Иран и США: Возможна ли иранская "большая сделка" с США?

10 мая 2006
Мартин Уолкер

История полна сослагательных наклонений, но в попытке иранского правительства предложить в апреле 2003 года «большую сделку» администрации Джорджа Буша ещё может теплиться жизнь.

Сделка, как давали понять иранцы, заключалась в следующем:

= согласие Ирана со стратегией «двух государств – Израиля и Палестины» в ближневосточном вопросе,

= отказ Тегерана от поддержки организаций, расценивающихся американцами как террористические,

= сотрудничество Ирана и США в Ираке и Афганистане, а также совместная борьба с «Аль-Каедой»,

= заключение Ираном всеобъемлющего соглашения по безопасности с государствами Персидского залива, включая отказ от появления ядерного оружия.

В ответ Иран хотел бы получить от Соединённых Штатов полное дипломатическое признание, отмену односторонних санкций и отказ от планов по смене нынешнего иранского режима.

Одним из главных поводов для тогдашней озабоченности Ирана стало влияние американских санкций на нефтегазовый сектор ИРИ, остававшийся с устаревшими технологиями добычи и переработки. В результате добыча нефти в ИРИ ограничивалась в тот момент 2 миллионами баррелей в день при потенциально возможных 6 и более миллионов. Иран соглашался сотрудничать с американскими нефтяными корпорациями в рамках предлагавшегося договора.

«Большая сделка» приобрела статус официального предложения. Иранское руководство передало соответствующее послание своим американским коллегам через посольство Швейцарии в Тегеране, защищающее в ИРИ интересы США. Позднее иранцы и американцы обсудили детали сделки за кулисами международной конференции в Афинах.

Среди американцев, участвовавших в переговорах по «большой сделке», присутствовали муж и жена Флинт Леверетт. Она являлась карьерным дипломатом в госдепартаменте и входила в число трёх дипломатов США, имевших право встречаться с иранскими чиновниками. Он был в начале 2002 года приглашён Кондолизой Райс на работу в качестве старшего помощника по Ближнему Востоку.

Райс попросила Леверетта «сделать дальний пас» в ходе подготовки предложений по возобновлению палестино-израильского мирного процесса и определению будущих границ двух государств, включая проблему Иерусалима.

На прошедшей недавно в Португалии конференции приняли участие оба Леверетта. Они высказали журналистам своё ощущение, что иранское предложение от 2003 года было серьёзным и имело поддержку как со стороны правительства, так и духовного лидера страны аятоллы Али Хаменеи. После переговоров в Афинах, чета Левереттов подготовила доклад для госсекретаря Колина Пауэлла. Тот ответил, что предложение иранцев – важное событие, но не способное выступить в качестве инициатора в политическом смысле.

Очень важно не забывать про фактор времени. Предложение иранцев готовилось в конце марта 2003 года, в тот самый момент, когда в полном разгаре было вторжение США в Ирак, но ещё до молниеносного броска американских войск на Багдад. В свою очередь, рассмотрение предложения проходило на гребне военного триумфа Соединённых Штатов и планов неоконсерваторов по скорейшему «освобождению» Ирана.

Нужно вспомнить также и о судьбе предложений Леверетта-мужа по палестино-израильскому урегулированию. Он готовил их, исходя из вариантов, обсуждавшихся обеими сторонами конфликта под эгидой администрации Билла Клинтона и базировавшихся на несколько изменённых границах 1967 года. Иерусалим по данному плану становился бы объединённой столицей двух государств, а вопрос о возращении палестинских беженцев решался бы без подрыва еврейского характера государства Израиль.

Но Кондолиза Райс, забыв о своих начальных установках, встретила план Леверетта со смятением. Соединённые Штаты не могут обсуждать ни Иерусалим, ни границы 1967 года, заявила она. Долгосрочный план урегулирования был окончательно похоронен после переговоров Райс с помощниками Ариэля Шарона, а также из-за жёсткой оппозиции со стороны Чейни и Рамсфелда. Последние двое также возражали и против «большой сделки» с Ираном.

Чета Левереттов – жена в наши дни находится в декретном отпуске, а муж покинул госслужбу и перешёл на работу в институт «Брукингз» в Вашингтоне – до сих пор уверена в возможности заключения с Ираном «большой сделки». Вот только цена её сегодня окажется гораздо более высокой.

Сегодня в Иране другое правительство, возглавляемое пламенным Махмудом Ахмадинежадом. Страна добилась значительных успехов в развитии своей ядерной программы. В апреле Иран продемонстрировал, что он в состоянии обогащать уран до уровня, требуемого в реакторном топливе. Более того, потребности Ирана в американских технологиях трансформировались в новые контракты с Китаем, Россией и Индией, а возможно, и с французской группой «Тоталь».

С другой стороны, момент военного триумфа администрации Буша прошёл. Образ всесильного американского солдата сменился разочарованием от зрелища безуспешной борьбы войск США с неистощимыми инсургентами на фоне начинающейся в Ираке гражданской войны.

Сам Буш стал сегодня намного слабее в политическом плане. Его рейтинг упал до 32%, а его надежды на формирование новой международной коалиции – на сей раз, против Ирана – увязли в бесконечных словесных дебатах в Совете Безопасности ООН.

Если Америка всё-таки решится заключить с Ираном «большую сделку», то ей придётся заплатить намного дороже, чем просили сами иранцы в 2003 году. Тем не менее, «большая сделка» может стать единственным средством, ведущим к мирному разрешению иранского конфликта.

UPI

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0383 sec