Военно-политическая обстановка в Ираке: май 2006 г.

09 июня 2006
В.П. Юрченко

В мае 2006 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала характеризоваться повышенной напряженностью. Ситуация в сфере безопасности оставалась очень сложной. Формирование (не полное) нового правительства страны не ослабило противоречий между основными иракскими политическими силами. Внешнеполитическая деятельность руководства Ирака в мае не отличалась очень высокой активностью.

Напряженность в сфере безопасности в мае имела тенденцию к нарастанию. В различных районах Ирака ежедневно наблюдались многочисленные вооруженные нападения, убийства, столкновения на почве межконфессиональной розни, похищения людей, диверсии, другие насильственные действия.

По данным Пентагона, за последние три месяца 81% всех вооруженных нападений и терактов приходится на четыре центральные и западные провинции Ирака. Еженедельно в стране в 2006 году совершается около 600 действий такого рода (в 2005 г. — около 500). С февраля по май с.г. ежедневно в Ираке погибал и получал ранения 81 человек (в предыдущем квартале — 62 чел.).

В мае 2006 года число погибших местных жителей (гражданских лиц, сотрудников МВД и военнослужащих) составило 1128 человек (в апреле — 1010 чел.). Причем эти цифры являются приблизительными и основаны на официальных заявлениях властей и сообщениях СМИ.

Точного же учета потерь среди мирного населения практически не ведется. Значительным остается и материальный ущерб от различного рода диверсий, вооруженных нападений и т.п.

Наиболее высокая активность сил иракской вооруженной оппозиции и иностранных боевиков, как и прежде, имела место в Багдаде и его окрестностях. Столица считается наиболее опасным местом в стране. Жители города из-за постоянных нападений и терактов опасаются посещать крупные рынки и пользоваться общественным транспортом. Кроме суннитских повстанцев здесь действуют шиитские военизированные формирования и группы вооруженных лиц, совершающих убийства на религиозной почве и оставляющие тела убитых прямо на городских улицах (подобное происходит и во многих других городах и населенных пунктах страны). По свидетельствам очевидцев и признанию властей, очень часто бандиты одеты в военную или полицейскую форму.

В этих условиях правительство в мае объявило о реорганизации служб безопасности в столице. Ее цель — прекратить межконфессиональное насилие. Для этого все службы, отвечающие за обеспечение безопасности и поддержание порядка в городе, будут подчинены одному лицу, а полицейские переодеты в единую униформу и оснащены примерно однотипными патрульными машинами. Дополнительные подкрепления перебросило в Багдад американское командование.

Вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия имели место также в городах (и прилегающих к ним районах) в центре, на севере и западе Ирака: Рамади, Эль-Фаллуджа, Киркук, Баакуба, Мосул, Байджи, Тикрит, Балад, Самарра, Эль-Микдадия, Талль-Афар, Балад-Руз, Эль-Каим, Эль-Халис, Дакук, Эль-Хадита, в районе озера Тартар и в ряде других мест.

Неуклонно нарастает напряженность в западной провинции Анбар и ее столице Рамади. В городе активно действуют бандформирования иностранных боевиков, подчиняющиеся А. М. аз-Заркауи. В Рамади происходят постоянные и ожесточенные вооруженные столкновения суннитских повстанцев и иностранных боевиков с правительственными силами и подразделениями ВС США. На сегодняшний день этот город считается главным оплотом суннитского сопротивления.

В последнее время в провинции Анбар усилились нападения боевиков на представителей местных племен и религиозных авторитетов, которые оказывают содействие американским войскам и правительственным силам. Кроме того, за первые четыре месяца текущего года в провинции погибли 92 американских военнослужащих.

В Пентагоне считают, что сохранение перманентной напряженности в провинции Анбар самым негативным образом сказывается на общем положении дел в сфере безопасности в Ираке.

Для усиления действующей в провинции Анбар группировки войск (около 40 тыс. чел.) командующий ВС США в Ираке генерал Дж. Кейси дополнительно перебросил сюда из резерва механизированную бригаду численностью 3,5 тыс. человек, из которых 1,5 тыс. находились на территории Кувейта.

Сохраняется высокая активность боевой и террористической деятельности повстанцев и боевиков в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада, особенно в районе городов Эль-Искандерия, Эль-Махмудия, Эль-Мусайиб и Эль-Юсуфия.

В мае вооруженные и террористические столкновения активизировались и на юге Ирака, хотя в целом здесь их интенсивность, как и прежде, была ниже, чем в центре, на севере и западе страны.

В последнее время значительно ухудшилась обстановка в крупнейшем городе иракского юга — Басре, где нарастает волна насилия и произвола. В городе, населенном преимущественно шиитами, активно орудуют вооруженные формирования различных политико-религиозных группировок, которые ведут между собой борьбу за сферы влияния. Прежде всего, это отряды «Бригад Бадра» (военного крыла шиитского Высшего совета исламской революции в Ираке (ВСРИ)), «армии Махди» (сторонники радикального шиитского имама М. ас-Садра) и отряды шиитской партии «Аль-Фадыля».

Кроме того, по имеющейся информации, в Басре все больше ощущается присутствие саудовских боевиков, многие из которых возглавляют вооруженные отряды, состоящие из иностранных граждан.

В городе постоянно происходят убийства и похищения людей на религиозной почве, которые совершают так называемые эскадроны смерти. В Басре процветает коррупция, повсеместно действуют организованные криминальные группировки, вооруженные банды. В целом, развитие ситуации в Басре и прилегающих к ней районах поставило под угрозу безопасность стратегически важного для страны южного нефтяного комплекса Ирака и экспортных нефтяных терминалов.

Британские войска, размещенные в Басре, не вмешиваются в события и не контролируют ситуацию в городе, главным образом из-за нежелания нести потери среди личного состава.

31 мая при посещении Басры премьер-министр Н. аль-Малики объявил о введении в городе и одноименной провинции чрезвычайного положения сроком на один месяц. Аль-Малики подчеркнул, что нормализация обстановки в Басре является «критически важной задачей» для всего Ирака. При этом глава правительства обещал навести порядок в городе и его окрестностях при помощи «железного кулака». В первую очередь, это подразумевает разоружение неправительственных военизированных формирований, действующих в регионе, а также передачу всей полноты власти в руки официальных структур.

На юге Ирака вооруженные нападения и другие насильственные действия имели место также в городах (и прилегающих к ним районах): Хилла, Кербела, Эд-Дивания. Эс-Сувейра, Эль-Кут, Эль-Амара, Эль-Азизия, Самава и в некоторых других местах.

Обстановка в Иракском Курдистане в мае в основном оставалась стабильной.

В конце мая представители США начали переговоры с новым иракским правительством по вопросу о «более эффективных действиях» в отношении радикальной Курдской рабочей партии (КРП), чьи вооруженные отряды базируются на территории Иракского Курдистана и оттуда совершают вылазки на территорию Турции.

Развитие ситуации в Ираке показывает, что острота враждебности между арабами-суннитами и шиитами не снижается. В различных районах страны продолжаются взаимные нападения на представителей обеих общин, суннитские и шиитские мечети, убийства и похищения политических и религиозных деятелей, рядовых граждан. Активизировалось преследование бывших функционеров и активистов прежней правящей партии Баас, большинство из которых являются суннитами.

По данным министерства обороны США, основу иракского вооруженного сопротивления составляют арабы-сунниты. Численность повстанцев, по различным источникам, — от 12 до 20 тыс. человек. Кроме того, до 150 тыс. человек оказывают им содействие в той или иной форме.

В последнее время отмечается, что повстанцы стали атаковать полицейские участки (главным образом с целью освобождения своих товарищей) и другие объекты силами крупных отрядов численностью 50 и более человек.

Эксперты Пентагона считают, что в ближайший год сила сопротивления не снизится. Более того, в ряде случаев отмечается налаживание взаимодействия «бескомпромиссных» суннитских полевых командиров с иностранными боевиками, в том числе представителями «Аль-Каиды», что повышает возможности как повстанцев, так и иностранных боевиков и террористов. Министр обороны США Д. Рамсфелд заявил, что для американцев было полной неожиданностью то, какой масштаб приняли повстанческие действия в Ираке. «Это намного больше, чем предсказывала разведка». По мнению британских специалистов, для того чтобы в Ираке «не было вооруженных групп», потребуется от пяти до десяти лет.

Заметную активность продолжают проявлять и вооруженные отряды последователей бывшего диктатора С. Хусейна, но в целом, по оценке американских военных, эти силы раздроблены и не представляют достаточно серьезной угрозы.

Пять вооруженных группировок иракского сопротивления отвергли призыв вице-президента страны Тарика аль-Хашими вступить в переговоры с американским командованием. В то же время «Исламская армия Ирака» дала положительный ответ на обращение вице-президента, но при условии, если «США сами проявят инициативу и направят четкие и ясные послания с соответствующими предложениями».

Численность иностранных боевиков и террористов, действующих на иракской территории, оценивается в 3–3,5 тыс. человек. В основном это выходцы из Алжира, Сирии, Судана, Йемена, Египта и Саудовской Аравии. Большинство иностранцев подчиняются А.М. аз-Заркауи.

За самим аз-Заркауи интенсивно, но пока безуспешно охотятся лучшие силы американского и британского спецназа. Командование ВС США считает, что наличие очень хорошей сети осведомителей позволяет террористу № 1 в Ираке успешно уходить от преследователей. Причем не помогает даже сумма в 25 млн долларов, обещанная американцами за информацию, которая будет способствовать поимке аз-Заркауи. На сегодняшний день задержанию или ликвидации аз-Заркауи придается большее значение, чем захвату Усамы бен Ладена.

Негативное воздействие на положение дел в стране в сфере безопасности оказывает наличие на руках у населения очень большого количества различного оружия и боеприпасов. С целью наведения порядка в этом деле в апреле – мае с.г. иракское МВД провело общенациональную широкомасштабную операцию «Мерило справедливости», которая, однако, привела лишь к ограниченным результатам.

Главными целями нападений и терактов, совершаемых повстанцами и боевиками, продолжают оставаться иракские чиновники различного ранга и их родственники, пункты записи добровольцев в иракскую армию и полицию, военнослужащие правительственной армии и полицейские, сотрудники органов безопасности, местные граждане, работающие с иностранными войсками, иностранцы, работающие в Ираке.

Подпольные экстремистские группировки выступили с угрозой расправы над иностранными дипломатами в Ираке «в случае признания их государствами незаконного иракского правительства».

Со времени окончания войны 2003 года в Ираке были похищены 439 иностранцев. Срок их пребывания у похитителей в среднем составлял около трех недель. Часть похищенных лиц были убиты. Среди похищенных иностранцев — представители почти 60 национальностей, но главным образом — это граждане Турции, Иордании, США, Ливана, Египта и Непала. Сумма запрашиваемого выкупа составляла от 10 тысяч до нескольких сотен тысяч долларов. Во многих случаях похитители выдвигали политические требования, в основном — вывод иностранных войск из Ирака.

МИД Франции в мае «вновь и настоятельно» призвал граждан своей страны, в частности журналистов, не совершать поездок в Ирак. В настоящее время в этой стране находятся около 100 граждан Франции, половина из которых дипломатические работники.

В мае число журналистов (местных и иностранных), погибших в Ираке с 2003 года, достигло 127 человек. В 2006 году в стране были убиты 22 журналиста.

Отсутствие надлежащей безопасности, неспособность властей хоть как-то наладить нормальную жизнь в стране ведут к массовой эмиграции из Ирака, в первую очередь представителей имущих слоев населения. По официальной статистике, только за последние 10 месяцев загранпаспорта получили 1,85 млн человек (7% населения страны, или четверть из числа тех, кто относится к среднему классу). По информации международных организаций, число иракцев, обосновавшихся в соседней Иордании, приближается к 1 млн человек. Быстрыми темпами растет число иракских эмигрантов в Сирии.

Не снижается активность действий партизан и боевиков на автодорогах страны. Очень часто вооруженные нападения ведут к гибели водителей транспортных средств, в том числе иностранцев. Наиболее часто нападениям подвергаются автоколонны, перевозящие топливо и нефтепродукты. В целом, людские потери от взрывных устройств, подрываемых на дорогах, прочно занимают первое место среди жертв вооруженных нападений. В мае имели место 26 случаев подрыва боевиками-смертниками автомашин, начиненных взрывчаткой.

Нефтепроводы, нефтеперерабатывающие предприятия, другие объекты нефтяной отрасли, различные объекты электроэнергетики и водного хозяйства остаются в числе главных целей действий повстанцев и боевиков, что наносит серьезный ущерб национальной экономике и самым негативным образом сказывается на повседневной жизни иракцев. Так, в условиях отсутствия условий для безопасной работы министерство электроэнергетики мало что может сделать. Многие его служащие и технические работники были убиты или похищены боевиками. Остальные боятся выходить на линии. Характерным явлением остается саботаж на предприятиях отрасли. В результате инфраструктура электроэнергетики все больше приходит в упадок.

Фактически не удается реализовать программу формирования специальных сил по охране нефтяной инфраструктуры (340 предприятий и около 6,9 тыс. км трубопроводов). Для решения этой задачи предполагалось подготовить 14,4 тыс. человек. Были выделены средства — 147 млн долларов. Деньги уже израсходованы, но удалось подготовить и вооружить лишь 3,4 тыс. охранников. Причем сотрудники американской военной контрразведки не без оснований считают, что среди этих людей имеются осведомители боевиков, так как «хотя общее число терактов в последнее время сократилось, но они стали более целенаправленными и эффективными».

В мае осложнилась обстановка на ряде участков ирано-иракской границы, главным образом на севере страны. В Багдаде выразили озабоченность не прекращающимися обстрелами иракской территории со стороны Ирана. В нескольких случаях иранские войска проникали на территорию Ирака. Отметим, что иранская армия проводила в мае вблизи северного участка границы с Ираком крупную войсковую операцию против боевиков Партии за свободную жизнь в Курдистане — иранского крыла КРП, действующей в Турции.

В мае также отмечалась переброска частей морской пехоты США, танковых и артиллерийских подразделений в районы, прилегающие к ирано-иракской границе. В частности, концентрация американских войск наблюдалась вблизи городов Басра, Амара, Эль-Кут на юге Ирака, а также в Иракском Курдистане на севере страны. Авиация США увеличила число ежедневных вылетов «с целью слежения за территорией Ирана и иранскими территориальными водами».

Очень серьезную и крайне трудноразрешимую проблему в сфере безопасности и поддержания правопорядка в Ираке представляет наличие и активная деятельность вооруженных формирований, созданных шиитскими религиозно-политическими группировками, а также курдские отряды «пешмерга». Эти силы не подчиняются центральной власти, но зачастую подменяют официальную полицию, самостоятельно проводят «расследования» и вершат суд.

Так, отряды «Бригад Бадра» (около 15 тыс. чел.) активно действуют в Басре и Эн-Наджафе. Формирования «Армии Махди» (около 20 тыс. чел.) во многом контролируют шиитский район Багдада Садр-Сити, а также активно проявляют себя в Басре и Киркуке. Отряды «пешмерга» (до 100 тыс. чел.) помимо территории курдской автономии размещены в Мосуле, Киркуке и прилегающим к этим городам районах. Часть бойцов «пешмерга» интегрированы в правительственную армию, но и там они фактически контролируются курдскими лидерами.

Глава правительства Н. аль-Малики не устает повторять, что «все оружие должно быть сосредоточено в руках правительственных сил», но для практической реализации этих слов пока ничего конкретного не предпринимается. Категорически возражают против разоружения «пешмерга» курдские руководители. Не собираются складывать оружие и шиитские отряды.

Продолжается рост численности иракских правительственных силовых структур. По состоянию на 1 июня 2006 года, их общая численность достигла 263 тыс. человек. Вооруженные силы насчитывают 118 тыс. человек: сухопутные войска — 116,4 тыс. чел., ВВС — около 600 чел., ВМС — около 800 человек. В органах и военизированных формированиях МВД служат 145 тыс. человек, из них 101 тыс. человек — в полиции.

Постепенно расширяются зоны контроля иракских силовиков. Премьер-министр Н. аль-Малики обещает, что через 18 месяцев иракские армия и полиция смогут самостоятельно обеспечивать безопасность в стране, правда, для этого потребуется «больше рекрутов, подготовки и снаряжения».

По оценке же независимых американских военных специалистов, новая иракская армия сможет самостоятельно — без поддержки со стороны ВС США — вести боевые действия «лишь через два года или даже пять лет». А на сегодняшний день иракские войска по-прежнему «очень плохо снаряжены, вооружены лишь автоматами и имеют в распоряжении немного грузовиков. У них почти нет минометов, тяжелых пулеметов, орудий, танков, вертолетов — всего того, что необходимо для огневой поддержки при операциях».

Для нынешней иракской армии характерно низкое морально-психологическое состояние значительной части военнослужащих, разделение солдат и офицеров по этническому и религиозному признакам (в качестве примера можно привести имевшую место в мае с.г. перестрелку между батальонами, укомплектованными курдами и шиитами). Все более широкое распространение в армейской среде приобретает наркомания. Сохраняется высокий уровень дезертирства.

Так, из гарнизона Эль-Хадита (провинция Анбар) дезертировали 40% личного состава, а всего в прошлом году из 8 тыс. военнослужащих, размещенных в провинции Анбар, дезертировали 1,5 тыс. человек.

Многие военнослужащие не желают служить вдали от родных мест, что является одной из главных причин дезертирства или разрыва контрактов с министерством обороны. Причем эту ситуацию следует рассматривать глубже: отказ от прохождения службы в другом регионе страны свидетельствует об очень слабом восприятии многими военнослужащими понятия общенационального патриотизма, принадлежности к единой иракской родине, которую необходимо защищать, где бы то ни было.

Более того, данная ситуация скорее свидетельствует о сильно развитом чувстве местничества, которое без особого труда можно трансформировать в сепаратизм. А у курдов это уже и происходит, что они особенно и не скрывают.

Низким остается уровень подготовки различных категорий личного состава. В периодически публикуемых Пентагоном отчетах говорится об увеличении числа иракских батальонов, способных принимать участие в боевых операциях. Несомненно, некоторый прогресс в развитии иракской армии, повышении ее боеспособности имеется. Но этот процесс идет крайне медленными темпами и не всегда поступательно. В результате на практике американские командиры чаще всего не решаются посылать на самостоятельные боевые задания иракские подразделения, которые в подавляющем большинстве случаев действуют совместно с войсками США.

Украина безвозмездно передаст Ираку боеприпасы для различных видов оружия на сумму 15 млн долларов.

В целом же, в современных условиях главной проблемой иракской армии и полиции остается не столько качество их подготовки и оснащения, сколько степень лояльности нынешнему правительству, готовность выполнять его приказы по обеспечению безопасности и наведению порядка в стране.

Из иракских тюрем, находящихся под контролем американских оккупационных войск, 18 мая освобождены 79 заключенных. Решение об этом приняла четырехсторонняя комиссия, в состав которой входят представители командования США и иракских министерств внутренних дел, по правам человека и юстиции. Комиссия была создана в 8 апреля с.г. для рассмотрения дел иракцев, задержанных по подозрению в причастности к незаконной вооруженной деятельности. За время своей работы она изучила дела 38,5 тыс. заключенных и сочла возможным отпустить на свободу более 15 тыс. человек. Тем не менее в иракских тюрьмах еще остаются около 14 тыс. человек, многим из которых обвинения до сих пор не предъявлены.

По состоянию на 1 июня 2006 года, группировка вооруженных сил США в Ираке насчитывала около 133 тыс. человек. В Вашингтоне считают, что в случае улучшения обстановки в стране численность иракской группировки к концу 2006 года может быть сокращена до 100 тыс. человек.

Потери личного состава американских ВС в Ираке в мае 2006 года составили убитыми 71 и ранеными около 400 человек. Таким образом, общие потери вооруженных сил США со времени начала иракской кампании с марта 2003 года по 31 мая 2006 года составили, по уточненным данным, убитыми 2539 человек и ранеными около 18350 человек.

Потери среди военнослужащих других стран — участниц международной коалиции составили в мае убитыми 10 (Великобритания, Италия) и ранеными 14 человек (Великобритания, Польша). Наиболее крупные потери понесли британские войска — убитыми 9 и ранеными 11 человек.

Активно действует в Ираке боевая авиация США и Великобритании. Американские самолеты F-15, F-16, F/А-18 и британские «Торнадо» регулярно задействуются для оказания поддержки с воздуха сухопутным силам в западных районах страны, в «треугольнике смерти» южнее Багдада и в окрестностях столицы. Постоянно ведется воздушная разведка различных районов Ирака.

В Ираке для ведения операций в условиях города американские военные широко используют возможности спутниковой навигации и изображения местности, получаемые в реальном масштабе времени с ИСЗ. Впервые это было практически использовано в ходе боев в Мосуле и Эль-Фаллудже в 2004 году.

Для подготовки подразделений, направляемых в Ирак, командование ВС США создало в пустынном районе штата Невада специальный учебный полигон («мини-Ирак»), где военнослужащие обучаются контрпартизанским действиям в условиях, имитирующих иракскую обстановку. На полигоне воспроизведены 12 иракских населенных пунктов, в основном сельского типа. Ежемесячно здесь проходят интенсивную трехнедельную подготовку около 4000 солдат и офицеров.

Для обучения личного состава Пентагон привлек 350 американских граждан, владеющих арабским языком, которые играют роль «боевиков» и переводчиков. В ходе подготовки особое внимание уделяется способам обезвреживания взрывных устройств, устанавливаемых на дорогах, а также отражению нападений террористов-смертников на военные объекты и автомобильные конвои на дорогах.

Трудности, испытываемые МО США при наборе добровольцев для службы в вооруженных силах, особенно в сухопутных войсках, вынуждают Пентагон снижать планку требований к будущим солдатам. В результате в армию, в том числе в части, находящиеся в Ираке, проникают лица с криминальным прошлым и даже бывшие члены бандитских группировок.

Власти опасаются, что часть из этих людей пошли на военную службу по приказу главарей банд с целью захвата оружия, обучения и получения практического опыта ведения боев в городских условиях, чтобы потом применить полученные навыки в американских городах.

Отмечается также направление в Ирак военнослужащих с психическими отклонениями, что приводит к случаям суицида. Всего со времени начала иракской кампании покончили с собой 64 американских солдата и офицера. Несмотря на требование об обязательной проверке психического состояния человека, направляемого в «горячую точку», по состоянию на октябрь 2005 года лишь у одного из 300 военнослужащих, отправляемых в Ирак, было проверено состояние психического здоровья. 16% американских военных, возвратившихся из Ирака, страдают посттравматическим синдромом.

В действиях войск США в Ираке продолжают наблюдаться частые случаи чрезмерного или ошибочного применения силы. В последнее время американским командованием проводится расследование в связи с обвинением морских пехотинцев в убийстве 24 мирных иракцев, в том числе женщин и детей, в городе Эль-Хадита 19 ноября 2005 года.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (24) существенно не изменилась и составляла на 1 июня 2006 года около 21 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,0 тыс. чел.), Южная Корея (3,1 тыс. чел.) и Италия (ок. 2,7 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Премьер-министр Великобритании Т. Блэр отказался сообщить конкретный график вывода британских войск из Ирака, но заявил, что силы международной коалиции покинут эту страну к концу 2010 года.

По словам главы военного ведомства Великобритании Д. Брауна, предстоящая в скором времени передача иракским властям полномочий в сфере безопасности в одной–двух южных провинциях не повлечет за собой немедленного начала вывода британских войск из страны. Одновременно министр предостерег от попыток форсирования передачи полномочий в сфере безопасности иракским силовикам.

Более 1000 британских военнослужащих дезертировали из армии со времени начала иракской кампании в 2003 году. Из них 377 человек сделали это в 2005 году, а за пять месяцев 2006 года число дезертиров составило 189 человек.

10 мая Южная Корея начала вывод из Ирака 1000 своих военнослужащих. Южнокорейский контингент дислоцируется в Иракском Курдистане. Этот процесс должен завершиться к концу 2006 года.

Правительство Италии планирует в июне сократить численность своего военного контингента в Ираке на 1100 человек, а окончательно вывести его из страны намечено к концу 2006 года.

Японские ВВС будут продолжать перевозки персонала и грузов ООН в Ирак даже после ухода из этой страны национального военного контингента. Предварительно начало вывода подразделения японских Сил самообороны из Ирака намечено на июнь с.г.

В целом, по заявлениям многих иностранных специалистов, пребывание иностранных войск в Ираке, прежде всего американских и британских, становится все менее продуктивным. Они не в состоянии обеспечить надежную безопасность и имеющимися силами подавить повстанческое движение. Пребывание сил коалиции не оказывает решающего воздействия и на общую политическую обстановку в Ираке, расстановку местных политических сил.

Большинство иракского населения все более настойчиво требует вывода оккупантов с иракской территории. И что, пожалуй, наиболее важно в нынешней иракской ситуации, иностранные войска не в состоянии предотвратить пусть медленно, но все же развертывающуюся в стране гражданскую войну, хотя их присутствие, по мнению автора, возможно, и сдерживает темпы ее разрастания.

Здесь же отметим, что президент США Дж. Буш и премьер-министр Великобритании Т. Блэр находятся в своих странах под постоянным сильным прессингом со стороны противников продолжения оккупации Ирака.

На иракской территории наряду с коалиционными войсками действуют свыше 20 тыс. сотрудников из примерно 60 иностранных частных военных и охранных компаний. Иностранные наемники получают в сутки от 300 до 800 долларов. Потери среди частных охранников и военных инструкторов трудно установить, так как их гибель или ранение проходят по разряду потерь гражданского персонала зарубежных фирм.

Глава нового иракского правительства Н. аль-Малики высшим приоритетом своей деятельности объявил прекращение насилия и обеспечение безопасности в стране. По общему признанию, решение этой задачи чрезвычайно трудно и вряд ли достижимо в короткие сроки. По некоторым оценкам, на это потребуются даже не месяцы, а годы. В то же время отсутствие надлежащей безопасности и порядка является важнейшим фактором, препятствующим восстановлению и реконструкции Ирака.

В мае 2006 года внутриполитическая обстановка в Ираке оставалась очень сложной. Главным политическим событием прошедшего месяца, несомненно, стало формирование (хотя и не в полном составе) нового правительства страны. Его возглавил Нури аль-Малики (шиит из исламистской партии «Ад-Даава» («Призыв»).

Заместителями премьер-министра стали араб-суннит и курд. Из 40 постов в кабинете министров 21 получили шииты, по 9 — сунниты и курды, а одно место — представитель христианской общины. Шииты, в частности, возглавили министерства внутренних дел, финансов и нефти; сунниты — министерства обороны и юстиции; курды — МИД (на этом посту остался Х. Зибари).

Иракским политикам не удалось пока договориться о постоянных кандидатурах на посты глав МВД и МО, а также государственного секретаря по вопросам безопасности. Исполняющими обязанности руководителей этих ведомств стали Н. аль-Малики (МВД), зам. премьера А. аз-Зубейи (МО, суннит) и Бархам Салех (государственный секретарь по вопросам безопасности, курд).

Официальное утверждение нового кабинета министров, несомненно, является важным шагом в иракском политическом процессе. В то же время его реальную значимость не следует преувеличивать, так как противоречия между основными политическими силами страны остались неурегулированными и вряд ли будут разрешены в обозримом будущем, что негативным образом будет сказываться на работе правительства.

К тому же на политической арене страны пока отчетливо не просматривается сильный и авторитетный лидер, способный уверенно руководить Ираком на нынешнем крайне сложном этапе его истории. Станет ли таким лидером Н. аль-Малики? По самым оптимистическим оценкам, весьма маловероятно.

На фоне ослабления центральной власти иракские курды стремятся консолидировать свои ряды. 7 мая парламент Иракского Курдистана одобрил состав единого Регионального правительства Курдистана. Тем самым положено начало реальному процессу объединения двух обособленных властных структур Иракского Курдистана — правительства в Эрбиле (выражает интересы Демократической партии Курдистана, ДПК) и правительства в Сулеймании (выражает интересы Патриотического союза Курдистана, ПСК). Возглавил единое правительство региона представитель ДПК Н. Барзани, а вице-премьером стал представитель ПСК.

В правительстве 27 министерств. ДПК и ПСК получили по 11 мест. Из важнейших министерских кресел ДПК получила посты министров финансов, по делам «пешмерга» (обороны), а ПСК — МВД и юстиции. По одному посту получили Исламский союз Курдистана (ИСК), представители туркоман, ассирийцев, компартии и Исламской группы Курдистана. ИСК, туркоманы, ассирийцы, Социалистическая партия, курды-езиды и курды-фейли получили также посты госминистров.

В мае МВД Ирака впервые в истории страны начало выдачу паспортов с отметками на курдском языке.

Отмечается восстановление рядов бывшей правящей партии Баас. Необаасисты выступают под новым, но весьма символическим названием «Аль-Ауда» («Возвращение»). Их активность наблюдается в Багдаде, Самарре, Байджи, Тикрите, Рамади, Хите, Эль-Хадите, Эль-Каиме и ряде других городов в центре, на западе и севере Ирака.

Очень тяжелой остается ситуация в иракской экономике и социальной сфере. В главной отрасли Ирака — нефтяной — уровень добычи нефти никак не может достигнуть довоенных показателей. По состоянию на начало мая, в стране ежесуточно добывалось 2,18 млн баррелей нефти, что на 0,4 млн баррелей меньше, чем до марта 2003 года. Значительные трудности продолжают иметь место в снабжении народного хозяйства и населения нефтепродуктами и топливом.

Угрожающие масштабы приняло в Ираке недоедание детей. Около 4 млн детей (15% населения страны) срочно нуждаются в гуманитарной помощи. Примерно 15% иракских семей живут в крайней нищете со средним доходом 15 долларов в месяц и ниже. Четверть учащихся старше 15 лет вынуждены бросить учебу в школах и искать заработки, чтобы прокормить себя и поддержать родственников. В то же время в Ираке с 2003 года восстановлено 240 больниц, 1200 медпунктов и 5168 школ.

Таким образом, внутриполитическая ситуация в стране остается очень сложной и нестабильной. Сохраняющиеся серьезные разногласия между ведущими политическими силами страны, отсутствие твердой власти, реально работающей вертикали государственного управления — центр — регионы, наряду с тяжелейшим положением в сфере безопасности не позволяет нормализовать обстановку в стране, наладить нормальную экономическую жизнь, хоть как-то улучшить положение дел в социальной сфере.

В прошедшем месяце внешнеполитическая активность вокруг Ирака несколько возросла. Соединенные Штаты приветствовали формирование нового иракского правительства. Президент США Дж. Буш и премьер-министр Великобритании Т. Блэр на встрече в Вашингтоне признали, что сталкиваются в Ираке с большими трудностями и что нынешнее тяжелое положение в этой стране во многом обусловлено ошибками, совершенными американцами и британцами. Вместе с тем Буш и Блэр заявили, что не будут выводить войска из Ирака до тех пор, пока новое иракское правительство «окончательно не встанет на ноги».

Госсекретарь США К. Райс заявила, что «в Вашингтоне не видят никаких препятствий к тому, чтобы Иран занял важные позиции в построении нового Ирака и становлении стабильности в регионе. Иран — сосед Ирака. Безусловно, у этих стран множество точек соприкосновения. Белый дом не возражает против плодотворного и добрососедского сотрудничества между этими государствами».

Иран же отказался вести прямые переговоры с США по иракской проблеме. Глава иранского МИДа М. Моттаки заявил: «Мы заморозили все наши контакты с Вашингтоном по Ираку». Такую позицию Тегерана он объяснил тем, что первоначальное решение ИРИ участвовать в переговорах «было использовано США для своей пропаганды». Вашингтон неоднократно выступал с резкими заявлениями в адрес Тегерана, обвиняя его во вмешательстве во внутренние дела Ирака, в частности, в расширении своего влияния среди иракских шиитов, поставках взрывных устройств местным боевикам и поддержке террористов. Со своей стороны, иранцы считают действующие в Ираке западные спецслужбы причастными к организации терактов в южноиранской провинции Хузестан, где проживают арабы и присутствуют сепаратистские настроения.

9 мая посол Ирана в Багдаде Х.К. Коуми впервые после 1980 года вручил верительные грамоты президенту Ирака Дж. Талабани, тем самым официально вступив в свою должность. Иранское руководство заявляет, что готово вложить в различные проекты на территории Ирака до 1 млрд долларов. В частности, иранцы разрабатывают несколько проектов в области нефтедобычи, электрификации, постройки больниц.

Министр иностранных дел Ирака Х. Зибари по итогам встречи в Багдаде со своим иранским коллегой М. Моттаки заявил 26 мая, что его страна «никогда не примет участия в военной кампании против Ирана», а Ирак намерен развивать сотрудничество с ИРИ. Х. Зибари также подчеркнул, что Иран имеет право на развитие атомной энергии в мирных целях, но не желает, чтобы кто-то из его соседей обладал оружием массового поражения. В ходе визита в Ирак М. Моттаки встретился с иракскими религиозно-политическими деятелями — духовных лидером иракских шиитов аятоллой А. ас-Систани и радикальным шиитским имамом М. ас-Садром.

Новый премьер-министр Италии Р. Проди назвал войну в Ираке большой ошибкой, которая только усложнила ситуацию в этой стране.

МИД Ирака объявил о завершении деятельности в стране Комиссии ООН по наблюдению, контролю и инспекциям (ЮНМОВИК). Задачей созданной в декабре 1999 года комиссии был мониторинг ситуации в Ираке в сфере возможных работ в этой стране по созданию ОМП. В Багдаде считают, что цели комиссии полностью достигнуты, тем более что ситуация в Ираке со времени появления ЮНМОВИК изменилась кардинальным образом — режим Саддама, который мог представлять угрозу мировому сообществу, свергнут, а в планы новых властей не входит создание ядерного, химического и бактериологического оружия.

Россия готова к тесному взаимодействию с новым правительством Ирака для укрепления традиционно дружественных отношений между нашими государствами, оказания необходимого содействия с целью скорейшей нормализации ситуации в этой стране и обеспечения ее устойчивого развития.

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в мае 2006 года оставалась очень сложной. Формирование нового кабинета министров не привело к ослаблению напряженности в стране. Более того, силовые действия местной вооруженной оппозиции и иностранных боевиков заметно усилились.

Не преодолены разногласия между основными политическими силами Ирака по принципиальным вопросам дальнейшего развития страны, ее будущего. И скорее всего вряд ли это произойдет вообще, так как крайне маловероятно, что иракские политики договорятся хоть о какой-то приемлемой для всех форме национального примирения и согласия. И здесь можно согласиться со следующим мнением: «Сомнительно, что коллективное чувство иракского национализма способно выжить в контексте усиления сектантского насилия и вакуума в сфере безопасности».

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03466 sec