Курды в новом правительстве Ирака

И. аль-Джафари|Дж. Талабани

28 мая 2006
Н.З. Мосаки

20 мая парламент Ирака наконец одобрил состав правительства по итогам выборов, прошедших 15 декабря 2005 года. Как заявил, выступая в парламенте страны, новый премьер-министр Ирака Нури аль-Малики, приоритетом правительства будет восстановление стабильности и безопасности в стране, в которой фактически уже идет гражданская война.

Формирование нового правительства после принятия в октябре прошлого года постоянной конституции Ирака и проведения после этого парламентских выборов для формирования правительства на четыре года (до 2010 года) затянулось на полгода. Однако фактически работа по формированию нового правительства началась месяц назад, когда в результате давления курдов, суннитов и американцев Ибрагим аль-Джаафари согласился снять свою кандидатуру и на пост премьера Объединенным иракским альянсом (ОИА) был номинирован Нури аль-Малики, которому президент Ирака Джалал Талабани поручил сформировать правительство. Как известно, первоначально на пост премьера страны ОИА выдвинуло бывшего премьера Ибрагим аль-Джаафари, который получил большинство голосов на внутренних выборах ОИА (он победил благодаря голосам сторонника Муктады ас-Садра с перевесом в 1 голос вице-президента Аделя Абдула Махди, на кандидатуре которого настаивали курды и американцы).

Однако, несмотря на то что восстановление стабильности и безопасности является главной задачей нового правительства, на ключевые посты в новом правительстве, как раз связанные с осуществлением этих задач, министры до сих пор не назначены.

Премьер-министр Нури аль-Мали будет временно исполнять обязанности министра внутренних дел, а вице-премьеры Салам Зикам аль-Зубаи (суннит) и Бархам Салех (блок «Альянс Курдистана») — соответственно министра обороны и министра по национальной безопасности.

Именно эти позиции вызвали наибольшие противоречия при формировании нового правительства. Сунниты выступают против того, чтобы эти посты достались шиитам, а американцы предпочли бы видеть в качестве руководителей этих министерств независимых деятелей.

Из важнейших министерств были распределены лишь два. Министром нефти назначен известный физик-ядерщик шиит Хусейн аль-Шахристани, а министром иностранных дел — представитель «Альянса Курдистана» Хошияр Зибари, занимавший этот пост и в предыдущих постбаасистских правительства Ирака.

Избирательный блок «Альянс Курдистана», включающий крупнейшие партии Курдистана — ДПК и ПСК, а также ряд мелких партий и имеющий в иракском парламенте 53 места, делегировал в состав правительства шесть человек. Вице-премьером по национальной безопасности стал Бархам Салех. До назначения министра по национальной безопасности он будет исполнять также обязанности главы курируемого министерства.

Министром иностранных остался Хошияр Зибари, пост министр промышленности получил этнический ассириец от ДПК Фавзи Харири, министерство водных ресурсов сохранил за собой ветеран ПСК Лятиф Рашид. Министрами строительства и окружающей среды стали представители соответственно ДПК и ПСК — Байян Дизайи и Нармин Осман. Наиболее влиятельными фигурами нового иракского правительства от «Альянса Курдистана» являются Хошияр Зибари и Барзам Салех.

Кузен Масуда Барзани Х. Зибари родился в 1953 году в Акре (ныне провинция Дохук, в то время — Мосул), среднее образование получил в Мосуле, степень бакалавра по социологии — в Иорданском университете и магистра социологии — в университете Эссекса (Великобритания).

В конце 70-х годов Зибари был одним из руководителей Общества курдских студентов в Европе, в 1979 году он был избран членом Центрального комитета ДПК. В 1980–1988 годах активно участвовал в борьбе против баасистского режима, был избран членом политбюро ДПК, а в 1989 году — главным представителем «Фронта Иракского Курдистана» в Европе. В 1988–1991 годах Х. Зибари являлся главным представителем ДПК за рубежом, а во время войны в Персидском заливе — основным выразителем позиции ДПК. После окончания войны в Заливе активно участвовал в создании «зоны безопасности» на территории Иракского Курдистана в Захо.

В 1992 году Х. Зибари был назначен руководителем Бюро международных отношений ДПК. На этом посту он оставался до назначения на пост главы иракского МИДа. Зибари был одним из основных организаторов конференций иракской оппозиции. В 1992 году был избран депутатом Национальной ассамблеи Курдистана и тогда же стал членом исполнительного комитета Иракского национального конгресса. В 1994–1998 годах был основным переговорщиком со стороны ДПК с ПСК по вопросам урегулирования межкурдского конфликта.

Впервые Хошияра Зибари назначил министром иностранных дел Ирака Временный управляющий совет в сентябре 2003 года.

Бархам Салех родился в 1960 году. В 1976 году стал членом созданного ПСК. До выезда из Ирака в 1979 году дважды арестовывался баасистскими властями за подпольную деятельность. Получил инженерное образование в Кардиффском и Ливерпульском университетах. В 1985 году генеральный секретарь ПСК Джалал Талабани назначил 25-летнего Бархама Салеха представителем ПСК в Лондоне. В 1991 году он стал представителем ПСК в Вашингтоне (после образования в 1996 году в Сулеймании второго Регионального правительства Курдистана стал именовать себя его представителем в США).

С января 2001 года — премьер-министр Регионального правительства Курдистана в Сулеймании. После свержения баасистского режима и формирования новых органов власти Ирака стал одной из ключевых фигур от курдов в Багдаде. С июня 2004 года по май 2005-го занимал пост вице-премьера по национальной безопасности; в переходном правительстве Ибрагима аль-Джаафари (июнь 2005 г. – май 2006 г.) занимал пост министра планирования (пост вице-премьера от курдов на это время перешел высокопоставленному представителю ДПК Рож Нури Шавешу). В декабре 2005 года был избран в парламент Ирака.

Доктор Лятиф Рашид родился в 1944 году в Сулеймании. Получил инженерное образование в Ливерпульском университете (бакалавр, 1968) и Манчестерском университете (магистр, 1972), где защитил также докторскую диссертацию (Phd, 1976). Работал в различных организациях в области сельского хозяйства, в том числе в Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (UNFAO) при осуществлении проектов в Йемене и Саудовской Аравии. Л. Рашид является почетным членом ряда авторитетных международных организаций в области ирригации и инжиниринга.

В конце 80-х годов был представителем «Фронта Иракского Курдистана», который объединял крупнейшие курдские партии. После войны в Персидском заливе стал членом исполнительного совета Иракского национального конгресса. Активный участник и официальный представитель от ПСК конференций антисаддамовских сил.

Лятиф Рашид занимал пост министра ирригации во Временном правительстве Ирака (правительство Аллауи) и переходном правительстве Ибрагима аль-Джаафари.

Министр окружающей среды Нармин Осман вместе с семьей активно участвовала в курдском освободительном движении в Ираке. В 1984 году эмигрировала из Иракского Курдистана в Швецию. Вернувшись в 1992 году, получила пост министра в первом правительстве Курдистана.

Нынешний пост Нармин Осман получила в правительстве Ибрагима аль-Джаафари, а в правительстве Аллауи она занимала пост министра по делам женщин.

Исламский союз Курдистана (ИСК), имеющий пять мест в иракском парламенте, получил пост госминистра, который занял член Политбюро ИСК Али Мухаммад Ахмед.

Примечательно, что до последнего времени Нури аль-Малики отказывался предоставить пост министра представителям ИСК, предложив в качестве одного из вариантов уступку одного места в правительстве Ирака блоком «Альянс Курдистана», которому предоставлялось пять министерств (кроме министерства окружающей среды), однако в итоге согласился предоставить курдским исламистам должность госминистра. Примечательно также, что президент Ирака Джалал Талабани рекомендовал иракскому премьеру включить в правительство представителей ИСК.

Как известно, ИСК, получающий средства от фундаменталистских арабских группировок, на всеобщих выборах 30 января 2005 года состоял в блоке «Альянс Курдистана», однако в преддверии выборов 15 декабря 2005 года объявил о своем выходе из этого блока и пошел на выборы отдельно, развернув полномасштабную критику Регионального правительства Курдистана, обвиняя его в неэффективности, коррупции и отсутствии свобод, что находило некоторую поддержку среди населения, а также использовал традиционную исламскую риторику, называя власти Курдистана «агентами США и Израиля».

6 декабря 2005 года в Дохуке и Захо, а также в некоторых других городах на территории, контролируемой ДПК, произошли нападения на офисы ИСК, в результате которых были убиты несколько членов этой организации, а также нанесен значительный материальный ущерб. Президент Курдистана Масуд Барзани осудил эти нападения и создал комиссию по расследованию, однако виновные так и не были установлены. Кроме того, в СМИ, подконтрольных курдским властям, обращалось внимание на «некурдскость» ИСК.

Так, при нападении на офисы ИСК националистически настроенная толпа молодежи срывала с них флаги Курдистана, заявляя, что «союзом с суннитами-арабами ИСК не может рассматриваться в качестве курдистанской партии, а курдский флаг вводит в заблуждение курдских избирателей», называла ИСК «предателями». ИСК утверждал, что «это крупные партии наказали их за выход из единого списка» и эти нападения были организованы, а не спонтанны.

Понимая значительный антиисламистский настрой южнокурдистанского общества, на нынешнем этапе своей истории подверженного в первую очередь национализму (с точки зрения строительства государственности), а также желая избежать широкомасштабных атак, которые могли бы быть инспирированы властями Курдистана, генсек ИСК Салахаддин Бахауддин начал заявлять, что решение ИСК идти на выборы самостоятельно не угрожает интересам Курдистана и «независимое участие в выборах не меняет нашей поддержки национальным правам курдов, которые будут обсуждаться в Багдаде», хотя и признавал, что ИСК имеет лучшие отношения с шиитами и суннитами, нежели с ДПК и ПСК.

Хотя в настоящее время ИСК заявляет, что по ключевым для курдов вопросам будет солидарен с «Альянсом Курдистана», его стратегия направлена в первую очередь на утверждение в качестве влиятельной самостоятельной силы. При отсутствии секулярной оппозиции в Южном Курдистане ИСК фактически становится единственной потенциальной оппозиционной силой, что может создать весьма опасную дилемму: нынешние курдские власти — исламисты.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03774 sec