Прозрачность ядерной программы Ирана. Парвиз Эсмаели: дипломатия – дело тонкое

13 июня 2006
Парвиз Эсмаели

В то время, как группа «5+1» ожидает от Тегерана ответа на свои ядерные предложения, МАГАТЭ выпустило очередной доклад об осуществлении гарантий в связи с ДНЯО в Иране.

Ранее, 28 апреля 2006 года, Генеральный директор МАГАТЭ Мохаммад Эльбарадей подготовил доклад о ядерной программе Ирана для Совета Безопасности ООН, который также должен быть рассмотрен на сессии Совета управляющих (СУ) агентства.

Новый, июньский доклад Эльбарадея невелик по объёму. В нём отмечается, что в ходе инспекций на территории Ирана не было обнаружено никаких новых сведений. Доклад также информирует членов СУ МАГАТЭ о том, что Иран предоставил агентству новые разъяснения в связи с экспериментами по наработке плутония (параграф 9 доклада).

Кроме того, в июньском докладе Эльбарадея констатируется, что весь гексафторид урана UF6, произведённый на конверсионном заводе UCF в Исфахане, находится под контролем МАГАТЭ (параграф 11), а процесс обогащения урана на опытном заводе PFEP в Натанзе проводится под наблюдением инспекторов. Наконец, агентство подтвердило, что в пробах, снятых с партий коррозионно-устойчивой стали, арматуры и фильтров, не обнаружены следы ядерных материалов (параграф 18).

Гипотетическое переключение иранской ядерной программы возможно только по направлениям наработки плутония и обогащения урана до оружейного уровня. Как показывают результаты инспекций – параграфы 9, 11 и 12 июньского доклада – Иран полностью сотрудничает с МАГАТЭ при расследовании этих чувствительных направлений своей ядерной программы.

Следует особо отметить, что все претензии к Ирану в связи с отказом сотрудничать с инспекторами или давать ответы на запросы МАГАТЭ относятся к тем пунктам и требованиям, которые выходят за рамки ДНЯО, соглашения о гарантиях и Доппротокола. В докладе также подтверждается, что Иран приостановил «добровольное» исполнение положений Доппротокола, начиная с 05 февраля 2006 года (параграф 15).

Возвращаясь к предложениям группы «5+1», нельзя не признать, что они стали важным доказательством успешности ядерной дипломатии Ирана в неравной борьбе, ведущейся на протяжении последних трёх лет.

Напомним, что первоначальные обвинения в адрес Ирана, прозвучавшие в июне 2003 года в МАГАТЭ, были связаны с переработкой нескольких килограммов урановой руды, импортированной из Китая. В те времена, представители Соединённых Штатов и Великобритании открыто давали понять в своих публичных выступлениях, что Иран не имеет права даже мечтать о ядерной технологии.

С первых дней ядерного спора ни одна из резолюций СУ МАГАТЭ не признавала права Ирана по статье IV ДНЯО. То же самое можно сказать и о Тегеранской декларации, Парижских соглашений, Лондонском заявлении и, наконец, о заявлении Совета Безопасности ООН.

Но самым позитивным моментом в предложениях группы «5+1» следует считать то, что в них не упоминается об обязательствах Ирана по статьям I и II ДНЯО. Это очень серьёзный признак признания Западом мирного характера иранской ядерной деятельности.

Поддержка, оказанная предложениям со стороны Соединённых Штатов, а также анонсированная готовность Вашингтона начать прямые переговоры с Тегераном после многих лет угроз и психологической войны прямо доказывает, что Америка осознала всю важность роли Ирана в международных отношениях и мощь иранской дипломатии. Новый подход Вашингтона означает также, что Иран перешёл на новый стратегический уровень, перестав быть региональной державой и заслужив более высокий статус в исламском мире.

Если мы окинем взором три прошедших года, то мы увидим, как Иран настойчиво и мудро вынуждал США возвращать мяч на половину поля оппонента. Они предлагают – мы изучаем. Появление американских официальных лиц на переговорах означает, что отношения типа «волк-ягнёнок» с Тегераном более не проходят.

Следовательно, в нынешних условиях иранской нации нужно избежать экстремистских и эмоциональных поступков, довериться той части руководства, которая отвечает за ядерный вопрос, и принять её решения как решения всей системы Исламской Республики.

Нельзя забывать, что согласие Вашингтона с предложениями группы «5+1» не означает изменения политики США по отношению к Ирану. В реальности, это всего лишь попытка отвлечь внимание от ошибок американской дипломатии, стремившейся создать глобальный консенсус против ИРИ – а также заставить мировое сообщество забыть об унижениях Америки в Ираке и Палестине, равно как и о беспрецедентном падении популярности президента Джорджа Буша и республиканской партии в целом.

Наконец, данное согласие можно трактовать и как стремление показать, что все ведущие мировые державы являются сегодня союзниками Соединённых Штатов. Но, говоря в целом, Вашингтон не испытывает никакого восторга при мысли о развитии стратегических связей между Ираном и другими государствами.

Вопреки раздающимся голосам, Исламская Республика не станет отвергать пакет компромиссных предложений с порога – ведь иранское руководство стремится к защите национальных интересов страны через сотрудничество с остальным миром. Отказ от диалога характерен только для не пользующихся поддержкой и находящихся в изоляции режимов.

Исламская Республика Иран приложила немало усилий для устранения законной озабоченности международного сообщества. Именно поэтому Иран сегодня становится лидером в борьбе за установление зоны, свободной от ядерного оружия, на Ближнем Востоке.

Приоритетом Ирана являются полное восстановление национальных прав через достижение взаимопонимания и развитие сотрудничества на международной арене. Иран примет к рассмотрению любые предложения, так как отказ даже от малейших возможностей, которые способны помочь защитить национальные интересы, станет нелогичным.

Международная атмосфера и глобальные отношения не должны рассматриваться ни с точки зрения идеальных требований, ни с точки зрения нереалистичных запросов. На самом деле, они носят реалистичный и соревновательный характер. Мир может быть представлен как огромная корпорация, в которой доля акций, принадлежащих конкретному государству, зависит от его правильного понимания каждой конкретной ситуации и умения превращать угрозы в возможности, а малые возможности – в огромный потенциал.

Всё вышесказанное духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи называет «тонкой дипломатией» – иными словами, искусством вести международные отношения с максимально возможным соблюдением национальных интересов.

И главный ключ к успеху тонкой дипломатии заключается в умении принимать решения хладнокровно и на сбалансированной основе.

Тегеран Таймс

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03969 sec