Борьба с экономической коррупцией в Иране

25 мая 2006
А.М. Вартанян

В предвыборной кампании нынешнего президента Ирана М. Ахмадинежада задача борьбы с экономической коррупцией была выделена в качестве одного из главных приоритетов. После избрания на президентский пост М. Ахмадинежад сразу приступил к реализации данной задачи. Законодательная власть ИРИ в лице парламента, большинство в котором представлено сторонниками президента по неоконсервативной коалиции, выразила твердую готовность взаимодействовать с ним в этом вопросе. Образовавшийся тандем стремится оказать определенное давление на Судебную власть ИРИ с целью добиться внятной поддержки с ее стороны.

Однако глава Судебной власти аятолла М. Хашеми-Шахруди не спешит пока оказывать такую поддержку. На призывы молодых консерваторов об усилении антикоррупционной борьбы он реагирует сдержанно и осторожно, увязывая этот вопрос с важностью выбора «правильных форм и мер» противодействия этой проблеме. В ходе неоднократных совместных рабочих заседаний глава Судебной власти отдавал предпочтение умеренным формам борьбы с коррупцией.

По его мнению, в современном мире не существует универсального средства от этого «бюрократического зла», опутавшего сетью практически каждое государство. Любая страна, считает он, должна иметь свой индивидуальный набор мер воздействия на коррумпированность государственной системы в зависимости от особенностей внутреннего законодательства и национальной специфики.

В условиях роста давления на Судебную власть со стороны нового правительства и парламента, в том числе в контексте необходимости образования так называемого коррупционного досье и предания огласке списка конкретных фамилий лиц, замешанных в преступлениях на почве экономической коррупции, М. Хашеми-Шахруди занимает непоколебимую позицию. В частности, на недавнем совместном заседании правительства и парламента он подчеркнул, что досрочное (до вынесения судебного приговора) вынесение на публику и тиражирование в СМИ списка лиц, подозреваемых в коррупции, будет считаться преступлением.

Этот шаг, считает глава Судебной власти, нужно осуществлять взвешенно, продуманно, чтобы избежать предпосылок для «черного пиара».

Неоконсерваторы во главе с М. Ахмадинежадом, придя во власть, выразили намерение серьезно совершенствовать законодательную базу в области борьбы с коррупцией. Будучи в оппозиции в течение восьми лет реформаторского правления, молодые консерваторы серьезно критиковали правительство С.М. Хатами за коррупцию. Сейчас они собираются на практике подтвердить свои намерения, а также использовать антикоррупционный сюжет как действенную популистскую меру в контексте повышения рейтинга популярности «народного президента».

Неслучайно М. Ахмадинежад, представляя поочередно кандидатов на пост министра нефти (первые три фигуры были отклонены парламентом), пообещал раскрыть и публично огласить имена главных коррупционеров нефтяного бизнеса Ирана, являющегося, как известно, главной доходной статьей государственного бюджета. Затем, правда, под давлением высшей клерикальной верхушки президент отложил исполнение этого решения на неопределенный срок.

С августа 2005 года в плане антикоррупционной борьбы значительно активизировался иранский парламент. Соратник президента по неоконсервативной партии «Благоустроителей исламского Ирана» («Абадгяран») Г.А. Хаддад-Адель стал демонстрировать решительность в наращивании вклада парламента в общий блок усилий по противодействию коррупции.

Примечательно, что доклад о крупнейшей за последнее время финансовой афере (поставки иранского газа в ОАЭ по заниженной цене) был подготовлен в стенах меджлиса и официально представлен со стороны законодательной власти.

Таким образом, правительство и парламент проявляют сегодня высокую политическую мотивацию для использования любых неэкономических методов борьбы с экономической коррупцией.

Одним из главных показателей коррумпированности экономической системы Ирана является колоссальный отток капиталов за рубеж. В вопросах возвращения незаконных активов и криминализации коррупции позиция иранских властей заключается в следующем. В Иране убеждены в необходимости четкого разделения этого процесса на два этапа: сначала криминализация коррупции, признание вывезенных активов незаконными, затем возвращение активов.

Руководство ИРИ считает, что все активы, которые были незаконно вывезены за рубеж, должны быть возвращены обратно в полном объеме. При этом оно резко выступает против позиций тех стран, которые настаивают на частичном возврате вывезенных капиталов с учетом судебных издержек и затрат на банковское обслуживание выявленных незаконных средств.

В оперативной деятельности по пресечению оттока незаконных активов иранская сторона считает важным выявление факторов, воздействующих на этот процесс.

Одним из главных факторов в Иране считают неэффективность действующего законодательства, что ставит вопрос о необходимости совершенствования правовой базы. Другой важный фактор — ситуация в сфере политической стабильности и безопасности (речь идет о нынешней напряженности вокруг иранского ядерного досье). Примечательно, что иранские эксперты склоняются к тому, что воздействие данного фактора преувеличивать не следует.

Они оперируют статистическими данными о том, что даже в периоды политической стабильности из Ирана всегда наблюдался значительный отток капитала за рубеж. Третий существенный фактор — нетранспарентность финансовой документации и отчетности в частном секторе, закрытость информации финансового характера по многим частным компаниям. В таких условиях, по мнению экспертов, любой потенциальный инвестор предпочитает переводить свои активы за рубеж, а не вкладывать средства в национальные компании с «сомнительной репутацией».

Наряду с выявлением факторов, способствующих коррупции, и принятием мер по их устранению, иранская сторона осуществляет постоянный национальный мониторинг. В то же время в Тегеране выступают против создания международного органа по мониторингу, который имел бы полномочия осуществлять инспекционные поездки и мог бы, по мнению иранского руководства, использоваться как средство политического давления.

На первый взгляд, поставленная президентом М. Ахмадинежадом амбициозная задача по усилению мер борьбы с коррупцией практически выполнима, особенно с учетом разработанных стратегий и неплохих технических возможностей. Ведь, как известно, в Иране сформирован солидный механизм противодействия коррупции, состоящий из представителей законодательной, исполнительной и судебной власти, которые, по идее, должны координировать свои усилия. Со стороны исполнительной власти — министерство информации (спецслужбы) и Организация по аудиту (аналог Счетной палаты).

Законодательную власть представляет Аудиторский орган при парламенте, а судебную власть — Организация Ирана по генеральным проверкам. Этим органом предписано во взаимодействии и координации решать вопросы борьбы с экономической коррупцией. Кроме них существует целый ряд вспомогательных и менее значительных структур, в обязанности которых также входят контрольно-надзорные функции и поиск информации относительно экономической коррупции. Общее число этих органов достигает 14.

Однако практическая отдача от этого механизма, к сожалению, достаточно низкая. На первый план выступают принципиальные разногласия по методам и формам борьбы с коррупцией между президентом и парламентом, с одной стороны, и судебной властью — с другой. Президент хочет быстрой отдачи и настаивает на популистских мерах, руководство судебной власти призывает не спешить и действовать осторожно.

Но даже в случае преодоления этих разногласий механизм борьбы с коррупцией будет работать неэффективно, поскольку нуждается в серьезном реформировании. В числе главных проблем — отсутствие главного координирующего органа, единого центра по сбору поступающей информации. Непонятно, какая ветвь власти должна осуществлять общее руководство. Кроме того, очевидно дублирование функций и задач многочисленных антикоррупционных структур.

Таким образом, для выполнения одного из главных предвыборных обещаний президента М. Ахмадмнежада только наличия политической воли недостаточно. Встает вопрос о необходимости коренного реформирования антикоррупционной системы, формирования вертикальной системы координации структур, отвечающих за борьбу с коррупцией, четкого распределения между ними задач и обязанностей, совершенствования законодательной базы.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03717 sec