Выборы в собрание экспертов ИРИ

19 мая 2006
А.М. Вартанян

Выборы в Собрание экспертов (СЭ), ангажированные в местных СМИ как главное внутриполитическое событие года в Иране, станут продолжением острой конкурентной борьбы за власть различных политических группировок правящей элиты, наглядно продемонстрированной в ходе президентской кампании-2005. Важность итогов предстоящих выборов в СЭ предопределяется ключевой ролью этого органа в государственной системе Ирана, закрепленной за ним в конституции страны. СЭ — собрание 96 клерикалов, старейшин шиитского духовенства, избираемых каждые восемь лет прямым всеобщим голосованием (предыдущие выборы прошли в 1998 году).

Три главные его функции заключаются в назначении (на пожизненный срок), контроле за деятельностью и при необходимости отправлении в отставку «первого лица» иранского государства — Верховного лидера (Рахбара). Выполняя первую функцию, Собрание экспертов, согласно 107-й статье конституции, «проводит консультации и определяет компетентность и авторитетность каждого кандидата, подходящего на пост Рахбара», а затем «из числа религиозных авторитетов определяет окончательного кандидата, который обладает особо выдающимися качествами, необходимыми для руководства» и «представляет его народу как руководителя».

Для выполнения второй функции — контроля за надлежащим исполнением Верховным лидером своих обязанностей — СЭ собирается дважды в год и проводит своеобразный мониторинг деятельности Рахбара.

Некоторые специалисты считают, что эту функцию орган выполняет недобросовестно. Они критикуют старейшин за излишнюю лояльность к персоне Верховного лидера (с 1989 года — аятолла Али Хаменеи) и, соответственно, предвзятое отношение Собрания к выполнению ответственной контрольно-надзорной задачи.

Третья функция СЭ, согласно статье 111 конституции ИРИ, — освобождение Рахбара от должности «в случае физической неспособности исполнять свои законные обязанности», а также в случае его «несоответствия» другим требованием, упомянутым в статьях 5 и 109. Что примечательно, «определение такой неспособности или несоответствия входит в задачу Собрания экспертов».

Таким образом, СЭ может стать мощнейшим инструментов в руках тех, кто пожелает «сверху», причем легитимным и конституционным путем, отстранить от власти нынешнего руководителя Ирана и завоевать власть в стране. Это особенно актуально в свете циркулирующих слухов о «неважном здоровье» первого лица иранского государства.

На этом фоне на иранской политической авансцене четко обозначились два главных кандидата, претендующих на ключевой пост председателя Собрания экспертов. Шансы обоих претендентов имеют вполне реальные очертания, поскольку самая оптимальная для высшей элиты фигура — нынешний председатель органа, ближайший соратник Верховного лидера Али Мешкини — тяжело болен (по некоторым слухам, находится в коме) и вряд ли сможет принять участие в предвыборной борьбе, которая, по сути, уже началась.

Два других вероятных претендента в равной степени не могут устраивать семейно-клановую группировку Верховного лидера, которому априори придется выбирать «из двух зол». На одном полюсе находится извечный оппонент А. Хаменеи, с которым Верховный лидер имеет принципиальные разногласия по многим вопросам, — А.А. Хашеми-Рафсанджани. Он — политический тяжеловес, бывший президент Ирана, представитель умеренно-центристских сил. В отсутствие собственных кандидатов, высокого рейтинга в народе и ввиду разобщенности реформаторы готовы его поддержать и призывают его принять активное участие в выборах.

На другом полюсе — «духовный наставник» президента М. Ахмадинежада, лидер ультрарадикального крыла консерваторов, выступающего с наиболее жестких позиций, — М. Язди. Его поддерживают немалая часть консервативного духовенства, которое после реванша на парламентских и президентских выборах вновь обрело уверенность и стало закручивать гайки.

А. Хаменеи предстоит непростой выбор: с одной стороны, по идеологическим взглядам ему ближе второй кандидат, к тому же негласно поддерживаемый президентом-неоконсерватором М. Ахмадинежадом, с другой стороны — близкий по духу к реформаторам, но более предсказуемый и прогнозируемый, чем М. Язди, А.А. Хашеми-Рафсанджани.

Тем более что для победы М. Язди вновь, как и на президентских выборах, придется задействовать колоссальный административный ресурс для победы над все еще популярным в народе Хашеми-Рафсанджани. В то же время последние действия клерикальной верхушки вряд ли можно назвать популярными. Почувствовав силу, она вновь приступила к закручиванию гаек, постепенно сводя на нет многие предвыборные обещания президента М. Ахмадинежада: с подачи клерикалов в парламенте вскоре начнется обсуждение законопроекта, предписывающего женщинам в обязательном порядке носить специальные «национальные одежды», которые шьются и продаются в соответствии со «специальным каталогом».

Кроме того, предполагается полностью запретить курение в общественных местах (в том числе в автомобилях), а также запретить женщинам посещать спортивные комплексы и стадионы (ранее президент попытался выступить с инициативой допуска женщин на стадионы в «специально отведенные трибуны», но А. Хаменеи вскоре дезавуировал это распоряжение).

В этих условиях, как ожидается, между А.А. Хашеми-Рафсанджани и М. Язди может развернуться остросюжетная схватка за кресло председателя Собрания экспертов, конечно, если бывший президент Ирана, потерпевший на президентских выборах в 2005 году свое самое громкое политическое фиаско, решится на участие в новом предвыборном марафоне.

Это вполне возможно, так как формально шансы бывшего иранского президента предпочтительнее, поскольку в настоящее время он является первым заместителем председателя, а М. Язди — всего лишь членом СЭ, да и то избираемым в него с 1990 года. Однако пока ближайшее окружение Хашеми-Рафсанджани, как и он сам, воздерживается от комментариев на тему его участия, ограничиваясь ответом, что «окончательное решение не принято».

Помимо двух главных кандидатов на кресло председателя имеются и другие возможные кандидаты. Не стоит сбрасывать со счетов нынешнего председателя А. Мешкини, поскольку информация о его болезни может оказаться преувеличенной. В принципе, на этот пост может претендовать и второй заместитель — аятолла Амини. Однако у того, по слухам, тоже не все в порядке со здоровьем, к тому же он не является харизматической фигурой, не участвует в реальной политической борьбе и скорее считается академическим ученым и теоретиком.

В последнее время в иранской политике все чаще мелькает новое религиозное лицо — аятолла Р. Остади, недавно назначенный Верховным руководителем на ответственный пост пятничного имама г. Кума, который, по некоторым предположениям, вполне может претендовать на пост председателя СЭ в качестве некоей компромиссной фигуры.

Кроме указанных кандидатов, вполне возможно появление в списке претендентов на пост председателя Собрания экспертов и реформаторского деятеля. Им скорее всего может стать лидер умеренных реформаторов, участник президентской гонки-2005 (занял по итогам первого тура третье место) Мехди Кярруби. Этот политический деятель претендует на роль лидера всего спектра сил реформаторской ориентации, но в то же время имеет собственные амбиции и не прочь их реализовать вопреки объединительным идеям. После поражения на выборах он вышел из состава крупнейшей партии умеренно-реформаторских сил — Ассоциации борющихся мулл — и основал собственную организацию — Партию национального доверия. Но для победы на выборах в СЭ ему будет не хватать главного — административного ресурса и поддержки в высшей клерикальной верхушке.

Дополнительную интригу предстоящим выборам в Собрание экспертов придают предстоящие также во второй половине 2006 года выборы в городские и сельские советы. В этом контексте в иранском руководстве вынашивается идея объединить оба мероприятия и осуществить голосование в один день. Окончательное решение по этому вопросу будет принимать МВД Ирана по согласованию с Наблюдательным советом (по конституции, именно эти органы отвечают за подготовку и проведение общенациональных выборов в стране).

Единовременное проведение выборов может быть выгодно тем политическим силам, которые уверены в себе и надеются таким образом «убить двух зайцев». Очевидно, что в первую очередь в этом может быть заинтересован президент М. Ахмадинежад, имеющий хорошие заделы после успеха на президентских выборах-2005. Он фактически приступил к предвыборной гонке: за последние полгода М. Ахмадинежад посетил 13 иранских провинций, укрепляя популярность стоящих за ним неоконсервативных сил.

Ясно, что пропрезидентская партийная группировка «Абадгяран» («Благоустроители исламского Ирана») имеет максимальные шансы для победы на муниципальных выборах. Не случайно появилась информация о том, что по негласной команде по всей стране фактически снова задействован механизм предвыборных штабов М. Ахмадинежада, созданный во время президентского марафона. Эта информация была, правда, опровергнута членом Тегеранского городского совета М. Зарибафаном, который, тем не менее, заявил, что бывшие штабы лишь «поддерживают тесные, искренние и дружественные контакты между собой».

Ясно, что успех, который неоконсерваторы могут обеспечить своим кандидатам на муниципальных выборах, они рассчитывают вложить и в главное внутриполитическое событие года — выборы в Собрание экспертов. Если удастся договориться, что выборы пройдут в одни сроки, эта задача значительно упростится.

Тем более что реальной конкуренции со стороны реформаторов ожидать не стоит: реформаторское крыло сегодня слишком разобщено и ослаблено, чтобы достойно конкурировать даже на выборах провинциального уровня.

В то же время не все политические группировки консервативного духовенства хотят, чтобы на предстоящих выборах снова «отличились неоконсерваторы». Эти представители «старой гвардии» настаивают на необходимости достижения договоренности внутри консервативного лагеря и формирования так называемой коалиции большинства, опасаясь появления в Собрании экспертов «мощной группировки меньшинства». Они дают понять, что для сохранения сплоченности «семьи», стоящей у власти, «все цели хороши». Эту идею разделяет и один из главных кандидатов на пост председателя СЭ — А.А. Хашеми-Рафсанджани.

В любом случае, во второй половине 2006 года (точная дата выборов в СЭ пока не назначена, ориентировочно они ожидаются в сентябре–ноябре) следует ожидать увлекательную политическую борьбу, которая во многом расставит акценты в реальном раскладе внутриполитических сил в Иране, существенно скорректированном с приходом к власти неоконсерваторов во главе с М. Ахмадинежадом.

В то же время выборы в Собрание экспертов станут своеобразной «генеральной репетицией» к предстоящим парламентским (2008) и президентским (2009) выборам. Они также продемонстрируют степень серьезности политических амбиций команды неоконсерваторов во главе с президентом М. Ахмадинежадом, уровень его полномочий и влияния в высшей элите иранского руководства.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03466 sec