Иран: Россия, Китай склоняются к позиции США

22 мая 2006
Кавех Афрасиаби (Kaveh L Afrasiabi)

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров предупредил, что нынешнее давление Соединенных Штатов на Организацию Объединенных Наций (ООН) в пользу принятия санкций против Ирана может обернуться "предлогом для войны", однако как Россия, так и Китай, давно считающиеся противниками любых санкций, в настоящее время понемногу склоняются к иранской стратегии США.

Инициативу проявил Китай, поддержавший пока еще официально не предложенный пакет европейских "обусловленных побудительных мотивов" для Ирана, чтобы тот отказался от своей программы обогащения урана, что побудило Москву последовать примеру китайцев.

Здесь, в конце концов, мы имеем дело с дипломатическим менуэтом, где Москва и Пекин тщательно выверяют каждый свой шаг в соответствии с приливами и отливами изменчивого кризиса, в который оказались вовлеченными множество игроков с особыми, общими, параллельными или противоположными интересами.

Заявление о том, что Китай потихоньку соглашается на план США и Европейского Союза (ЕС), сделал заместитель государственного секретаря США Роберт Зеллик (Robert Zoellick) в свидетельских показаниях Конгрессу США 10 мая с.г. Он заверил членов Конгресса США, что Китай "согласился в принципе" действовать заодно с США и ЕС.

За этим последовало сообщение газеты "The Los Angeles Times", что ведущий член Центрального комитета Коммунистической партии Китая Тан Цзясюань (Tang Jiaxuan) призвал Иран объявить мораторий на любую связанную с обогащением урана деятельность.

Как и ожидалось, это оказало желаемый, с американской точки зрения, эффект: несколько успокоило Россию, которая кипела от недавней американской критики ее поведения в вопросе прав человека и ее энергетической политики.

Соответственно, Лавров на пресс-конференции со своим китайским коллегой Ли Чжаосином (Li Zhaoxing) поддакнул Китаю, высказавшемуся в поддержку предложения ЕС, заявив: "Мы предлагаем этот подход и ожидаем, что Иран отреагирует на него конструктивным образом. Мы твердо убеждены, что это единственный путь к разрешению сложившейся ситуации".

Разумеется, напрашивается вопрос, что станут делать Москва и Пекин после того, как ЕС сделает Ирану формальное предложение, а тот его отвергнет в свете упреждающей реакции "а мне на это начхать" Махмуда Ахмадинежада (Mahmud Ahmadinejad)? Готовы ли они отказаться от своей оппозиции санкциям ООН? Другой вопрос: насколько далеко готовы пойти Китай и Россия в вопросе принесения в жертву своих отношений с Ираном, чтобы сохранить добрые отношения с Соединенными Штатами?

Последний вопрос касается, в числе прочего, будущего Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). К сожалению, вопреки более ранним официальным заявлениям, особенно китайских официальных лиц, ШОС в настоящее время стоит на пороге изменения своих взглядов на расширение и на принятие в свой состав таких новых членов, как Иран, Пакистан и Индия.

"Планов фундаментального расширения ШОС нет. Я не думаю, что в обозримом будущем число членов ШОС значительно увеличится ", - сказал Лавров на пресс-конференции во вторник, как раз за месяц до саммита ШОС в Шанхае, в ответ на сообщение, что правительство США попросило у России "разъяснений" по поводу известия, что Ахмадинежад планирует присутствовать на июньском саммите ШОС.

В свою очередь, иранская пресса негативно отреагировала на изменение позиции России в вопросе приема в ШОС Ирана и поставила под сомнение целесообразность участия Ахмадинежада в работе ШОС в отсутствие полноправного членства Ирана в данной организации. Пока что Ирану был предоставлен только статус наблюдателя. Несомненно, если Москва будет и дальше твердо придерживаться своей нынешней линии в вопросе приема Ирана в ШОС, это будет расценено, как крупная дипломатическая неудача для Ирана, и негативно повлияет на ирано-российские отношения.

Интересно отметить, что как раз в тот момент, когда российский и китайский министры иностранных дел проводили совместную конференцию и косвенно, если не прямо критиковали вызывающее поведение Ирана, послы этих стран в Тегеране встречались с иранским министром иностранных дел Манучером Моттаки (Manouchehr Mottaki) и расхваливали иранскую дипломатию, а также готовность иранского режима вступить в диалог с США по ядерной проблеме.

И Россия, и Китай и раньше заключали с Соединенными Штатами соглашения через голову Ирана, поэтому естественно думать, а не являемся ли мы теперь свидетелями еще одного печального спектакля отказа обеих стран от своих принципов ради получения от дядюшки Сэма ответных уступок по схеме quid pro quo.

Старые предложения ЕС выдаются за новые

В то время как одно высокопоставленное официальное лицо США признало, что "новый" пакет предложений ЕС в действительности является выкладыванием на стол "отряхнутых от пыли" ранее существовавших предложений, западные средства массовой информации (СМИ) дружно приветствовали "новый европейский пакет побудительных мотивов", в том числе предложение Ирану современного ядерного реактора на легкой воде.

Фактически, хотя окончательный пакет пока еще не раскрывается, и имеются сообщения о серьезных опасениях США по поводу любых обязательств ЕС предоставить Ирану ядерную помощь, в ожидании вердикта предстоящей в Лондоне встречи "постоянной пятерки" плюс Германия стоит вспомнить, что в ноябре 2004 года "евротроица" (Германия, Франция и Великобритания) подписала в Париже соглашение с Ираном, которое предусматривало "сотрудничество в ядерных вопросах".

Парижское соглашение мертво - да здравствует Парижское соглашение! В нем сказано: ""Евротроица"/ЕС признают права Ирана по Договору о нераспространении ядерного оружия, осуществляемые в соответствии с его обязательствами по данному договору, без какой-либо дискриминации".

Это соглашение предусматривало, что Иран на временной основе приостановит свою деятельность, связанную с обогащением урана. По сути, нет никакой двусмысленности относительно этого аспекта документа, в котором сказано: ""Евротроица"/ЕС признают, что эта приостановка является добровольной мерой укрепления доверия, но не правовым обязательством".

Судя по всему, Иран добросовестно выполнял условия Парижского соглашения до января с.г., когда он возобновил работы по обогащению урана после того, как "евротроица"/ЕС радикальным образом отклонились от соглашения, потребовав от Ирана навсегда прекратить работы по обогащению урана после того, как Соединенные Штаты резко раскритиковали Парижское соглашение.

Переворачивая историю с ног на голову, "умные головы" в западных СМИ к настоящему времени выработали общую точку зрения, которая гласит, что следует осудить поведение Ирана, который нарушает Парижское соглашение, в то время как в действительности именно суррогатная Европа, уступив давлению Соединенных Штатов, пренебрегла собственным обязательством перед Ираном уважать "без дискриминации" ядерные права Ирана.

Соответственно, ЕС собирается положить на стол переговоров старый пакет в новой обертке, который немецкий переговорщик Михаэль Шаффер (Michael Schaffer) во время своей недавней беседы с Вашим покорным слугой назвал "щедрым", не испытав ни капли угрызений совести или моральных сомнений по поводу собственного неблагородного поведения в отношении Ирана.

Ирония в том, что ЕС совершенно закрыл глаза на одновременное заявление Бразилии о новом амбициозном плане ускорения своей программы производства ядерного топлива просто потому, что мир "доверяет Бразилии" (но, пожалуйста, не говорите этого соседям Бразилии!), ибо западные СМИ не обратили внимания на этот факт.

Завидуя монополии Москвы на ядерный рынок Ирана, ЕС своим последним предложением частично преследует цель упредить Россию, недавно объявившую о планах строительства двух новых ядерных реакторов в Иране, пытаясь своими посулами отговорить Иран от этой сделки и перетянуть его на технически более совершенный европейский ядерный рынок. Российские политики проявили бы настоящую беспечность, если бы не заметили в последнем европейском предложении Ирану элементов чистого своекорыстия.

С иранской точки зрения, на лицемерие ЕС указывает и недавнее совместное заявление ЕС и Совета сотрудничества стран Персидского залива (Gulf Cooperation Council, GCC), в котором выражена озабоченность в отношении иранской ядерной программы; это заявление совпадает с новыми, более энергичными усилиями Совета, касающимися спорных островов Абу-Мусса, Малый Танб и Большой Танб. Иначе говоря, тайная тактика ЕС состоит в поддержке Совета сотрудничества стран Персидского залива в вопросе этих контролируемых Ираном островов, чтобы оказать дополнительное давление на ядерном фронте.

Исторический блок ШОС

Безусловно, у ШОС появились бы новые головные боли в связи со значительным расширением, но, с другой стороны, это прибавило бы ШОС качественного веса и геополитической значимости. Но предполагать, что негативные побочные эффекты перевесят преимущества, значило бы уступить семенам сомнений, посеянным Западом, который опасается появления в лице ШОС мощного противовеса Организации Североатлантического договора (НАТО). ШОС сегодня и в перспективе представляет собой не столько антинатовскую коалицию, сколько потенциальный противовес интервенционистской политике США. И, конечно, пришло время поднять ШОС на следующий уровень.

Безусловно, это сказано не для того, чтобы заняться наивными анализами надвигающейся "новой холодной войны", что нравится утверждать некоторым российским политикам, принимая во внимание сложности мирового порядка в период после "холодной войны". С учетом всех этих сложностей, исключая некоторое несоответствие между геоэкономическими и геополитическими соображениями, Китай и Россия поступили бы мудро, если бы отказались от своей теперешней оппозиции расширению ШОС, которая только лишь играет на руку Соединенным Штатам.

Одним потенциальным преимуществом членства Ирана в ШОС является то, что это позволило бы Китаю и России более позитивно влиять на внешнюю политику Ирана и, следовательно, мусульманского мира. ШОС явно выиграла бы от приема в свои ряды Ирана, поскольку это позволило бы снизить ее главную озабоченность, связанную с терроризмом.

Членство Ирана в ШОС привело бы к укреплению регионального сотрудничества в борьбе против исламского экстремизма, в том числе в мусульманских регионах России и Китая, а также и во всей Средней Азии вместе с Каспийским бассейном.

ШОС призывает к "совместному использованию сил", а в случае приема в эту организацию Ирана усилилось бы военное сотрудничество между государствами - членами ШОС, и удалось бы снизить общую тревогу России и Китая, связанную с чрезмерным расширением НАТО на восток.

Что касается последнего, в наши дни в Вашингтоне идут разговоры о том, что НАТО следует "окружить Иран"; застрельщиками этих разговоров выступают некоторые ведущие сенаторы-республиканцы, например, сенатор Джон Уорнер (John Warner), который приветствовал решение НАТО увеличить более чем вдвое численность своих войск в Афганистане и расширить связи с некоторыми другими соседями Ирана, например, с Азербайджаном. Эти взгляды не могут не вызвать резонанса в Москве, которая тоже сетовала на расширение НАТО и "окружение" России после событий 11 сентября 2001 года.

Точка, откуда нет возврата

И Китай, и Россия официально выступают против того, чтобы Совет Безопасности ООН прибегнул к главе 7 Хартии ООН, объявив Иран угрозой миру, и тогда с точки зрения международного права США были бы оправданы, если бы в одностороннем порядке приняли военные меры против ядерных объектов Ирана. Однако вместо того, чтобы попытаться использовать вполне жизнеспособные варианты полномасштабного международного мониторинга ограниченной иранской программы обогащения урана, российские и китайские политики медленно, но верно приспосабливаются именно к такому сценарию событий, конечный эффект которых окажется пагубным для их собственных геополитических коренных интересов, в особенности, если начнется война.

Вашингтон и так уже переполнен оправдательными аргументами в пользу войны против Ирана, главным из которых является то, что в плане ядерного ноу-хау и технологий Иран стоит на пороге достижения "точки, откуда нет возврата". Другой аргумент, это то, что нынешняя ситуация напоминает период умиротворения перед второй мировой войной, как если бы год 2006-й был опять 1938-м годом.

Действительно, можно только удивляться тому, сколько видных журналистов, ученых и действующих и бывших официальных лиц в США отдают свой литературный дар сценарию "1938-й год не должен повториться". В их длинном списке есть Чарльз Краутхаммер (Charles Krauthammer) из газеты "The Washington Post", востоковед Бернард Люис (Bernard Lewis) и бывший государственный секретарь США Генри Киссинджер (Henry Kissinger). Однако Киссинджер, надо отдать ему должное, несмотря на свои паникерские взгляды, призвал к многосторонним переговорам с Ираном с участием Соединенных Штатов.

К сожалению, в сегодняшних дебатах в США по Ирану побеждают те любители говорить "нет", которые убедили администрацию президента Джорджа Буша-младшего (George W Bush) отвергнуть призыв Ахмадинежада к прямому диалогу, утверждая, что "лучшим форумом является ООН".С каких это пор те самые неоконсерваторы, которые 6 лет подряд ругают ООН, стали такими сильными фанатами ООН?

Посол США при ООН Джон Болтон (John Bolton) не так давно обрушился с критикой на главу Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Мохаммеда Эль-Барадеи (Mohamed ElBaradei) за то, что тот, будучи руководителем "технической организации", осмеливается делать политические заявления. Самая последняя "вина" Эль-Барадеи состоит в том, что он умалил значимость донесений некоторых инспекторов МАГАТЭ, которые сообщили о следах высокообогащенного урана на одном разрушенном до основания военном объекте в Иране.

Однако американские специалисты-ядерщики поторопились придать этим донесениям нужную окраску, заявив, что это "бросает тень серьезных сомнений" на заявления Ирана по этому конкретному объекту и на более широкие вопросы о предполагаемом участии военных в гражданской ядерной программе Ирана. По свидетельству пресс-секретаря МАГАТЭ Мелиссы Флеминг (Melissa Fleming), Эль-Барадеи неправильно процитировали в СМИ. Он утверждал в первую очередь, что анализ образцов грунта и воздуха, взятых на объекте Лавизан, еще не закончен, и что еще слишком рано делать окончательный вывод. Иран уже начисто отверг сообщение западных СМИ по данному вопросу как ложное.

В момент, когда "тяжеловесы" готовятся к следующему раунду, который может обернуться более серьезными инициативами против Ирана в Совете Безопасности ООН, как Китаю, так и России нужно серьезно пересмотреть нынешние тенденции своей политики, которые только лишь укрепляют "односторонний аспект" политики Соединенных Штатов и ослабляют их надежды на то, что удастся найти выход из создавшейся ситуации на многосторонней основе. Ставки в иранском ядерном кризисе выходят за рамки Ирана.

Кавех Афрасиаби является автором книги "After Khomeini: New Directions in Iran"s Foreign Policy" (После Хомейни: Новые направления во внешней политике Ирана") и соавтором, вместе с Мустафой Кибароглу (Mustafa Kibaroglu), книги "Negotiating Iran"s Nuclear Populism" (Преодоление ядерного популизма Ирана). Он также написал книгу "Iran"s Nuclear Program: Debating Facts Versus Fiction" (Ядерная программа Ирана: Обсуждение фактов и домыслов).

Asia Times

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03882 sec