Прозрачность ядерной программы Ирана: Парвиз Эсмаели: 5+1 становится 5+1+1

12 мая 2006
Парвиз Эсмаели

Накануне встречи министров иностранных дел государств–постоянных членов Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке, госсекретарь США Кондолиза Райс выразила надежду на то, что её гости проявят гибкость по отношению к поддерживаемому американцами проекту резолюции Совета по ядерной программе Ирана – проекту, содержащему ссылку на главу 7 Устава ООН.

А глава внешнеполитического ведомства Франции Филипп Дуст-Блази заявил после окончания этой встречи, что евротройка подготовит новые предложения для Ирана, в состав которых войдут как уступки, так и механизмы принуждения, с целью убедить последнего остановить обогащение урана.

Хотя российский министр Сергей Лавров высказал своё жёсткое несогласие с подведением спора по ядерному Ирану под главу 7, он добавил, что результатом встречи группы «5+1» стало желание её участников вступить в прямые переговоры с Тегераном, и такое желание поддерживают Соединённые Штаты.

Тот факт, что западные государства вновь заговорили о дипломатических подходах и возращении за стол переговоров – и это на фоне их недавних жёстких действий против Ирана! – показывает, что защита иранским народом своих прав на ЯТЦ начала приносить первые плоды.

Следовательно, Исламской Республике не нужно предпринимать никаких резких действий в новой ситуации.

С одной стороны, результаты встречи группы «5+1» в понедельник показывают, что позиция Ирана в международных глобальных расчётах улучшилась. С другой стороны, они же демонстрируют, что у передачи «ядерного досье» в Совбез не оказалось юридического базиса, и что ядерная программа ИРИ не может быть признана угрозой миру.

Как минимум, великие державы осознали, что им следует сменить формат «5+1» на «5+1+1» при обсуждении иранской ядерной программы.

Иран должен приветствовать наблюдающийся сдвиг центра тяжести ядерного кризиса из Нью-Йорка в сторону Тегерана. Тем не менее, не стоит полагать, что понедельник положил конец махинациям неоконсерваторов из Белого дома.

Изменению позиций западных государств способствовало немало факторов, в том числе, растущий статус Ирана в регионе и мире, наличие серьёзных внутренних проблем у стран Запада, важная роль ИРИ в поставках ископаемого топлива, глобальный энергетический кризис, а также полномасштабное сотрудничество Ирана с МАГАТЭ.

Это означает, среди прочего, что следующие шаги Ирана должны быть свободны от поспешных и эмоциональных поступков.

С точки зрения группы «5+1», иранская ядерная проблема сейчас зависла между преисподней «полной приостановки» и «возможностью политического компромисса». Если политический компромисс будет достигнут, то в докладах Мохаммада Эльбарадея и документах Совета Безопасности ядерная деятельность ИРИ более не станет называться «предметом серьёзной озабоченности».

Иран продемонстрировал своим партнёрам, что является терпеливым и способным к гибкости государствам. Он стремится к переговорам, но в то же время непреклонен в защите своих прав.

Тот факт, что Иран ранее пошёл на добровольное исполнение мер по укреплению доверия, ещё раз подчёркивает стремление Тегерана к дипломатическим подходам и его уважение к сомнениям мирового сообщества.

Весной 2005 года Евросоюз проявлял готовность согласиться с наличием у Ирана собственной программы по обогащению урана в тех или иных масштабах – в том числе, и промышленных. В нынешних условиях Европа могла бы вернуться к этой идее. Её могли бы поддержать и влиятельные на международной арене фигуры, не входящие в «5+1» – в частности, президент ЮАР Табо Мбеки и глава МАГАТЭ Мохаммад Эльбарадей.

Если события пойдут именно по такому сценарию, то в качестве первого шага группа «5+1» могла бы признать права Ирана, вытекающие из ДНЯО, в особенности, право на осуществление мирной атомной деятельности в соответствии со статьёй IV договора.

В ответ Иран мог бы предоставить гарантии, что его ядерная программа не будет переключена на военные рельсы.

В настоящее время, работы по программе обогащения урана в ИРИ должны по-прежнему продолжаться в соответствии с планами. Следует отметить, что пуск новых каскадов, состоящих из 164 центрифуг, может укрепить позиции Ирана при заключении компромиссного соглашения.

История напоминает нам, что все государства группы «5+1» в разное время выступали ядерными партнёрами Ирана. Так, Исламская Республика владеет пакетом акций крупнейшего обогатительного концерна Франции – «Eurodiff». США и Великобритания находятся в долгу у Ирана за акции уранового рудника «Россинг» в Намибии. Китай и Германия не рассматриваются в Тегеране как надёжные партнёры из-за их отказов от исполнения заключённых с Ираном атомных контрактов.

Итак, все без исключения шесть стран «5+1» сотрудничали или сотрудничают с Ираном в атомной сфере. Исламская Республика может забыть о старых обидах и задуматься о возобновлении этих связей – конечно, при одновременной разумной и терпеливой защите своих ядерных прав.

«Тегеран Таймс»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0377 sec