М. Ахмадинежад и внутренняя оппозиция

14 мая 2006
А.М.Вартанян

Концентрация власти в руках молодых консерваторов во главе с президентом М.Ахмадинежадом стала причиной значительного ослабления оппозиционных тенденций внутри иранской правящей элиты. С нарушением традиционного баланса сил между консервативным и реформаторским лагерями (последние потерпели жестокое поражение и оказались отстранены от власти) межфракционное противодействие в Иране перестало играть роль доминирующего фактора внутриполитического развития.

Более того, президенту-неоконсерватору практически удалось погасить любое проявление «инакомыслия» в политической сфере (особенно – на внешнеполитическом фронте), отдав на откуп оппозиционерам социально-экономический сегмент. По крайней мере, имеющие место сегодня в Иране проявления неудовольствия по поводу политики неоконсерваторов в основном замыкаются на «провалах» правительства в области социальной политики, науки и образования, экономики и, на крайний случай, – управления и кадров.

Узкая прослойка радикальных реформаторов позволяет себе критиковать внутриполитическую деятельность неоконсерваторов, но никто, пожалуй, не ставит под сомнение (по крайней мере, вслух) верность внешнеполитической стратегии президента.

В мире иранской политики царит сплоченность и единение перед лицом внешних вызовов, с которыми Тегеран вынужден сталкиваться сегодня. Практически все политические силы консервативного лагеря (от ультраправых до умеренных), а также значительная часть реформаторского лагеря поддерживают поданную президентом М.Ахмадинежадом заявку Ирана на региональное лидерство.

Развитие национальной ядерной программы в мирных целях все политические партии и группировки в ИРИ считают «делом чести и достоинства» и видят в ней гарантию устойчивого экономического и политического развития государства в обозримой перспективе.

Умеренные реформаторы, лидеры которых выступали как одни из главных оппонентов М.Ахмадинежада, фактически смирились с поражением на выборах и не намерены действовать вразрез с генеральной линией президента.

Если и есть какие-то отклонения, то они носят, скорее всего, непринципиальный характер. Так, например, умеренные консерваторы по-прежнему поддерживают формулу диалога с США по широкому спектру вопросов (Ирак, ядерная программа). Ранее МИД Ирана заявлял о возможности начала переговоров с Вашингтоном по Ираку, а в апреле с.г. США посетила высокопоставленная иранская делегация во главе с заместителем секретаря Высшего Совета национальной безопасности.

Однако впоследствии официальный Тегеран в своих заявлениях фактически дезавуировал эту идею. Тем не менее, по мнению одного из лидеров умеренных реформаторов, генерального секретаря Партии национального доверия М.Кярруби, диалог с США принесет несомненную пользу, если он будет проходить «на равноправной основе», «продуманно» и «в духе логики».

Примечательно, что возмущения М.Кярруби по поводу «подтасовки президентских выборов» заметно поутихли (этот кандидат в первом туре долгое время занимал вторую строчку после главного фаворита А.А.Хашеми-Рафсанджани, однако на финишной прямой его «неожиданно» обогнал М.Ахмадинежад). Сегодня амбиции М.Кярруби заметно поубавились, а риторика стала гораздо менее оппозиционной.

В конституции, считает, М.Кярруби, «заложен огромный потенциал, чтобы преодолевать подобные проблемы», главное – «правильно им воспользоваться». Он также убежден, что ситуация, сложившаяся во время президентских выборов, является исключительно внутренним делом Ирана, и решать ее необходимо внутри страны, не вынося на широкую международную публику.

Главное сегодня, по его мнению, добиваться формирования «широкого демократического фронта» умеренно-центристских сил, который смог бы достойно выступить на парламентских (2008 г.) и президентских (2009 г.) выборах. Не исключено, что ядром этой коалиции может стать слияние «Партии национального доверия М.Кярруби и крупнейшей центристской Партии справедливости и развития, контролируемой А.А.Хашеми-Рафсанджани.

Также очевидно, что главным оружием критики, которое может избрать новая политическая коалиция (если она состоится) в борьбе за власть, станут промахи и неудачи неоконсерваторов на социально-экономическом фронте. В таком случае новый фронт сможет составить достойную конкуренцию неоконсерваторам.

Причем, первая проверка на прочность может состояться уже в обозримой перспективе: активно циркулируют слухи о том, две партии могут выступить под общим списком на предстоящих в сентябре-ноябре 2006 года выборах в Собрание экспертов, где консерваторы испытывают сегодня колоссальный кадровый кризис.

Председатель Собрания экспертов аятолла А.Мешкини, по слухам, находится в коме, один из его заместителей также тяжело болен. В таких условиях главным претендентом на руководство в органе как раз становится второй заместитель председателя – А.А.Хашеми-Рафсанджани.

Радикальные реформаторы, которые находятся в наибольшей оппозиции к президенту М.Ахмадинежаду, относятся к его политике критичнее других. Но все же политкорректность выдерживается: внешнеполитическая линии нового правительства остается в качестве «священной коровы» и критике не подвергается, поскольку пользуется широкой поддержкой в народных массах.

Зато по вопросам внутриполитической деятельности президента М.Ахмадинежада радикальные реформаторы высказываются смелее других политических сил. Так, руководство одной из главных сил радикальных реформаторов – Организации моджахедов исламской революции (ОМИР) – считает ошибочной кадровую политику президента М.Ахмадинежада.

Лидеры ОМИР критикуют президента за смещение руководящего звена, топ-менеджеров и главных экспертов в исполнительной власти Ирана, что, по их мнению, привело к росту некомпетентности, сокращению профессионализма и потере квалификации в системе госуправления. Они полагают, что вместо обещанных «милосердия» и «справедливости» М.Ахмадинежад и его сторонники занимаются лишь тем, что устраняют своих политических оппонентов.

В качестве примера реформаторы приводят коалиционный состав кабинета министров президента С.М.Хатами, в который вошло, по меньшей мере, 10 политиков с иными политическими взглядами, голосовавших на президентских выборах против С.М.Хатами. Количество этих людей, отобранных президентом С.М.Хатами не по политическим пристрастиям, а по профессиональным характеристикам, на уровне заместителей министров и губернаторов провинций было еще больше.

В частности, с приходом во власть С.М.Хатами сохранил на своих постах 9 из 27 губернаторов, а еще 10 новых было назначено им из числа заместителей губернаторов. Он также привлекал к работе в правительстве бывших депутатов парламента различной политической окраски, но имеющих бесценный опыт работы. Таким образом, преемственность власти в кадровой политике бывшего президента была четко прописана.

Что касается нынешней власти, отмечают в руководстве ОМИР, то она действует прямолинейно и открыто сажает на ключевые посту своих идеологических приверженцев и соратников, игнорируя такие параметры как соответствие должности, опыт работы и пр. В частности, отмечают реформаторы, М.Ахмадинежад полностью сменил губернаторский аппарат, построив его под себя. Новые назначения на губернаторские посты, по их мнению, преследовали исключительно политические цели – укрепить этот институт в качестве надежной опоры президента, как часть его команды.

В итоге из 25 губернаторских должностей основную часть заняли выходцы из спецслужб и силового аппарата – Корпуса стражей исламской революции (8 губернаторов), Министерства информации (6 губернаторов), Организации радио и телевидения - главного пропагандистского механизма режима (4 губернатора).

Лишь трое из вновь назначенных губернаторов имели соответствующий опыт работы. Существенные перетряски, по информации ОМИР, имели место практически во всех министерствах и ведомствах. Так, например, на 70% изменился состав высшего и среднего руководящего звена Министерства образования (причем, не только в центре, но и на местах).

Таким образом, ядром своей критики в адрес политики нового президента и его команды радикальные реформаторы избрали внутриполитическую деятельность М.Ахмадинежада, направленную, по их мнению, на устранение политических оппонентов и создание монолитности политической элиты, жертвуя при этом накопленным реформаторами ценным управленческим опытом в угоду своим корыстным интересам. Такая кадровая политика, считают в ОМИР, неизбежно приведет к ошибкам в социально-экономическом сегменте.

За последний год заметно спала политическая активность иранского студенчества и молодежи, которое всегда выступало на авансцене оппозиционной деятельности. Президенту М.Ахмадинежаду и его команде удалось существенно подавить антиправительственные настроения студентов, переключив часть из них на идеологическую борьбу против Запада (в последние месяцы при поддержке властей проходят многотысячные студенческие демонстрации в поддержку иранской ядерной программы) и утихомирив остальных.

Если и имеют место выступления студенчества против властей, то они носят локальный и, скорее всего, неполитический характер, имеют в большей степени социальную направленность. Так, например, состоявшийся недавно несанкционированный властями митинг студентов в центре Тегерана был направлен на улучшение политики правительства в сфере образования и науки, увеличении финансирования этих отраслей, обеспечении студентов и выпускников рабочими местами.

Что характерно, сегодня в Иране потеряла остроту оппозиционная деятельность политических сил, которые всегда выступали за смену исламского режима, существовали полулегально и фактически находились вне политической системы. Наиболее яркий представитель этих демократических сил, лидер «Движения за свободу Ирана» И.Язди сегодня выступает в поддержку заявлений иранского руководства о возможности начала прямого диалога с США.

Он полагает, что для решения существующих проблем, особенно в ядерной сфере, Ирану необходимо вести переговоры не с посредниками типа ЕС, Китая и России, а именно с Вашингтоном. Тот факт, что Тегеран сегодня озвучивает подобные идеи, считает И.Язди, говорит о серьезности намерений политического руководства ИРИ.

В то же время в вопросах внутренней политики лидер «Движения за свободу Ирана» выступает резко против политики неоконсерваторов. В частности, он считает, что предстоящие выборы в Собрание экспертов (один из ключевых исламских органов власти, избирающий пожизненно Верховного лидера страны) молодые консерваторы хотят использовать в личных интересах, чтобы добиться закрепления своих ставленников в этой важной государственной структуре.

И.Язди категорически против прихода в Собрание экспертов «молодого движения, задачи и программы которого остаются непонятными». Неоконсерваторы, которые «неимеют революционного опыта», будут стремиться всеми средствами обеспечить за собой большинство на предстоящих выборах и получить контроль над Собранием экспертов.

Таким образом, после президентских выборов в Иране классическое противостояние по линии консерваторы-реформаторы сошло на нет. В тоже время оппозиционная деятельность против политики президента М.Ахмадинежада в последние месяцы несколько усилилась. Эта деятельность не охватывает сферу внешней политики – основные политические силы Ирана, в том числе наиболее одиозные противники М.Ахмадинежада, более или менее поддерживают шаги неоконсерваторов на международной арене.

Что касается внутриполитической и социально-экономической политики команды президента, то она не везде находит понимание и поддержку. Радикальные реформаторы, а также умеренно-центристские силы временами позволяют себе критиковать действия президента по тем или иным вопросам внутренней жизни.

Постепенное укрепление молодых консерваторов у власти все чаще встречает возражение в рядах их политических оппонентов, особенно из числа деятелей «старой гвардии», которые уже не чувствуют себя также вольготно, как при прежнем правительстве реформаторов. И все же критика эта носит достаточно мягкий и не конфронтационный характер, поскольку реальные рычаги власти в Иране по-прежнему прочно удерживаются правящей клерикальной верхушкой, возглавляемой кланом Верховного лидера А.Хаменеи.

Иранское руководство, включающее различные политические кланы и группы, не намерено отступать от главного управленческого принципа прежних лет – «не раскачивай лодку, в которой сидишь».

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03521 sec