничном с Афганистаном регионе, в который после военной операции в Афганистане хлынули талибы.

Националисты, будь они пуштунами или белуджами, идеально подходили на эту роль. Что касается Ирана, то он вряд ли заинтересован в дестабилизации обстановки в пакистанском Белуджистане, так как значительное количество белуджей проживают и на его территории. В случае успеха в Пакистане белуджский этнонационализм может распространиться и на территорию ИРИ. Доводы относительно вовлеченности США в финансирование повстанцев выглядят несколько более убедительно. Показательно, что, несмотря на настоятельные просьбы Исламабада, Белый дом отказался признать АОБ террористической организацией.

По имеющимся подсчетам, в 2005 г. в Белуджистане было совершено 377 крупных диверсий и терактов, в результате которых погибли 99 и были ранены 338 человек. Националисты также осуществили 21 подрыв железнодорожных путей.

За первые несколько месяцев 2006 г. ситуация в Белуджистане значительно ухудшилась. Наблюдались нападения на военные конвои, было взорвано здание аэропорта в Суи, неоднократно осуществлялись подрывы газопроводов и ЛЭП, производились взрывы бомб даже вблизи резиденций главного министра и губернатора провинции. Нападениям националистов подвергались и военные объекты в Кветте. В марте с.г. губернатор Белуджистана А.А. Гхани сообщил прессе, что в районе Дера Бугти люди из племени бугти окружили целое воинское подразделение в составе 300 человек. Это произошло вскоре после появившихся слухов о планирующейся военной операции против этого племени.

Однако через некоторое время белуджские националисты в свою очередь были окружены дополнительными армейскими подразделениями, оказавшись в роли «закуски сандвича». 21 марта с.г. против сардара Акбара Хана Бугти, его внука Брамдагха Бугти и 150 других представителей племени было возбуждено уголовное дело по обвинению в нападениях на военный конвой, убийствах и нанесении тяжких телесных повреждений военнослужащим, уничтожении национальных объектов и нарушении правопорядка.

Тем не менее теракты и диверсии продолжаются. В дистрикте Дера Бугти 1–3 июня с.г. блокпосты вооруженных сил дважды подвергались ракетному обстрелу. В это же время в районе газового месторождения Пир Кох был осуществлен подрыв участка газопровода Баркхан-Кохлу. Кроме того, силам безопасности своевременно удалось обезвредить взрывчатку, заложенную в Пир Кохе вблизи скважины № 10.

Отношение властей Пакистана к кризису в Белуджистане можно описать примерно следующим образом. Правительство считает, что в провинции зарождается средний класс, выступающий за развитие этой территории, поэтому поддерживает его в стремлении занять в провинции и обществе место племенных вождей, олицетворяющих традиционный социально-экономический уклад. Вожди же крупнейших племен — марри, бугти и менгал — не только выступили с оружием в руках против масштабных проектов правительства по развитию Белуджистана, но и получают финансовую подпитку от индийских и израильских спецслужб. Следовательно, считают в Исламабаде, этих племенных вождей нельзя назвать «белуджскими националистами». Вожди племен со своей стороны утверждали, что не выступают против развития как такового, но не согласны с ущемлением гражданских прав белуджского народа во имя модернизации и развития провинции. Племенные вожди также обвиняют военных в том, что те под предлогом развития провинции усиливают свое присутствие и влияние в Белуджистане.

При этом Исламабад воздерживается от масштабного применения силы для решения этой проблемы во избежание ущерба, который в противном случае нанесли бы пропагандистский аппарат повстанцев и СМИ, а также в целях недопущения войны на два фронта — в Белуджистане и ФАТА. Вместо этого будут применяться «выборочные» репрессии на уровне отдельных лиц.

Можно предположить, что в дальнейшем политика правительства в «белуджском вопросе» будет определяться двумя векторами. Во-первых, с целью ослабления руководства повстанцев против лидеров среднего звена будет использоваться судебно-пенитенциарный государственный аппарат. На этом направлении уже сделано немало. В апреле 2006 г. МВД Пакистана объявило АОБ вне закона (хотя до этого Исламабад в течение длительного времени не признавал ее существование). Интересно, что за последние 33 года в ИРП впервые была запрещена нерелигиозная организация.

Как полагают местные обозреватели, таким образом правительство создает правовую базу для последующих арестов лидеров националистов по обвинению в причастности к деятельности АОБ. Отчасти это подтверждается заявлением начальника полиции Белуджистана Ч.М. Якуба, который назвал лидером АОБ Мира Балача Марри, сына наваба племени Хайра Бахша Марри. Исламабад также добился экстрадиции из Дубая другого сына вождя племени марри, Газейна Марри. Перед специальными антитеррористическими судами по обвинению в принадлежности к АОБ или соучастии в ее деятельности предстали некоторые функционеры повстанцев, их банковские счета и собственность были конфискованы и т.д.

В апреле 2006 г. Управление телекоммуникаций Пакистана (Pakistan Telecommunication Authority) под предлогом распространения не соответствующей действительности информации заблокировало доступ из Пакистана к четырем белуджским националистическим интернет-сайтам: balochvoice.com, baloch2000.org, balochfront.com, sanabaloch.com. Кроме того, правительство планирует ускорить развитие провинции с тем, чтобы племенные элиты и такие националистические элементы, как группировка Абдула Хайи Балоча, противостоящие вождям племен, усилили свои позиции за счет большего вовлечения во властные структуры. Так, в начале июня с.г. сообщалось о возвращении в район Дера Бугти более 12 тыс. членов фракций кальпар и мессури, оппозиционных вождю племени бугти — сардару А.Х. Бугти.

По словам президента П. Мушаррафа, правительство обеспечит их крупным рогатым скотом, сельскохозяйственной техникой и другим необходимым оборудованием для ведения фермерского хозяйства. Представителей белуджского «среднего класса» будут также отбирать для службы в полиции и даже вооруженных силах, чтобы они чувствовали себя причастными к работе государственных органов.

В Исламабаде полагают, что в скором будущем племена марри и бугти, насчитывающие около 100 тыс. человек и оказывающие поддержку примерно трем тысячам повстанцев, растворятся среди шестимиллионного населения Белуджистана и их влияние на политическую жизнь провинции минимизируется. Восстание будет подавлено или, по крайней мере, станет управляемым.

Пока же из-за противостояния националистических племен и пакистанской армии более 100 тыс. человек были вынуждены бежать из дома, сейчас они живут под открытым небом, причем летом температура в этих районах достигает 45–50 градусов Цельсия.

Обстановка в Белуджистане оказывает негативное влияние и на инвестиционный климат в провинции. В 2001 г. китайская компания «Би-Джи-Пи» по соображениям безопасности прекратила геологоразведочные работы в районе расселения племени бугти. В 2004 г. американская компания по тем же причинам прекратила исследование шельфового месторождения, расположенного между Гвадаром и Пасни.

При сохранении существующей нестабильности в провинции Белуджистан рискует повторить судьбу Территории племен федерального управления (ФАТА). Уже периодически появляются сообщения о том, что мулла Омар, Айман аль-Завахири (даже Усама бен Ладен) и другие известные террористы скрываются не в ФАТА, а в Белуджистане. В лагерях белуджских повстанцев тренируются иностранные наемники, в том числе узбеки и уйгуры, а затем через Иран их отправляют в Ирак.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03898 sec