Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (8-14 мая 2006 года)

15 мая 2006
На прошедшей неделе наиболее важные события в регионе происходили вокруг ядерной программы Ирана и в зоне палестино-израильского конфликта. Министры иностранных дел стран, постоянных членов Совета Безопасности ООН, и Германии не смогли достичь компромисса по проекту резолюции Совета по вопросу об иранской ядерной программе и переключили свои усилия на выработку пакета побудительных стимулов для Тегерана с тем, чтобы попытаться достичь политического урегулирования кризиса.

Международный «квартет» по ближневосточному урегулированию (Евросоюз, ООН, РФ, США) одобрил временную схему предоставления финансовой помощи палестинским территориям.

Китай и Россия выступили против жесткого давления на Иран, однако при этом согласились с западными странами в том, что ИРИ не должна обладать ядерным оружием.

Сейчас идет выработка и согласование конкретного содержания пакетного предложения Тегерану, состоящего из трех пунктов: 1) Иран получает возможность заниматься мирной атомной энергетикой, 2) Иран получит доступ к другим высоким технологиям, 3) Иран будет вовлечен в различные форматы региональной безопасности через международные организации. Со своей стороны, президент Ирана М. Ахмадинежад заявил 14 мая, что его страна отвергнет любые предложения, в которых будут содержаться требования о прекращении работ по ядерной программе.

В случае отказа ИРИ от новых инициатив страны «евротройки» (Великобритания, Германия, Франция) подготовят список санкций, в который могут включить запрет на сотрудничество с Ираном в военно-технической и ядерной сферах, а также ограничения на зарубежные поездки иранских официальных лиц.

Госсекретарь К. Райс на минувшей неделе вновь подтвердила, что США могут ввести в отношении Ирана санкции «по финансовой части» в обход СБ ООН.

В Тегеране продолжают заявлять о готовности ИРИ «к полному сотрудничеству с мировым сообществом для того, чтобы решить, наконец, ядерный кризис». Но это сотрудничество возможно лишь при непременном условии возврата иранского ядерного досье в МАГАТЭ, т. к. вести дело с СБ ООН иранцы не собираются.

Президент Ахмадинежад заявил о готовности Тегерана вступить в переговоры по урегулированию кризиса вокруг иранской ядерной программы с любой страной, кроме Израиля, однако этот диалог не должен вестись с позиции силы.

На минувшей неделе М. Ахмадинежад направил письмо президенту США Дж. Бушу, в котором представил свой анализ международной обстановки, позицию ИРИ по основным мировым проблемам и возможные пути их решения. Американская администрация заявила, что не намерена давать официальный ответ на это послание, т. к., по оценке США, в нем «не содержится ничего нового». В Вашингтоне также заявили, что не собираются вести прямые двусторонние переговоры с Тегераном, поскольку «кризис вокруг ядерной программы Ирана не является проблемой американо-иранских отношений, а затрагивает все мировое сообщество».

Инспекторы МАГАТЭ обнаружили следы высокообогащенного урана на оборудовании из иранского исследовательского центра. Уровень обогащения обнаруженного урана ниже необходимого для создания ядерного оружия, но выше уровня, достаточного для применения в производстве электроэнергии.

Сложная ситуация сохраняется в зоне палестино-израильского конфликта. На минувшей неделе в секторе Газа вновь произошли вооруженные столкновения между боевиками движений ХАМАС и ФАТХ. Руководители обеих организаций сумели оперативно договориться об их прекращении, однако и после этого имели место отдельные вооруженные стычки.

Международные посредники по ближневосточному урегулированию (БВУ) призвали правительство ХАМАС «признать Государство Израиль, не допустить какого-либо насилия и приступить к переговорному процессу на основе имеющихся договоренностей». «Квартет» также одобрил временную схему, по которой палестинцы будут получать финансовую помощь, минуя правительство ХАМАС. Схема разработана представителями ЕС и будет действовать в течение трех месяцев. Одновременно от Израиля потребовали «принять меры по исправлению гуманитарной ситуации на палестинских территориях», а от правительства ХАМАС – выполнения своих обязанностей по обеспечению «основных потребностей населения» и проведения надлежащей финансовой политики.

Израиль согласился с решением международного «квартета» по БВУ о возобновлении денежной помощи палестинцам и пообещал передать им часть средств, собранных в виде налогов от имени ПНА.

Палестинское правительство также приветствовало решение четверки посредников, но выразило несогласие с выдвинутыми предварительными условиями отмены политического бойкота ХАМАС. Правительство также заявило, что выступает за активный диалог с международным «квартетом» и готово обсуждать любую политическую инициативу, выдвинутую с его стороны. Одновременно палестинцы отвергли как ультимативное, израильское заявление о том, что если через полгода не начнутся переговоры, то Израиль в одностороннем порядке определит свои границы с палестинскими территориями.

С очередными жесткими заявлениями выступил политический лидер ХАМАС Х. Машаль, представляющий наиболее радикальную часть руководства движения. Он призвал «соседние арабские и другие исламские государства направлять нам (палестинцам, авт.) финансовые средства, оружие и бойцов», т. к. «наша борьба – это сопротивление, а не террор».

Между тем общая ситуация на палестинских территориях, особенно в секторе Газа, продолжает осложняться. Политическая нестабильность, усиливающиеся экономические трудности и социальные проблемы способствуют росту числа палестинцев, желающих эмигрировать за рубеж: по данным последнего опроса, 33,9 проц респондентов задумываются над возможностью выезда за границу. Большинство опрошенных (ок. 60%) выразили недовольство качеством жизни и негативно оценили положение дел на палестинских территориях, а также выразили сомнение в способности властей положительно решить проблему занятости населения. Тем не менее, ХАМАС продолжает опережать по популярности движение ФАТХ: исламистов поддерживают свыше 38 проц респондентов, в то время как их политических оппонентов менее 32 процентов.

Не снижается острота напряженности обстановки в Ираке, где силы местной вооруженной оппозиции и иностранные боевики продолжают совершать многочисленные вооруженные нападения, теракты, другие насильственные действия. В то же время разногласия между ведущими иракскими политическими партиями и блоками препятствуют созданию нового правительства страны. Основные споры ведутся вокруг постов министров обороны, внутренних дел и нефти. По наиболее оптимистическим прогнозам, формирование кабинета министров может быть завершено на будущей неделе.

В последнее время отмечается переброска частей морской пехоты США, танковых и артиллерийских подразделений в районы, прилегающие к ирано-иракской границе. В частности, концентрация американских войск отмечается вблизи городов Басра, Амара, Эль-Кут на юге Ирака, а также в Иракском Курдистане не севере страны. Авиация США увеличила число вылетов «с целью слежения за территорией Ирана и иранскими территориальными водами».

9 мая посол Ирана в Багдаде Х. К. Коуми впервые после 1980 г. вручил верительные грамоты президенту Ирака Дж. Талабани, тем самым официально вступив в свою должность.

10 мая Южная Корея начала вывод из Ирака 1000 своих военнослужащих. Этот процесс завершится к концу с. г. В настоящее время южнокорейский контингент в Ираке насчитывает ок. 3200 чел. и дислоцируется в Иракском Курдистане.

По заявлениям источников из правительства Турции, Пентагон рассматривает варианты использования территории страны в качестве базы для американских военных операций на Ближнем и Среднем Востоке. В частности, Объединенное командование ВС США в Европейской зоне (USEUCOM) изыскивает возможности использования военных баз в Турции в интересах ведения разведки и наблюдения за территорией Сирии и Ирана. При этом предполагается, что «первой стадией является определение угроз на Ближнем Востоке и путей их мониторинга. Следующий шаг – это оперативный план, на основе которого Турция и США будут сотрудничать».

По оценке командования ВС США, боевики в Афганистане в последнее время изменили тактику своих действий и основной упор стали делать на широком использовании самодельных взрывных устройств, вербовке возможно большего числа террористов-смертников, а также запугивании умеренных религиозных и племенных лидеров, выступающих за нормализацию обстановки в стране. В северных районах провинций Кандагар и Гельменд, в провинции Урузган отмечается рост влияния оппозиционного радикального исламистского движения «Талибан» и террористов из «Аль-Каиды». В то же время на юге Афганистана активно действуют банды уголовников, усиливаются межплеменные столкновения. В стране расширяются масштабы незаконного производства наркотиков.

Вместе с тем, американские военные считают, что на афганской территории «нет существенного присутствия иностранных боевиков. Мы не располагаем убедительными доказательствами перемещения иностранных боевиков в Афганистан из Ирака». На сегодняшний день именно американские военнослужащие «продолжают играть цен тральную роль в подготовке и оснащении местных сил безопасности». Не исключено, что к концу 2006 г. численность контингента ВС США в Афганистане буде увеличена с 20 до 23 тыс. человек. Это вызвано общим осложнением ситуации в стране в сфере безопасности.

Американская компания «Маратон Ойл» подписала с правительством Сирии контракт на сумму 125 млн долларов на разработку двух нефтегазовых месторождений на севере страны в районе г. Хомс в 160 км сев. Дамаска. Компания получила право разработки месторождений на срок в 25 лет с правом продления контракта еще на пять лет. «Маратон Ойл» рассчитывает на ежесуточную добычу ок. двух млн кубометров природного газа и пяти тыс. баррелей нефти.

Как известно, в 2004 г. правительство США ввело экономические санкции против САР, предполагающие запрет на экспорт в эту страну всех товаров, которые могут быть использованы в военных целях, запрет сирийским самолетам приземляться в аэропортах США и пересекать американское воздушное пространство, а также запрет на американские инвестиции в нефтяную промышленность Сирии.

Кроме того, президент Дж. Буш своим распоряжением заблокировал всю «собственность и интересы» лиц и организаций, которые своей деятельностью способствуют укрывательству и поддержке Сирией террористов из ХАМАС, «Хизбалла», «Исламского джихада» и других террористических группировок. Также блокируется собственность лиц и организаций, оказывающих содействие САР в реализации программ по созданию ОМУ и ракет класса «земля-земля» среднего и дальнего радиуса действия.

11 мая во время остановки в Ливии на обратном пути из Латинской Америки тайваньский лидер Ч. Шуйбянь провел «дружеские переговоры» с ливийским руководителем М. Каддафи. Было подписано соглашение о безвизовом режиме для тайваньских жителей при посещении Ливии, а также достигнута договоренность о взаимном учреждении неофициальных представительств. «Главной целью визита стало развитие двухстороннего сотрудничества в торговле, туризме, обмене технологиями, а также в сфере энергетики». Китай, болезненно воспринимающий любые контакты высокопоставленных зарубежных деятелей с тайваньскими руководителями, выразил недовольство в связи с действиями Ливии.

Приложение

О соглашении по урегулированию конфликта в суданском регионе Дарфур


5 мая в столице Нигерии Абудже представители правительства Судана и одной из фракций (лидер М. А. Миннави) крупнейшей повстанческой группировки - Суданской освободительной армии (СОА), подписали соглашение о мирном урегулировании конфликта в регионе Дарфур на западе страны. Соглашение было достигнуто при посредничестве Африканского союза (АС), а в последние дни перед его подписанием также США и Великобритании. Документ получил широкое одобрение международного сообщества.

Конфликт в Дарфуре стал следствием нерешенности целого ряда крупных проблем и противоречий экономического, этнического, социального и политического характера, что обусловило его масштабность и ожесточенность. Недостаточное внимание центрального правительства к проблемам региона, его очевидное покровительство арабо-суданцам, нежелание Хартума вкладывать необходимые средства в развитие Дарфура, поощрение политики насильственной арабизации негроидного населения стимулировали недовольство большей части дарфурцев.

Ситуацию усугубила начавшаяся в регионе в 2000 г. сильнейшая засуха. При этом правительство не приняло достаточных мер для ликвидации последствий природного бедствия, что еще больше усилило недовольство населения.

В начале 2003 г. борьба неарабских жителей Дарфура за свои права переросла в партизанскую войну, которую начало «Движение за освобождение суданского Дарфура» (ДОСД). Расширение масштабов и активности действий антиправительственных сил вынудило власти признать серьезность ситуации в регионе и перебросить туда крупные военные подкрепления. Однако главную роль в борьбе с повстанцами играли вооруженные отряды арабов-кочевников – «джанджавид» («дьяволы на конях»), которые регулярно совершали нападения на чернокожих фермеров, сжигая при этом целые деревни и совершая другие виды насилия. В ответ акты насилия стали совершаться против арабо-суданцев.

Летом 2003 г. масштабы конфликта заметно расширились. Отряды Суданского освободительного движения (СОД), такое название приняло к этому времени ДОСД (военное крыло - Суданская освободительная армия, СОА), вели бои с правительственными силами в различных районах Дарфура. В конце 2003 г. в Дарфуре начала действовать другая повстанческая группировка – «Движение справедливости и равноправия» (ДСР).

Военные действия в Дарфуре резко ухудшили и без того тяжелую гуманитарную ситуацию в регионе. Здесь отмечается острый дефицит продовольствия, питьевой воды, элементарной медицинской помощи. Число беженцев достигло 2 млн человек. За время, прошедшее с начала конфликта, до 350 тыс. человек погибли от насилия, голода и болезней.

По мере расширения масштабов конфликта и ухудшения гуманитарной ситуации события в Дарфуре стали привлекать все большее международное внимание. Запад обвиняет Хартум в поддержке отрядов «джанджавид», которые, по его мнению, проводят в Дарфуре этнические читки в отношении негроидного населения.

Совет Безопасности ООН 29 июля 2004 г. принял резолюцию 1556, требующую от правительства Судана прекращения насилия. В случае невыполнения этого требования Судану пригрозили применением санкций. В 2004 г. в Дарфур были введены миротворческие сил АС (в настоящее время ок. 7000 чел.).

Летом 2004 г. конгресс США голосов принял резолюцию, характеризующую действия Хартума в Дарфуре как геноцид, а в декабре конгрессмены ввели в отношении Судана экономические санкции.

В августе 2004 г. руководство Судана начало переговоры с представителями мятежных племен. Они велись в Абудже при посредничестве Африканского союза. Причем из-за неуступчивости участников переговоры постоянно прерывались, а достигнутые договоренности систематически нарушались обеими сторонами. Ситуация усугублялась разногласиями между СОА и ДСР, а также внутри этих организаций.

29 марта 2005 г. СБ ООН принял предложенную США резолюцию о введении санкций в отношении Судана в связи с продолжающимся конфликтом в Дарфуре. Документ предусматривает замораживание счетов лиц, препятствующих урегулированию конфликта, а главное – вводит запрет на поставки оружия в Судан как для дарфурских повстанцев, так и для правительства этой страны.

В последнее время Дарфуре происходил неуклонный рост насилия, что во все большей степени затрудняет деятельность по оказанию гуманитарной помощи местному населению. В регионе усиливается вооруженный бандитизм. Ситуация здесь во многом вышла из-под контроля и переходила в стадию «все против всех».

Мирное соглашение между правительством Судана и ведущей фракцией Суданской освободительной армией (контролирует до 75% боевых сил повстанцев) предполагает прекращение огня с 12 мая с. г., разоружение ополчения «джанджавид», интеграцию 5000 повстанцев в правительственную армию, предоставление региону Дарфур широкой внутренней автономии.

Жертвам насилия должна быть выплачена компенсация (летом с. г. намечена конференция международных доноров). Представители повстанцев получат три министерских поста в правительстве и должность помощника президента – четвертую в суданской вертикали власти. Предусматривается возможность объединения трех провинций, составляющих Дарфур, в единый субъект суданского государства, для чего будет необходимо провести местный референдум. Хартум также выделит региону 300 млн долларов, а в последующем будет ежегодно направлять в Дарфур 200 млн долларов.

Правительство Судана заявило, что после подписания мирного соглашения оно даст согласие на размещение в Дарфуре миротворческого контингента ООН, против чего в Хартуме ранее категорически возражали. Однако до настоящего время Судан не дал официального согласия на прибытие в Дарфур «голубых касок». Между тем мандат сил АС истекает 30 сентября 2006 г.

В то же время группировка Движение за справедливость и равенство и фракция СОА (лидер А. В. Мухаммед ан-Нур) отказались подписать соглашение. При этом руководство ДСР настаивает на предоставлении его представителю поста вице-президента Судана и выделении Дарфуру большей доли при распределении национальных богатств страны. Фракция ан-Нура требует для себя большего представительства в правительстве, выделение региону больших средств из Центра и более четких гарантий обеспечения безопасности. Вместе с тем ряд экспертов полагает, что фракция ан-Нура может в скором времени присоединиться к соглашению.

По оценке посредников АС, соглашение «не удовлетворяет в полной мере все требования обеих сторон, однако является вполне приемлемым компромиссным вариантом, на базе которого в дальнейшем можно строить мирную жизнь в провинции», т. к. документ предполагает решение трех основных спорных вопросов: разделение властных полномочий между Центром и регионом, обеспечение безопасности и финансирование Дарфура.

Вместе с тем, отказ части повстанческих группировок (хотя и не самых сильных и авторитетных) поставить свои подписи под документом, а также оговорки, сделанные правительством и СОА, говорят о том, что практическая реализация соглашения, скорее всего, столкнется с очень серьезными трудностями. Накопившиеся за долгие годы враждебность и взаимное недоверие, усиленные событиями последних лет, являются очень серьезным препятствием на пути урегулирования конфликта в Дарфуре.

Одной из наиболее трудноразрешимых проблем станет разоружение отрядов «джанджавид». Скорее всего, это вряд ли осуществимо, по крайней мере, в ближайшее время. И здесь в качестве приемлемого варианта можно будет считать соблюдение арабскими формированиями условий прекращения огня и воздержание от нападений на негроидное население.

Значительные сложности будут и при создании миротворческого контингента ООН. По оценке специалистов, для удовлетворительного решения задач по обеспечению безопасности в Дарфуре его численность должна составлять ок. 20 тыс. чел. Но набрать столь крупный контингент будет очень непросто. И здесь ряд специалистов предлагают использовать возможности частных военных и охранных компаний, тем более, что подобная практика уже имела место в Африке.

Таким образом, для претворения в жизнь мирного соглашения потребуются серьезные усилия, а главное политическая воля и искреннее желание всех участников конфликта не допустить возобновления кровопролития в Дарфуре. Значительную помощь должно оказать Судану и международное сообщество.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03842 sec