Военно-политическая обстановка в Ираке (апрель 2006 года)

08 мая 2006
В.П.Юрченко

Военно-политическая обстановка в Ираке в апреле 2006 года оставалась нестабильной и напряженной. Положение дел в сфере безопасности продолжало характеризоваться повышенной сложностью, что самым негативным образом сказывалось на общей ситуации в стране.

Вместе с тем в апреле после длительного перерыва удалось дать импульс возобновлению политического процесса в Ираке. Несколько активизировалась и внешнеполитическая деятельность иракского руководства.

В прошедшем месяце ситуация в Ираке в сфере безопасности не претерпела заметных изменений. В различных районах страны практически ежедневно имели место вооруженные нападения, теракты, убийства и столкновения на почве межконфессиональной розни, диверсии, похищения людей и другие насильственные действия. На высоком уровне остается число жертв насилия среди иракского населения: в апреле 2006 года число погибших местных жителей (гражданских лиц, сотрудников МВД и военнослужащих) составило 1010 человек (в марте – 1094 чел.).

Причем приведенные цифры являются приблизительными и основаны на официальных заявлениях властей и сообщениях СМИ. Точного же учета потерь среди мирного населения практически не ведется. Значительным остается и материальный ущерб от различного рода диверсий, вооруженных нападений и т. п.

В целом в истекшем месяце наиболее высокую активность силы иракской вооруженной оппозиции и иностранные боевики по-прежнему проявляли в Багдаде и его окрестностях (в т. ч. в особо охраняемой «зеленой зоне»), а также в городах (и прилегающих к ним районах) в центре, на севере и западе Ирака: Рамади, Эль-Фаллуджа, Киркук, Баакуба, Мосул, Байджи, Тикрит, Балад, Самарра, Эль-Микдадия, Талль-Афар, Эд-Дуджайль, Балад-Руз, Сулейман-Бег, Эль-Каим, Эль-Хабания, Эль-Халис, Туз-Хурмату и в ряде других мест.

Багдад и его окрестности считаются наиболее опасным местом в стране. За три месяца текущего года здесь произошло ок. 2,5 тыс. вооруженных нападений, терактов и т. п., жертвами которых стали свыше 10 тыс. человек. В частности, в столице было подорвано 900 взрывных устройств (в среднем по 10 в сутки) и совершено 84 теракта путем подрыва боевиками-смертниками автомобилей, начиненных взрывчаткой. На Багдад приходится примерно четверть всех потерь американских войск в Ираке.

Высокой сохраняется активность боевой и террористической деятельности повстанцев и боевиков в т. н. «треугольнике смерти» южнее Багдада, особенно в районе городов Эль-Искандерия, Эль-Махмудия, Эль-Латифия, Эль-Мусайиб и Эль-Юсуфия.

В апреле вооруженные и террористические акции активизировались и на юге Ирака, хотя в целом здесь их интенсивность, как и прежде, была ниже, чем в центре, на севере и западе страны. Наиболее часто различного рода насильственные действия происходили в крупнейшем городе региона – Басре и его окрестностях, а также в городах (и прилегающих к ним районах): Эн-Наджаф, Хилла, Кербела, Эн-Насирия, Эд-Дивания. Эс-Сувейра, Эль-Кут и в некоторых других местах.

Обстановка в Иракском Курдистане в апреле в основном оставалась стабильной.

В стране сохраняется острота межконфессионального противостояния между арабами-суннитами и шиитами. Не прекращаются вооруженные нападения на представителей двух общин, на суннитские и шиитские мечети, убийства и похищения религиозных и политических деятелей и просто рядовых граждан. Практически ежедневно в различных районах Ирака, особенно в Багдаде, находят тела убитых шиитов и суннитов. Число мечетей обеих конфессий, подвергшихся нападениям, составляет несколько сотен.

Одной из форм межобщинной вражды стало преследование (зачастую убийства) иракских военных – ветеранов войны с Ираном 1980-1988 годов. Только по официальным данным на январь 2006 года, были убиты 182 бывших летчика и 416 старших офицеров саддамовской армии, а 836 бывших офицеров и летчиков, спасаясь от преследований, эмигрировали в соседние страны. По информации СМИ, охоту за ветеранами ведут боевики «Бригад Бадра» - военизированных отрядов шиитского Высшего совета исламской революции в Ираке (ВСИРИ), которые в настоящее время составляют костяк иракской полиции.

Около 100 тыс. семей (по официальным утверждениям, 90% из них – шиитские), спасаясь от преследований и угроз на межконфессиональной почве, были вынуждены в последние недели покинуть места своего прежнего проживания. Причем в основном это происходит в Багдаде и прилегающих к столице районам. В различных частях Ирака уже возникло несколько палаточных городков, где проживают беженцы.

С января до середины апреля 2006 года почти 20 тыс. иракцев пропали без вести и об их судьбе ничего не известно.

Растет число иракцев, стремящихся избежать насилия путем эмиграции в различные арабские страны. Так, ежедневно до 5000 человек пересекают границу Иордании (в начале года эта цифра составляла ок. 2000 чел.), где обосновалась многочисленная иракская колония. Больше число эмигрантов из Ирака проживает в Сирии, Египте и ОАЭ.

Не прекращаются нападения на объекты нефтяной отрасли, в основном на севере и в центре Ирака. Из-за непрекращающихся диверсий вновь остановлена работа северного экспортного нефтепровода Киркук – Джейхан (Турция). Вместе с тем, усиление нестабильности в южной провинции Басра стало негативно отражаться на работе отрасли в этом регионе.

В 2005 году из-за диверсий и актов саботажа на предприятиях и инфраструктуре, связанной с добычей, переработкой и транспортировкой нефти, экономика Ирака потеряла, по уточненным данным, 6,25 млрд долларов. Объекты отрасли подвергались нападениям 186 раз, были убиты 47 специалистов и ок. 100 охранников.

Напряженная ситуация сохраняется на автодорогах страны. Местные повстанцы и иностранные боевики совершают постоянные нападения на транспортные и воинские колонны, отдельные транспортные средства, убивают водителей, в т. ч. иностранцев. Очень часто объектами нападений становятся бензовозы, прибывающие в Ирак из соседних стран.

По-прежнему среди основных целей нападений партизан и боевиков остаются иракские чиновники различных рангов и члены их семей, военнослужащие правительственной армии, полицейские, сотрудники органов безопасности, лица, сотрудничающие с иностранными, главным образом американскими войсками. Особенно жестоко они расправляются с коллаборационистами, которые оказывают прямое содействие американским войскам при подготовке и проведение боевых операций. Различным актам насилия также подвергаются иностранцы, работающие в Ираке, в т. ч. дипломаты.

По информации СМИ, лидеры международного террористического подполья отстранили иорданца А. М. аз-Заркауи от политического руководства иракского отделения «Аль-Каиды», сохранив за ним только управление боевыми операциями. На место политического руководителя террористов назначен иракец Абдулла бин Рашид аль-Багдади. Сообщается, что это сделано по настоянию местных духовных и военных лидеров, которые проявляли растущее недовольство тем, что аз-Заркауи зачастую выдавал свое мнение за позицию всех «моджахедов» и даже народа Ирака.

По оценке американского командования, свыше 90 проц всех терактов в Ираке с участием смертников совершают иностранцы, завербованные «Аль-Каидой». Вместе с тем, по последним сообщениям, аз-Заркауи пытается создать на иракской территории что-то вроде регулярной мини-армии, что позволит ему консолидировать свои силы и перейти к более организованным партизанским действия. Считается, что на подобное изменение своей тактики главарь террористов был вынужден пойти из-за нехватки иностранцев, желающих стать смертниками. В настоящее время отмечается прибытие в Ирак специалистов по обучению боевиков и планированию партизанских действий. Эти лица направляются в страну «Аль-Каидой».

В ежегодном докладе госдепартамента США по терроризму говорится, что в 2005 году в мире было совершено свыше 11 тыс. терактов, из которых около 3,5 тыс. - в Ираке.

Партизаны и боевики постоянно совершенствуют тактику своих действий. В частности, в последнее время активизировались снайперы. Боевики уничтожают станции сотовой связи, другие средства связи. Однако самой большой проблемой для иностранных войск и местных силовиков продолжают оставаться различного рода взрывные устройства, особенно устанавливаемые на дорогах.

В целом, несмотря на усилия коалиционных сил и местных силовых структур, партизаны и боевики продолжают демонстрировать способность пополнять свои ряды новыми людьми, добывать оружие и наносить ощутимые удары по противнику.

В этой ситуации все чаще появляются сообщения о том, что американские чиновники в Ираке устанавливают контакты с различными группировками суннитских повстанцев с целью склонить их к прекращению вооруженной борьбы. О своих переговорах с руководителями некоторых повстанческих группировок заявил и президент Ирака Дж. Талабани (на них также присутствовали американцы). По утверждению Талабани, речь шала о семи не названных им отрядах, с которыми возможно заключить соглашение о прекращении сопротивления уже в ближайшее время. Талабани сообщил, что в дальнейшем к ним могут присоединиться и некоторые другие группировки. Переговоры не будут вестись только со сторонниками С. Хусейна и аз-Заркауи.

Растущую угрозу безопасности в Ираке представляют открыто действующие «неформальные» вооруженные формирования. Прежде всего, речь идет об отрядах шиитских политических организаций: ВСИРИ («Бригады Бадра»), сторонников радикального имама М. ас-Садра («Армия Махди»), а также курдских формированиях «пешмерга». Шиитские отряды, пользуясь фактическим покровительством нынешнего главы МВД Б. Джабера, похищают людей, пытают их, совершают убийства суннитов.

Американские представители в Ираке считают (и здесь с ними вполне можно согласиться), что военизированные отряды шиитских организаций превратились в мощную силу, оказывающую реальное влияние на ход событий в стране, а их роспуск будет представлять собой очень сложное и трудное дело. Более того, по оценкам представителей США, от рук шиитских боевиков погибло больше мирных граждан, чем от действий суннитских повстанцев.

Назначенный на пост премьер-министра Ирака Н. аль-Малики считает необходимым слияние вооруженных милиций с армией, т. к. «все оружие должно быть под контролем правительства». Аль-Малики поддержал духовный лидер иракских шиитов Али ас-Систани, заявивший, что оружие должно быть только у армии и полиции. Это необходимо для предотвращения гражданской войны между шиитами и суннитами. Сами же руководители вооруженных отрядов пока воздерживаются от комментариев по этому поводу. Но следует иметь в виду, что для шиитских политиков их партийные милиции – это своего рода гарантия сохранения влияния и даже выживания в случае возможного распада правительственной армии и полиции по конфессиональному и этническому признаку.

Здесь же подчеркнем, что аль-Малики и ас-Систани, говоря об интеграции военизированных отрядов в армию и полицию, имели в виду именно шиитские формирования.

Особо следует сказать о курдских формированиях «пешмерга» (по различным оценкам – 75-100 тыс. чел.), которые подчиняются только курдским лидерам. Причем президент Ирака курд Дж. Талабани считает, что «пешмерга» «не являются милицией. Это регулярные формирования». Курдские руководители не намерены их распускать или разоружать, наоборот, они и впредь собираются сохранять свои формирования в качестве вооруженной силы, не подчиняющейся центральным властям. В то же время несколько тысяч курдских бойцов влились в состав правительственной армии, в первую очередь, в части, дислоцированные на севере Ирака. Причем курдские солдаты и офицеры сохраняют верность именно своим политическим лидерам и готовы выполнять, прежде всего, их приказы.

В последние несколько недель сотни боевиков «Бригад Бадра» и «Армии Махди» прибыли в Киркук – город, который курды считают неотъемлемой частью своей территории. По оценке американских представителей, концентрация боевиков шиитских радикальных группировок в Киркуке способствует усилению напряженности и без того очень сложной обстановки в городе и может привести к крупным вооруженным столкновениям.

Посол США в Ираке назвал неправительственные вооруженные формирования «инфраструктурой гражданской войны» в стране.

В апреле осложнилась обстановка на границе Ирака с Ираном и Турцией. Иранские войска неоднократно обстреливали иракскую территорию и, по данным МО Ирака, даже проникали на иракскую территорию на глубину до 5 км, преследуя боевиков Партии за свободную жизнь в Курдистане – иранского крыла Курдской рабочей партии (КРП), действующей в Турции.

В Багдаде объявлено о строительстве на границе с Ираном 45 новых фортов (застав) с целью усиления борьбы с проникновением на иракскую территорию боевиков и контрабандой оружия. В северной горной части границы уже созданы 39 застав.

Турецкая армия в конце апреля начала на юге-востоке страны вблизи границы с Ираком крупнейшую за последние годы операцию против боевиков КРП. По сообщениям СМИ, в ходе преследования сепаратистов турецкие спецназовцы проводили «точечные операции» против боевиков КРП на территории Ирака.

Министр иностранных дел Турции А. Гюль отметил, что если иракцы «не имеют пока сил для борьбы с террором, они должны быть довольны принимаемыми нами мерами безопасности», причем у Анкары нет никакой другой цели, кроме как «не допустить инфильтрации боевиков террористических организаций» на турецкую территорию. Со своей стороны, власти Ирака обвинили Турцию в нарушении суверенитета страны. Президент Иракского Курдистана М. Барзани заявил в этой связи, что курды «будут противостоять любой турецкой интервенции, т. к. курды, где бы они ни проживали, представляют единую нацию, и никто не может лишить их права поддерживать друг друга». В то же время Барзани отметил, что «иракские курды призывают своих братьев добиваться справедливости мирным путем».

Не поддержала действия турецких военных и госсекретарь США К. Райс, считающая, что подобные шаги могут еще больше осложнить и «так тяжелое положение в Ираке».

Саудовская Аравия, опасаясь распространения насилия из Ирака на свою территорию, намерена возвести вдоль границы с ним несколько линий защиты. Эр-Рияд вынуждает пойти на такой шаг из-за плохой охраны границы с иракской стороны: саудовский участок иракской границы считается наименее безопасным. По официальным данным, саудовцы с 2004 года уже израсходовали на обеспечение безопасности пограничного рубежа с Ираком 1,8 млрд долларов.

На границе с Сирией оборудована 251 застава, на которых размещено 20 тыс. пограничников и военных. В последние шесть месяцев отмечается снижение проникновения боевиков в Ирак с сирийской территории.

В Ираке усилились преследования со стороны властей, особенно полиции, проживающих здесь палестинцев (ок. 50 тыс. чел.).

Продолжается рост численности иракских правительственных силовых структур. По состоянию на 1 мая 2006 года их общая численность достигла 250 тыс. человек (в вооруженных силах – 115 тыс. чел., в структурах МВД – 135 тыс. чел.). К февралю 2007 года численность армии намечено довести до 130 тыс. человек, а полиции – до 195 тыс. человек

В апреле командование ВС США передало иракской армии и МВД функции по обеспечению безопасности в провинции Салах-эд-Дин. Вместе с тем, переход ответственности в руки иракцев вовсе не означает ухода американских войск из того или иного района.

На сегодняшний день, по информации американского командования, иракские военные и МВД самостоятельно планируют и проводят до 25 проц операций против террористов и повстанцев.

Командование ВС США и иракские власти испытывают значительные трудности при наборе людей, пригодных для службы в армии и полиции. Многие рекруты неграмотны, часть из них имеет криминальное прошлое. Но особое опасение у американцев вызывает растущее число шиитских боевиков, переходящих из партийных милиций в официальные силовые структуры, особенно МВД.

В целом ряде случаев полиция открыто сотрудничает с шиитскими военизированными формированиями. Наиболее характерный пример такого сотрудничества – багдадский района Садр-Сити, контролируемый «Армией Махди», боевики которой установили здесь свои блок-посты и взяли под охрану мечети. Полицейские чины оправдывают свои действия малочисленностью собственных сил: на район с население ок. двух миллионов человек имеется всего 1200 полицейских с 50 автомобилями.

С другой стороны, в армии и полиции по-прежнему имеется много лиц сочувствующих или даже прямо помогающих повстанцам и боевикам.

Великобритания поставит иракскому правительству оружие и снаряжение на сумму 20,5 млн фунтов стерлингов: 6 тыс. автоматов и снайперских винтовок, 26,5 тыс. касок, 14,5 тыс. пар военной обуви, а также выделит средства на строительство казарм для полиции и здания департамента пограничной охраны в Басре.

В целом же на сегодняшний день иракские власти не в состоянии самостоятельно обеспечить безопасность в стране. В этих условиях, по утверждению председателя комитета начальников штабов ВС США генерала П. Пейса, коалиционные силы должны продолжать играть ключевую роль в обеспечении безопасности в Ираке. Со своей стороны, новый премьер-министр страны Н. аль-Малики считает (пожалуй, излишне оптимистично), что через 18 месяцев иракцы окажутся в состоянии полноценно обеспечивать безопасность в стране, что позволит вывести войска США и их союзников.

По состоянию на 1 мая 2006 года группировка вооруженных сил США в Ираке насчитывала ок. 133 тыс. человек. Кроме того, две бригады (армии и морской пехоты) находятся на территории Кувейта в готовности к быстрой переброске в Ирак в случае необходимости.

Потери личного состава американских вооруженных сил в Ираке в апреле 2006 года составили убитыми 81 человек и ранеными ок. 450 человек. Это наиболее высокие потери в 2006 году. Таким образом, общие потери ВС США со времени начала иракской компании в марте 2003 года по 30 апреля 2006 года составили, по уточненным данным, убитыми 2468 человек и ранеными ок. 17950 человек.

Потери среди военнослужащих других стран-участниц международной коалиции составили в апреле убитыми шесть (Австралия, Великобритания, Италия, Румыния) и ранеными пять человек (Великобритания, Италия).

Белый дом и Пентагон рассматривают возможность сокращения численности войск в Ираке к концу 2006 года на 30-35 тыс. человек. Однако при этом делается стандартная оговорка, что все будет зависеть от развития обстановки в этой стране. Более того, президент Дж. Буш заявил, что готов дать согласие на увеличение численности американского контингента в Ираке в случае, если его командующий генерал Дж. Кейси попросит об этом.

26 апреля Сенат США проголосовал за сокращение расходов на войну в Ираке на 1,9 млрд долларов. Эти средства решено перенацелить на усиление охраны границ Соединенных Штатов от проникновения нелегальных иммигрантов и оснащение Береговой охраны новыми кораблями и вертолетами.

США намерены провести с новым иракским правительством переговоры о будущем американских военных баз на территории страны и об условиях и порядке передачи ответственности за обеспечение безопасности в Ираке местным властям.

Вашингтонская администрация запросила у Сената 348 млн долларов на обустройство постоянных американских военных баз в Ираке.

В последние несколько недель число американских военнослужащих, выделяемых для патрулирования в иракских городах, возросло с 12 до 20 тыс. человек.

Командование американских войск в Ираке продолжает практику активного использования боевой авиации (самолеты F-15, F-16, F/А-18) для оказания непосредственной поддержки с воздуха наземных сил при проведении ими операций против повстанцев и боевиков в районах к северу и западу от Багдада. Истребители F-16 также используются для ведения воздушной разведки по причине нехватки беспилотных аппаратов типа «Предатор». Кроме того, самолеты F-16 привлекаются для патрулирования дорог, когда по ним передвигаются колонны американских войск. Авиационная группировка ВВС и морской пехоты США базируется на 18 иракских аэродромах.

В апреле в действиях американских военных продолжали иметь место случаи чрезмерного или ошибочного применения силы, что вело к жертвам среди мирного иракского населения.

Пентагон признает, что вынужден тратить все больше средств на замену вооружения и военной техники в Ираке. Американские эксперты подсчитали, что для восстановления и замены парка боевой техники ВС США, поврежденной или потерянной в ходе боевых действий в Ираке и Афганистане, потребуется дополнительная сумма в 25 млрд долларов. Причем наибольшему износу в условиях высоких температур и песка подвержены вертолеты, танки, грузовики и автомобили «Хаммер». За последние несколько лет финансирование программ по восстановлению только бронетехники последовательно увеличивалось: 2003 г. – 1,2 млрд долларов, 2004 г. – 3,7 млрд долларов, 2005 г. – 6,5 млрд долларов.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (24) существенно не изменилась и составляла на 1 мая 2006 года ок. 21 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,0 тыс. чел.), Южная Корея (3,2 тыс. чел.) и Италия (ок. 2,9 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Президент Польши Л. Качинский заявил, что польские войска будут находиться в Ираке столько, сколько потребуется.

Лидер победившей на парламентских выборах в Италии левоцентристской коалиции Р. Проди заявил, что итальянские войска будут выведены из Ирака до конца 2006 года.

Обстановка в Ираке и возможные перспективы ее развития обсуждались в начале апреля на закрытом совещании представителей спецслужб Бахрейна, Египта, Иордании, Кувейта, ОАЭ, Саудовской Аравии и Турции. Иран и Сирия не были приглашены на встречу. Особое беспокойство участников совещания вызвали перманентное обострение ситуации в Ираке и активизация деятельности экстремистских группировок в стране, в т. ч. связанных с «Аль-Каидой».

Таким образом, в апреле 2006 года в сфере безопасности в Ираке существенных изменений не произошло и ситуация сохранялась нестабильной и напряженной.

В апреле 2006 года внутриполитическая обстановка в Ираке продолжала оставаться очень сложной. По оценке многих видных арабских и западных политических деятелей, в стране уже идет гражданская война или Ирак очень близко подошел к этому рубежу.

Тем не менее, после долгих согласований и споров в конце месяца политический процесс в стране удалось вновь привести в движение. Иракский парламент вторично избрал президентом республики Дж. Талабани. Также были избраны два вице-президента (шиит и араб-суннит) и спикер Национальной ассамблеи. Им стал представитель суннитов Махмуд аль-Машхадани.

Президент Дж. Талабани выдвинул на пост премьер-министра Ирака представителя шиитской общины Нури аль-Малики. Сунниты и курды заявили о своей поддержке кандидатуры аль-Малики. Одобрение пришло и из Вашингтона: госсекретарь США К. Райс заявила, что аль-Малики, это политический деятель, «с которым мы можем работать». Н. аль-Малики считается близким соратником исполнявшего обязанности премьер-министра И. аль-Джаафари по шиитской исламистской партии «Ад-Даава» («Призыв»).

Нури аль-Малики заявил, что в числе главных приоритетов будущего правительства станут вопросы преодоления межконфессиональной и межэтнической розни, разделяющей иракское общество.

На формирование нового правительства по конституции отводится 30 дней. Учитывая сохраняющиеся серьезные противоречия между основными политическими силами Ирака, процесс его создания будет трудным.

Курды продолжают укреплять свою политическую и экономическую самостоятельность. Так, Демократическая партия Курдистана (ДПК) предложила региональному курдскому парламенту рассмотреть законопроект по управлению нефтяными и газовыми месторождениями на севере страны. Документ предусматривает создание собственного министерства природных ресурсов и ограничение влияния центрального иракского правительства на добычу и продажу углеводородного сырья Курдистана. Как известно, на курдской территории в районе города Захо вблизи турецкой границы уже открыто месторождение нефти. По мнению багдадских властей, создание самостоятельного курдского министерства будет способствовать дезинтеграции и распаду страны.

Сам же лидер ДПК и президент Иракского Курдистана М. Барзани называет законным право курдов на независимость, но считает, что «в данный момент их интересам отвечает вхождение в состав демократического и федеративного Ирака». Барзани также отметил, что курды «ни при каких обстоятельствах не станут инициаторами раскола Ирака и отделения от него».

Очень тяжелой, во многом кризисной остается ситуация в экономической и социальной сферах Ирака. В значительной степени не выполняются намеченные планы восстановления и реконструкции промышленности, объектов инфраструктуры, образовательных и медицинских учреждений.

Войны и экономическая блокада в 1980-2003 годах, сохраняющийся высокий уровень насилия и фактическое отсутствие безопасности, не прекращающиеся нападения боевиков на объекты нефтяной отрасли, электростанции и линии электропередачи, недостаток финансирования и отсутствие научно обоснованного планирования, отсутствие твердой власти в центре и на местах, всепроникающая и всеразъедающая коррупция привели иракскую экономику в полный упадок.

Большая часть государственных предприятий простаивает или работает не на полную мощность. У правительства нет денег на их реконструкцию, а на приватизацию зачастую не согласны рабочие и парламентарии. Не лучше обстоят дела и в частном секторе, где не работают 80 проц предприятий, а оставшиеся 20 проц загружены не на полную мощность. Многие заводы стоят из-за отсутствия сырья, резко возросшей стоимости топлива и электроэнергии и их хронической нехватки. Неуклонно сокращается сельскохозяйственное производство.

Ситуацию самым серьезным образом усугубляет конкуренция зарубежных производителей. Иракский рынок заполнен дешевой иностранной продукцией, во многих случаях контрабандной. С другой стороны, контрабандный вывоз нефти из Ирака наносит ежегодный ущерб национальной экономике примерно в 16 млрд долларов и уже в ближайшее время может спровоцировать кризис внутренних продаж и официального нефтяного экспорта. В то же время Ирак вынужден в больших количествах ввозить продукты нефтепереработки: бензин, дизельное и авиационное топливо и др. Их основным поставщиком является Турция.

Растут цены на продукты питания и предметы первой необходимости. Из примерно 28 миллионов жителей страны, 26,5 миллионов зависят от получения ежемесячного государственного продовольственного пайка. Причем в настоящее время он включает в себя всего четыре наименования: сахар, растительное масло, муку и рис (при С. Хусейне паек состоял из 12 наименований). Более 10 миллионов человек (ок. двух миллионов семей) проживают за чертой бедности, а 50 проц трудоспособного населения не имеют работы (по оценкам независимых иракских источников – 70%).

По данным опроса, проведенного в конце марта с. г., большинство иракцев пессимистично оценивают перспективы улучшения политической и экономической ситуации в стране. Так, только 30 проц респондентов считают, что Ирак «движется в правильном направлении», тогда как 52 проц опрошенных придерживаются противоположной точки зрения. 55 проц иракцев верят, что армия и полиция, а не партийные милиции смогут защитить их безопасность. И лишь один процент опрошенных считает, что коалиционные силы во главе с США в состоянии обеспечить безопасность в стране.

Таким образом, политическая, экономическая и социальная обстановка в Ираке остается очень сложной. Причем на сегодняшний день отчетливо не просматриваются перспективы выхода страны из глубокого системного кризиса.

В прошедшем месяце внешнеполитическая активность вокруг Ирака несколько возросла. Вашингтонская администрация оказывала постоянное давление на иракских политиков с целью ускорить процесс создания нового правительства и не допустить повторного назначения на пост премьер-министра И. аль-Джаафари. Для поддержки назначенного на поста главы правительства И. аль-Малики в Багдад специально прибыли госсекретарь К. Райс и министр обороны Д. Рамсфелд.

12 апреля в Каире в рамках ЛАГ состоялось совещание министров иностранных дел группы арабских стран (Алжир, Бахрейн, Иордания, Кувейт, ОАЭ, Саудовская Аравия, Сирия, Судан) по обсуждению ситуации в Ираке. Участники встречи подтвердили решения апрельского (2006 г.) арабского саммита в Хартуме о списании иракских долгов и открытии представительства ЛАГ в Багдаде. Вместе с тем, они констатировали, что не в состоянии реально помочь Ираку в прекращении насилия.

Ирак не участвовал в каирском совещании в знак протеста против высказывания президента АРЕ Х. Мубарака (8.04) о том, что шииты в арабских государствах больше лояльны Ирану, чем собственной стране. При этом, прежде всего, имелся в виду именно Ирак. В Багдаде официально осудили эти слова египетского президента. В священном для шиитов городе Эн-Наджаф прошли многотысячные демонстрации протеста. Позже Мубарак разъяснил, что он имел в виду религиозную лояльность, а не патриотические чувства шиитов.

24 апреля в Тегеране по инициативе иранского руководства прошла международная конференция по проблемам Ирака, в которой участвовали эксперты и представители из 25 стран Азии, Америки, Африки и Европы. Выступая на форуме, министр иностранных дел ИРИ М. Моттаки подверг резкой критике американскую политику в Ираке, заявив, что «продолжение оккупации войсками США и их союзников способствует притоку террористов в Ирак и приводит к эскалации обстановки в стране и разжиганию межнациональной и межконфессиональной розни».

Президент ИРИ М. Ахмадинежад заявил, что Иран более не нуждается в переговорах с США по иракской проблеме. По оценке МИД ИРИ, это обусловлено тем, что «поведение американцев оказалось несоответствующим», а «иракцы должны сами определять будущее своей страны».

В Тегеране приветствовали назначение Н. аль-Малики на пост премьер-министра Ирака.

Саудовская Аравия считает, что Соединенные Штаты своими действиями «передают Ирак в руки Ирана». В то же время Эр-Рияд вступает за создание «единого и сильного правительства в Ираке, в котором будут представлены все иракцы».

Правительство Кувейта выделило Ираку 10 млн долларов на восстановление мечетей, разрушенных в ходе межобщинных столкновений.

Президент Ирака Дж. Талабани вновь обвинил Сирию в том, что она является «главным источником нестабильности в его стране».

Россия намерена открыть в Ираке два консульства: в Эрбиле (Иракский Курдистан) и в Басре.

Таким образом, в апреле 2006 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала характеризоваться повышенной напряженностью, в первую очередь в сфере безопасности. Наметившиеся подвижки в политическом процессе не дают достаточных оснований для оптимизма, т. к. глубокие противоречия между различными политическими силами страны сохраняются и вряд ли могут быть преодолены в обозримом будущем. Вместе с тем, нельзя исключать того, что ведущие политики Ирака смогут прийти к компромиссам по отдельным проблемам с тем, чтобы выиграть время, укрепить свои позиции и силы перед дальнейшими схватками.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03814 sec