Тегеран-Джакарта: в поисках исламской солидарности

17 мая 2006
А.М.Вартанян

Концепция визита в Джакарту президента М.Ахмадинежада, привязанного к Шестому саммиту глав государств-членов группы Д-8 (9-13 мая, Бали), не нуждается в дополнительных комментариях. В разгар ядерного кризиса иранский президент прибыл в «дружественную исламскую страну» прежде всего за психологической поддержкой и в расчете получить от индонезийского руководства признание мирного характера программы уранового обогащения.

Его сопровождала представительная иранская делегация, в которую, в частности, вошли министры иностранных дел и коммуникационных и информационных технологий М.Моттаки и М.Солеймани, а также вице-президент М.Хашеми-Самарех.

Как и предполагалось, ядерная тематика стала лейтмотивом политического диалога с руководством Индонезии. Судя по его итогам, главная задача визита М.Ахмадинежада была успешно решена: президент С.Б.Юдхойоно подтвердил мирную направленность иранской ядерной программы («Иран стремится к подлинным и честным переговорам»). Но он пошел еще дальше, предложив оказать содействие в снижении напряженности в ирано-американских отношениях и помочь продолжению переговорного процесса.

Интересы Джакарты понятны: статус посредника в урегулировании одной из глобальных проблем современности сможет укрепить региональный статус и авторитет этого исламского государства Юго-Восточной Азии. Предложение Б.С.Юдхойоно актуально и для Тегерана: оно вносит новый импульс в тупиковую ситуацию вокруг Ирана и гарантирует дополнительную отсрочку санкционно-силовых методов, что абсолютно вписывается в стратегию иранских ядерных переговорщиков, который играют сегодня на повышение ставок и затягивание конкретных решений.

В то же время, президент М.Ахмадинежад прямо дал понять, что серьезно это предложение рассматриваться не будет. Он пояснил, что Тегеран «не хочет ни с кем конфликтовать и дискутировать, а лишь делать свое дело»,»самостоятельно принимать решения по определению судьбу своей страны», поэтому ему не нужны посредники в диалоге с США.

Лучшая помощь, которую, по его словам, может оказать руководство Индонезии, убедить тех, кто препятствует деятельности Ирана, «не мешать ему». В то же время, отметил иранский президент, если будет принято решение о формировании некоей «группы государств для диалога с Ираном», Индонезия «непременно войдет в эту группу».

Результативность политического диалога М.Ахмадинежада и Б.С.Юдхойоно был подтвержден на совместной пресс-конференции. Президенты отметили «дружественный характер» двусторонних отношений и наметили дальнейшие шаги по их расширению. Выступая перед индонезийскими преподавателями и студентами в Исламском университете «Шариф Хедаяталла», президент М.Ахмадинежад особо подчеркнул важность Индонезии как политического партнера Тегерана.

Он заявил буквально, что «один час отношений с Индонезией предпочтительнее, чем тысяча лет отношений с Западом». Иранский президент пообещал сделать научно-технологический успех Тегерана достоянием других стран, включая Индонезию.

Торгово-экономическое сотрудничество было также в фокусе внимания переговаривающихся сторон. Главный приоритет здесь – энергетика. Особый интерес в этом контексте вызывает новая инициатива М.Ахмадинежада в ОПЕК, которая предусматривает продажу нефти особо нуждающимся странам по заниженной цене. Ожидается, что эта инициатива, рассматриваемая как одна из мер по выходу из сложившегося мирового энергетического кризиса, станет одной из главных на саммите Д-8 в Бали.

На переговорах в Джакарте М.Ахмадинежад подтвердил серьезность намерений снизить цены на нефть «для стран со слабой экономикой и дружественных государств», намекая, естественно, на Индонезию. Стороны детально проговорили перспективы создания на территории Индонезии при содействии Ирана нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), принципиальная договоренность о которых была достигнута в 2003 году в Тегеране. Среди других важных точек соприкосновения в экономике - взаимодействие по линии частного сектора и предпринимательства, сотрудничество в банковской и страховой сфере, инвестиционное взаимодействие, туризм.

Тегеран и Джакарта приветствуют и стимулируют создание совместных компаний с частными капиталом, которые выполняют функцию главного импульса развития торгово-экономического сотрудничества (в частности, Тегеран готов расширять присутствие этих компаний в своих Свободных экономических зонах). Вместе с тем по объективным показателям (главный из них - территориальная удаленность) объем двустороннего товарооборота невелик, а Индонезия не входит в число крупнейших азиатских партнеров Ирана.

Тем не менее, усилия сторон направлены на максимальное задействование имеющихся потенциалов для увеличения объемов торгово-экономического взаимодействия. Роль главного регулирующего механизма поручена Межправительственной комиссии (МПК) по торгово-экономическому сотрудничеству.

По итогам визита стороны подписали солидный пакет документов, стимулирующих укрепление взаимодействия в различных областях. В их числе – протокол о сотрудничестве в области культурных обменов и иммиграции на 2006-2008 гг., а также три меморандума о взаимопонимании в сферах энергетики, производства электроэнергии, развития малого и среднего бизнеса.

Примечательный факт - присутствие в составе делегации одного из авторитетных представителей высшего шиитского духовенства, генерального секретаря Международной ассоциации по сближению исламских правовых школ аятоллы М.А.Ташкири (ранее занимал пост руководителя Организации исламских и культурных связей – одного из главных элементов пропагандистской машины исламского режима).

Оно подтверждает акцентированное внимание сторон вопросам укрепления исламской солидарности на основе наращивания взаимодействия в области культуры, образования, науки и религии. Эту линию подтвердил и сам президент М.Ахмадинежад, который в выступлении перед студентами озвучил тезис о мирном предназначении ислама как религии, «несущей справедливость, дружбу и любовь».

Очевидно, что замаячившая впереди нерадостная перспектива военного противостояния с США вынуждает Тегеран существенно активизировать региональный вектор внешней политики в поисках потенциальных союзников, готовых при необходимости сказать свое веское слово в защиту иранских интересов. Основное внимание руководства Ирана при этом обращено к государствам исламского ареала.

Индонезия как самая многонаселенная на планете исламская страна (более 230 млн. чел.), авторитетный игрок азиатско-тихоокеанского региона и, далеко не союзник Вашингтона, занимает в списке приоритетов иранского руководства не последнее место. В качестве «пряника» Тегеран предлагает Джакарте энергетическое партнерство (в том числе в перспективе – продавать дешевую нефть и наладить экспорт ядерного топлива) и обещает поделиться достижениями научно-технического прогресса, включая мирные ядерные технологии.

Но предлагаемые Тегераном экономические дивиденды вряд ли могут прельстить индонезийское руководство. На сегодня иранские обещания не могут иметь под собой серьезную основу: ядерный топливный цикл Ирана пока не освоен и встречает серьезнейшие внешние препятствия вплоть до угрозы войны, а для продажи нефти по заниженным ценами потребуется коллективное решение нефтяного картеля, в котором иранская инициативе едва ли найдет единодушное признание. Тегерану остается надеяться, что оказываемая сегодня поддержка со стороны Джакарты может быть продолжена и в будущем, но исходя из чисто политических соображений и дальновидности индонезийской элиты.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03943 sec