«Новое лицо» иранской дипломатии

Манучер Моттаки

29 мая 2006
А.М.Вартанян

Победа М.Ахмадинежада на президентских выборах привела к смене верхушки внешнеполитического руководства страны, появлению в ней новых фигур, оказывающих решающее воздействие на формирование линии поведения Тегерана на международной арене, которая за текущий год претерпевает существенную трансформацию.

Первый год президентства М.Ахмадинежада (завершается в августе 2006 г.) протекает под знаком «ядерной проблематики», возведенной в ранг важнейшей внешнеполитической задачи руководства страны. Эта задача и ранее входила в число приоритетных вопросов реформаторского правительства С.М.Хатами, однако сейчас она главная в повестке дня органов, отвечающих за разработку и проведение в жизнь установок и стратегий международной активности Тегерана.

Наряду с «ядерным досье» во внешней политике Ирана появился целый набор новых вызовов, происхождение которых напрямую связано с приходом новых лиц на руководящие посты в структурах, отвечающих за внешнеполитическую сферу, прежде всего Министерства иностранных дел (МИД) и Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ).

Высокопоставленные иранские дипломаты реформаторской волны на протяжении последних месяцев последовательно передавали свои полномочия новых фигурам из числа неоконсерваторов - бывших оппозиционеров внешнеполитического курса президента С.М.Хатами, ратовавших за реанимацию «хомейнистских» подходов в сочетании с некими «новыми методами» во внешнеполитической стратегии страны. Главным итогом перестановок стала смена вывески: от ориентации на Запад (прежде всего – на Европу) Тегеран резко перестроился на концепцию ориентации на Восток.

Главным приоритетом стал курс на укрепление связей со странами исламского мира, а также Китаем, Индией. Такое изменение, считают местные эксперты, и привело к резкому повороту в развитии иранской ядерной программы, которая после 2,5 лет добровольной заморозки (под воздействием европейских уговоров) вновь возобновилась и стала активно развиваться.

Таким образом, президентские выборы в Иране в августе 2005 года стали отправной точкой структурных изменений внешней политики Ирана. Изменения эти происходили постепенно. Первым шагом стало назначение на пост главы иранского МИД новой фигуры - М.Моттаки.

При том, что попытки некоторых лиц в руководстве МИД Ирана убедить президента М.Ахмадинежада сохранить на этом посту К.Харрази - карьерного дипломата с восьмилетним опытом работы на этом руководящем посту - оказались безрезультатными. К.Харрази покинул свой пост с формулировкой: «пусть придут на замену молодые силы».

На его место из трех альтернативных кандидатов президент отобрал М.Моттаки – бывшего депутата парламента, занимавшего ранее пост председателя парламентской комиссии по внешней политике и национальной безопасности. Двое других претендентов на этот высокий пост, будучи более именитыми и известными политическими фигурами в стране (А.Боруджерди – нынешний председатель парламентской комиссии по внешней политике и национальной безопасности, А.Лариджани – бывший руководитель Организации радио и телевидения Ирана, участник президентской гонки-2005), тем не менее, не подошли.

По мнению экспертов, президент предпочел фигуру малоизвестного, но опытного профессионала с хорошим дипломатическим бэкграундом: М.Моттаки работал в свое время на должности посла Ирана в Японии и Турции, занимал посты гендиректора по вопросам отношений Ирана со странами Западной Европы и заместителя министра по международным вопросам. На этот раз М.Моттаки пришел возглавить МИД с «реалистичной программой», которая отражает идеологические постулаты и принципы молодых неоконсерваторов, жестко критиковавших за последние 8 лет «мягкую линию» реформаторского правительства.

Кадровые перестановки затронули и другой важный внешнеполитический орган Ирана – Высший совет национальной безопасности (ВСНБ) – отвечающий за международные переговоры по ядерной проблематике.

Практически полностью сменилась иранская команда ядерных переговорщиков, в том числе и главный из них – секретарь ВСНБ. Новым руководителем этого органа был назначен Али Лариджани, который принимал участие в президентской гонке в качестве соперника М.Ахмадинежада. Тем не менее, это назначение в местных политических кругах было воспринято как вполне закономерное и прогнозируемое. А.Лариджани входит в молодую команду неоконсерваторов и во многом разделяет взгляды иранского президента. Само участие его в президентской гонке воспринималось как формальное.

На первых стадиях предвыборного марафона консерваторы делали ставку на него, однако впоследствии решение изменилось, в том числе и вследствие низкого рейтинга А.Лариджани. Поэтому когда началась раскрутка М.Ахмадинежада, эксперты пришли к однозначному выводу о том, что участие А.Лариджани в гонке будет номинальным и ему, скорее всего, будет предложен высокий пост в новом кабинете министров. Что и подтвердилось.

Что примечательно, теперь оба важнейших органа, отвечающих в стране за принятие внешнеполитических решений (МИД и ВСНБ) действуют в тандеме, полностью координируя свои усилия. Это взаимодействие обусловлено еще и тем обстоятельством, что М.Моттаки и А.Лариджани связывают близкие дружеские отношения.

Нынешний глава МИД возглавлял предвыборный штаб А.Лариджани по Тегерану во время президентской кампании. Очевидно также, что «первую скрипку» во внешнеполитическом планировании в Иране сегодня играет именно ВСНБ ИРИ, а не МИД, прежде всего в силу харизмы его руководителя и специфики поставленных задач (главная внешнеполитическая задача – ядерная проблематика – поручена А.Лариджани и его команде).

Возглавив ВСНБ ИРИ, А.Лариджани в первую очередь заменил полностью состав переговорной команды. После этого он начал трансформировать методы переговорного процесса с «евротройкой», доведя ситуацию вокруг иранского «досье» до максимального предела эскалации. «Вторым» после А.Лариджани переговорщиком иранской ядерной команды (на уровне экспертов) в ранге заместителя секретаря ВСНБ ИРИ стал А.Солтание.

Это по сути, главная «рабочая лошадка», отвечающая за формирование линии Ирана на ядерных переговорах с МАГАТЭ, «евротройкой» и другими заинтересованными сторонами. Его предшественник на этом посту Х.Мусавиян был выведен из команды переговорщиков. Был также выведен из игры и старший эксперт команды переговорщиков - С.Насери. Более того, консервативные СМИ активно распространяли слухи об уличении его в экономической коррупции, связанной с финансовыми махинациями вокруг нефтяной компании «Ориентал», зарегистрированной в свободной экономической зоне на иранском острове Киш.

Прошла даже информация о его аресте, которую был вынужден опровергать лично секретарь ВСНБ. На должность пресс-секретаря ВСНБ, занимающего по совместительству пост руководителя департамента по вопросам пропаганды и СМИ, был поставлен еще один представитель неоконсервативной команды – бывший главный редактор консервативной газеты «Джам-е Джам» Х.Энтезами.

Аналогичные кадровые меры, но в более дипломатичной форме, были предприняты и в стенах иранского МИД. Несмотря на утверждение бывшего министра К.Харрази о том, что смена руководства внешнеполитического ведомства не приведет к отстранению старшего звена дипломатического состава, который представлен «выдающимися экспертами», это произошло.

Сразу после вступления в должность президент М.Ахмадинежад заявил о намерении сменить послов в более, чем 40 странах. Это заявление вызвало широкий международный резонанс. Позже, несмотря на явные попытки президента и других высокопоставленных чиновников сменить акценты и несколько смягчить это заявление (было объявлено, что срок их миссий подошел к концу), факт остается фактом. Тем более, что МИД Ирана подготовил и направил в администрацию президента список предложений по соответствующим заменам.

Кроме того, практически сразу же были отозваны «для консультаций по иранской ядерной программе» наиболее известные и яркие фигуры на иранской дипломатической сцене, представляющие иранские интересы в ключевых государствах - посол в Германии Ш.Харгани, посол во Франции С.Харрази, посол в Великобритании М.Х.Адели, а также посол в Малайзии А.Х.Заманиния (занимал ранее должность гендиректора по международным политическим вопросам).

В официальных комментариях говорится, что их вопрос пока не решен и будет дополнительно рассматриваться. Однако неофициальные источники утверждают обратное. По крайней мере, по некоторым слухам, посол Ирана в Великобритании М.Х.Адели был смещен за открытую поддержку, оказанную им во время президентской кампании главному сопернику нынешнего президента – А.А.Хашеми-Рафсанджани.

Также известны уже как минимум два кандидата на главные дипломатические должности в странах «евротройки». Это представитель Ирана при международных организациях в Вене М.Ахундзаде и карьерный дипломат А.Ахани. Кроме них, впоследствии был заменен посол отделения ООН в Женеве М.Р.Альборзи, на место которого назначили бывшего заммининдел по вопросам образования МИД А.Р.Моайери.

Не оправдался и второй прогноз К.Харрази о том, что «коренного изменения внешнеполитической линии не будет». Новое руководство МИД действует в новой манере, применяя другие подходы, отличающиеся от стратегий предшественников. Линия иранского МИД стала более жесткой, бескомпромиссной и антизападной. А главное, координирующая роль в решении важнейших стратегических задач, стоящих перед иранской внешней политикой, в частности – ядерного кризиса – постепенно перешла из МИДа в Высший cовет национальной безопасности (ВСНБ).

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03929 sec