Иран, Израиль, Ближний и Средний Восток: США сыграли в Ираке в ядерный напёрсток

05 мая 2006
Николай Вениаминов

На ведущемся в Багдаде суде над бывшим президентом Ирака ему предъявлены обвинения в принятии решений и действиях в области внутренней и внешней политики, повлекших гибель иракцев и граждан ряда соседних государств. Однако за рамками суда остается один из основных поводов интервенции США против суверенного государства, а именно: создание и даже наличие в Ираке оружия массового уничтожения.

Российский ученый предлагает вернуться к истокам вопроса. И базироваться при этом не на пропагандистских «аргументах», а на достоверных научных фактах. Да, до 1991 года в Ираке на одной из установок, экспортированных США, получали оружейный уран. Однако на имевшейся в Ираке технологической базе создание ядерного оружия в отпущенные ему исторические сроки оказалось невозможным.


Какую информацию изъяли США из меморандума Ирака о своей ядерной деятельности?

Вывод о получении в Ираке оружейного урана в корне противоречит официальному заключению МАГАТЭ, озвученному Генеральным директором в своем докладе №S/1997/779, заслушанном на заседании Совета Безопасности ООН 8 октября 1997 года. О причинах принципиального расхождения стоит поговорить. Чтобы у читателя не возникало сомнений в достоверности информации по столь острой проблеме, я буду цитировать ключевые литературные источники по этой тематике (наиболее полная библиография приведена в статье автора «О причастности США к ядерной программе Ирака». – Национальная безопасность и геополитика России, 2005. № 3–4 (68–69)).

Начну с одного из них: «...поддерживая в принципе действия ООН в Ираке, Россия со временем стала испытывать сомнения в подлинных целях американской политики по нераспространению оружия массового уничтожения (ОМУ) в отношении Ирака, усматривая в ней геополитические устремления США по проецированию своего влияния на Ближнем Востоке и смене политического режима в этой стране» (Тимербаев Р. Состояние и перспективы ядерного нераспространения // Ядерный контроль, 2001. № 2. – С. 24).

В декабре 2002 года уже шла полным ходом подготовка к военному вторжению, а в самом Ираке работала комиссия ООН, которую возглавлял Ханс Бликс, Генеральный директор МАГАТЭ как раз в те годы, когда сразу после операции «Буря в пустыне» в Ираке проходили инспекции по проверке ядерной деятельности.

В качестве обоснования готовящейся акции США выдвигали тезис о якобы продолжающихся в Ираке разработках в области ОМУ, в том числе ядерного. Однако оснований для такого рода утверждений не было никаких, потому что ядерная программа Ирака прекратила свое существование в соответствии с резолюцией СБ ООН 687 (1991), принятой по инициативе самих США и Великобритании (Ядерная энциклопедия. Научн. ред. Якимец В.Н., Рябцев И.А. – М.: Благотворит. фонд Ярошинской, 1996. – С. 99, 114, 124).

Комиссии был предоставлен полный меморандум ядерной деятельности Ирака на нескольких тысячах страниц. Представители США изъяли из него более половины и засекретили(!), причем против этой чудовищной по своим последствиям акции посмела возвысить голос только Сирия. Я утверждаю, что изъятый материал как раз и содержал сведения о получении в Ираке оружейного урана на установках, экспортированных США.

Электромагнитный метод обогащения урана – элемент ядерных программ США и Ирака

Для создания ядерного оружия наиболее широко используются уран-235 («Малыш», Хиросима, 6 августа 1945 года) и плутоний-239 («Толстяк», Нагасаки, 9 августа 1945 года). В природном уране содержание 235-го изотопа составляет всего 0,72%, остальное – 238U и 0,005% 234U.

Уран оружейной кондиции должен содержать не менее 94% 235U. Для его получения природное сырье подвергают исключительно трудоемкой процедуре разделения изотопов, называемой обогащением. Плутоний-239 образуется из урана-238 в ядерном реакторе. Здесь я не буду касаться иракской плутониевой программы, связанной с закупкой реакторов у Франции, потому что ни один из них так и не удалось запустить из-за активных действий Израиля.

Первые два не дошли до места назначения (диверсионная операция «Гора Мориах» в Тулоне 7 апреля 1979 года), а третий уничтожен прицельной бомбежкой, будучи уже смонтированным в Тувайте, когда его налаживали французские специалисты (операция «Вавилон» 7 июня 1981 года (см. «РВО», № 9. – 2005. – С. 61–70).

Речь пойдет об альтернативном пути создания ядерного оружия, по которому шли в Ираке до первой войны в Персидском заливе. Вот что говорит об этом известный американский ученый Гарри Гарднер: «Сталкиваясь со все более ужесточающимся контролем за ядерным экспортом, страны, заинтересованные в создании ядерного оружия, могут обратиться к неконтролируемой, устаревшей технологии для того, чтобы получить установки, в которых они нуждаются. Эта проблема выявилась после того, как было обнаружено, что Ирак использовал устаревшую технологию электромагнитного разделения изотопов с помощью калютронов для обогащения урана.

Калютроны были разработаны в США во время Второй мировой войны, и угроза, которую они представляют для режима нераспространения, была недооценена. До того, как использование этой технологии Ираком было обнаружено, калютроны не являлись объектом экспортного контроля» (Гарднер Гари Т. Ядерное нераспространение / Учебное пособие. Пер. с англ. Апсэ В.А. и Глебова В.Б. Под ред. проф. Хромова В.В. – М.: МИФИ, 1995. – С. 158, 163).

В предисловии к этой книге отмечено, что ее перевод и издание в России (тиражом 500 экз.) «выполнены при поддержке Монтеррейского института международных исследований (США) и лично профессора Уильяма Поттера, директора Программы изучения проблем ядерного нераспространения». Таким образом, в авторитетном издании содержится информация о том, что в Ирак была экспортирована не просто технология (в виде чертежей и т.п.), а сами установки.

Тезис о недооценке угрозы режиму нераспространения рассчитан на неосведомленного читателя, потому что именно на калютронах в период с 1942 по 1945 год в США был наработан оружейный уран для бомбы, сброшенной на Хиросиму.

Обогащение урана электромагнитным методом в значимых масштабах осуществлялось только в США и России, но наши установки отличаются по конструкции от американских. Само слово «калютрон» представляет собой русскую транскрипцию английского «calutron» – от «California University Cyclotron».

Попутно замечу, что технология может быть старой или новой, малопроизводительной или эффективной, но никак не «устаревшей», потому что физические законы, лежащие в ее основе, не устаревают. Калютрон представляет собой масс-спектрограф, в котором потоки ионов урана разделяются в магнитном поле. Метод хотя и малопроизводительный, но позволяет качественно разделять изотопы в одну стадию.

Впоследствии американцы отказались от его промышленного использования для обогащения урана, но он успешно применяется и поныне в Лос-Аламосской национальной лаборатории и у нас в РНЦ «Курчатовский институт» для выделения небольших количеств самых разнообразных изотопов.

Лукавое определение «устаревший» наряду с нарочитой откровенностью признания понадобились Г. Гарднеру для того, чтобы у читателя не возникло подозрений в нарушении Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) со стороны США. В самом деле, статья 1 ДНЯО, приведенная в той же книге, гласит: «Каждое из государств – участников настоящего договора, обладающих ядерным оружием, обязуется... никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, к производству или к приобретению каким-либо иным способом ядерного оружия...»

Исследование в России проб из Ирака

Первое издание книги Г. Гарднера вышло в 1993 году в Нью-Йорке, и автор, не побоявшийся сделать столь откровенное признание именно в США, конечно же, имел на то веские основания. Чтобы ответить на вопрос «какие?», следует сделать экскурс в историю.

После 1991 года, когда вскрылась «тайная» ядерная программа Ирака, метод контроля над выполнением ДНЯО, основанный на учете потоков материалов в ключевых точках ядерного топливного цикла (ЯТЦ), был дополнен анализом проб, отбираемых инспекторами МАГАТЭ на предприятиях ЯТЦ.

Суть подхода состоит в том, что отдельный факт переключения ядерных материалов можно не заметить на фоне многотоннажного производства, но следы такого события остаются в виде частиц производственной пыли.

Пробы исследуются в лабораториях, включенных в сеть МАГАТЭ, где ведется поиск частиц с ураном и плутонием и определяется изотопный состав последних. Я принимал участие в работе российской лаборатории с 1993 по 1998 год и анализировал изотопный состав урана в пробах методом масс спектрометрии вторичных ионов (МСВИ).

Пробы из Ирака (серия 9560) поступили по линии МАГАТЭ в Россию весной 1993 года и представляли собой графитовые фрагменты внутренних деталей разрушенного калютрона. На одном из них был найден сильно обедненный уран – 0,06% изотопа 235U, а совсем недавно в архиве данных по Ираку я обнаружил доказательства обеднения урана на той установке до еще более высоких степеней – 0,02%.

Свидетельствует сотрудник Департамента гарантий МАГАТЭ

Низкообогащенный (6,7%) уран, найденный нами на одном из графитовых фрагментов, я по ряду признаков идентифицировал в декабре 2002 года как исходный. Этот вывод согласуется с публикацией, принадлежащей перу Дэвида Донахью – руководителя Чистой лаборатории МАГАТЭ, где формируются пробы перед их отправкой в научные подразделения, аккредитованные при агентстве (Donohue D.L. Strengthening IAEA safeguards through environmental sampling and analysis. – J. оf Alloys and Compounds, 1998. V. 271-273, P. 11).

«Электромагнитная изотопная сепарация использовалась США в рамках Манхэттенского проекта с целью производства высокообогащенного урана для ядерной бомбы, сброшенной на Хиросиму… Иракская оружейная программа возродила этот метод в конце 80-х и преуспела в сепарации нескольких сотен граммов низкообогащенного продукта, перед тем как была прекращена». («Electromagnetic isotope separation (EMIS) was used in the US during the Manhattan Project to produce high-enriched U for the nuclear weapon dropped on Hiroshima... The Iraqi weapons programme revived it in the late 1980s and succeeded in separating several hundred grams of low-enriched product before the programme was terminated»)

Таким образом, в первой фразе автор употребляет словосочетание «производить высокообогащенный уран», а когда пишет о возобновлении технологии в Ираке, то пользуется уже другим – «разделение» (изотопов) «низкообогащенного продукта».

Оттиск этой статьи мне преподнес сам автор в октябре 1998 года, когда я посетил штаб-квартиру МАГАТЭ в качестве эксперта от российской лаборатории в части применения МСВИ для анализа проб. В опубликованной позже статье Д. Донахью выражена благодарность «за обсуждение результатов и перспектив дальнейшего сотрудничества». (Вениаминов Н.Н. Масс-спектрометрия вторичных ионов в исследовании частиц производственной пыли предприятий ядерного топливного цикла. – Журнал аналитической химии. 2000. Т. 55. № 3. С. 294).

Дэвид Донахью лично подтвердил принадлежность проб серии 9560 Ираку. В разделе «Открытие летом 1991 года» (выделено мной. – Н.В.) своего обзора (Дэвид Л. Донахью. Ключевые инструменты для ядерных инспекций. – Бюллетень МАГАТЭ. Т. 44, № 2, 2002. – С. 17) он так пишет о результатах обследования иракских разрушенных установок: «Аналитики, к своему удивлению, обнаружили свидетельства обогащения урана – особым образом измененный изотопный состав урана, который не соответствовал никаким известным данным о заявленных материалах. Они обнаружили также крайне обедненный уран, который мог быть получен только в результате метода электромагнитного разделения».

Таким образом, авторитетным сотрудником МАГАТЭ подтвержден и второй вывод, сделанный на основании анализа проб в России, причем обнаружение урана с высокой степенью обеднения правильно трактуется им как признак обогащения урана электромагнитным методом.

Дело в том, что этот метод, в отличие от каскадных технологий – газодиффузионной (США, Франция) и центрифужной (Россия) – позволяет разделять изотопы в одну стадию, причем почти нацело. Обнаружение практически чистого урана-238 как раз и говорит о том, что разрешение масс-спектрографа было высоким.

Но это означает, что и в ловушке для ионов урана-235 его концентрация тоже была высокой. В ряде моих работ выявлена количественная связь между процентным содержанием урана-235 в обедненной и обогащенной фракциях. Невозможно за один прием, разделяя изотопы «низкообогащенного продукта» (6,7%), получить «крайне обедненный уран» (0,06 и 0,02%), не наработав одновременно высокообогащенный (90 и 96%).

Предложенный подход есть не что иное, как способ обнаружения незаявленной ядерной деятельности, отличающийся тем, что представительность проб, взятых с инспектируемой электромагнитной установки, и параметры обогащения определяются путем сопоставления изотопного состава обедненного и обогащенного урана.

Словосочетание «низкообогащенный продукт» употреблено Д. Донахью в цитированном отрывке специально для того, чтобы противопоставить две следующие друг за другом фразы, но их смысл остается одним и тем же – и в США, и в Ираке на калютронах получали высокообогащенный уран. Отметим еще одну важную деталь: «летом 1991 года» существовал СССР – «империя зла», – и можно не сомневаться, что если бы наша страна имела отношение к экспорту в Ирак технологии электромагнитного обогащения, а США – нет, то обвинение Советского Союза в нарушении ДНЯО последовало бы незамедлительно.

Банк данных МАГАТЭ по Ираку был фальсифицирован

Высокообогащенным ураном принято называть тот, в котором содержание изотопа 235U превышает 20%. Если оно ниже, то применение урана в военных целях неэффективно. Этот материал мы в своих пробах не нашли и не могли этого сделать, потому что уран с наивысшим обогащением, равно как и уран с наивысшим обеднением, накапливается на металлическом коллекторе ионов, снабженном полостями для водяного охлаждения. Такая конструкция обязательна, потому что эту деталь в вакууме бомбардирует ионный пучок мощностью в несколько киловатт.

В распоряжении нашей лаборатории коллектора ионов не было. Аутентичность проб из Ирака подтверждена в Меморандуме МАГАТЭ от 14 июля 1993 года. В нем сопоставлены наши данные (1993 года) с результатами исследований в иностранных лабораториях (1991 года), где на фрагментах конструкции разрушенной установки зафиксирован непрерывный спектр содержания 235U от 0,16 до 10,9%. Эти экспериментальные результаты однозначно свидетельствуют о том, что коллектор ионов в иностранных лабораториях тоже отсутствовал.

В МАГАТЭ существует строгое правило заранее не предоставлять информацию о происхождении образцов. Это делается для того, чтобы полностью исключить субъективный фактор при параллельном анализе объектов в разных лабораториях. Анонимность проб также обеспечивает сохранение коммерческих тайн, не связанных с проблемой нераспространения.

Образцы из Ирака были исключением, поскольку об их предстоящем исследовании стало известно еще до поступления в Россию. Итак, в 1993 году России были открыто предоставлены образцы, не содержавшие высокообогащенный уран, но со всеми признаками электромагнитного способа разделения изотопов, с тем чтобы заинтересованная сторона убедилась в этом и приняла концепцию умолчания. Мол, «Ирак использовал устаревшую технологию электромагнитного разделения изотопов с помощью калютронов для обогащения урана», – и не более того.

Приведенная цитата из книги Г.Гарднера и содержание упомянутого доклада Генерального директора МАГАТЭ означают только одно: ни в одной из проб, которые в лабораториях мира исследовали в качестве деталей разрушенных калютронов, ысокообогащенный уран обнаружен не был. Что касается проб, переданных России, то их однозначно следует квалифицировать как подложные, а банк данных по этим пробам – фальсифицированным. Получается, что подложные пробы анализировали и в американской лаборатории AFTAC (Air Force Technical Applications Centre).

Несостоятельность официальной версии МАГАТЭ

Таким образом, мировой общественности была представлена официальная версия МАГАТЭ, по которой Ирак использовал незначительное количество установок (порядка 30) с мизерной производительностью для получения низкообогащенного урана. Но ведь это абсурд!

Нельзя считать иракских специалистов настолько глупыми, что они вознамеривались с ничтожным техническим потенциалом воспроизвести двухстадийное обогащение урана времен «Манхэттенского проекта». А ведь тогда на заводе Y-12 в Ок-Ридже было задействовано 1100 установок, из которых 800 (калютроны альфа-типа) поднимали концентрацию изотопа 235U с 0,72 до 15%, а затем на калютронах бета-типа концентрация доводилась до ~90%. Только на изготовление электромагнитных коммуникаций пошли тысячи тонн(!) серебра.

Но и это еще не все. Элементарный расчет показывает: для наработки критической массы урана-235 (примерно 20 кг) из природного сырья за трехлетний период требуется одномоментное введение в эксплуатацию порядка тысячи установок, но такой масштаб производства был достигнут только к 1945 году, когда уже было принято решение о свертывании электромагнитных мощностей, потому что другой метод разделения изотопов – газодиффузионный – уже зарекомендовал себя как более эффективный. И не могло быть иначе, потому что оба завода начали строить в Ок-Ридже одновременно в 17 милях друг от друга.

О предварительном обогащении урана в США газодиффузионным методом в СССР знали еще на заре отечественного атомного проекта, когда при ГОКО был создан специальный комитет под руководством Лаврентия Берии. В его служебной записке на имя Иосифа Сталина приводится содержание беседы с Нильсом Бором в Дании, куда с разведывательными целями была послана группа лиц во главе с кандидатом физико-математических наук Я.П. Терлецким (орфография сохранена по первоисточнику):

«Вопрос: Используется ли только диффузионный и масс-спектрографический методы для получения урана-235 в больших количествах, или так же применяется комбинация этих 2-х методов?

Ответ: Американцы употребляют оба метода, и кроме того комбинацию этих двух методов. Я думаю, что комбинация этих двух методов является наиболее эффективной, так как если допустить, что мы имеем 0,5% урана-235 и если в результате обработки диффузионным методом путем пропуска через каскад, мы добились увеличения содержания урана в 5 раз, то поместив затем уран в камеру спектрографа, мы можем тем самым ускорить процесс в 5 раз...».

Так создал ли Ирак урановую бомбу?

Низкообогащенный уран уже давно не является дефицитом, поскольку в мировом ЯТЦ обращаются десятки тысяч тонн реакторного топлива, нарабатываемого традиционными каскадными методами. Поэтому получение в Ираке низкообогащенного урана на калютронах в рамках «обширной тайной программы создания ядерного оружия» было бы верхом идиотизма, тем более, что для работы трех исследовательских реакторов в Тувайте (два были построены Францией, один – СССР) иракские специалисты имели в своем распоряжении высокообогащенный уран, в котором максимальная концентрация изотопа 235U перед загрузкой в реактор составляет 93%.

Поясню подробнее. Исследовательские реакторы проектируются, сооружаются и используются в качестве мощных источников нейтронов и гамма-излучения для фундаментальных исследований, облучения материалов, производства изотопов, испытаний ТВЭЛов и систем безопасности реакторов, тренировки персонала и.т.п. В 1980 году свыше 150 исследовательских реакторов мощностью от 10 кВт до 250 мВт и общей мощностью, превышающей 1700 мВт, работало на высокообогащенном уране более чем в 35 странах, а суммарная годовая потребность этих реакторов в уране-235 превышала 1200 кг.

Для того чтобы 20 кг 93%-ного урана довести до оружейной кондиции (94%), необходимо 3,3 кг чистого урана-235. По меркам электромагнитного метода – громадное количество. Теоретически его можно получить на одной установке из сырья с начальной концентрацией урана-235 в 6,7% примерно за столетие. А если задействовать 30 установок? Но дело в том, что 3,3 кг – это абстрактный минимум, потому что топливо успело выгореть, а разделение изотопов на калютронах не бывает 100-процентным.

Возвращаясь к отрывку из обзора Д. Донахью, приходим к выводу, что урановую бомбу в Ираке создать не успели, потому что в рамках реализованной программы было наработано не более нескольких десятков граммов оружейного урана (примерно в десять раз меньше, чем исходного «низкообогащенного продукта»).

А какова судьба высокообогащенного реакторного топлива? «В результате военных операций и деятельности инспекций спецкомиссии ООН… производственная база по получению ядерных материалов и созданию из них боезарядов уничтожена. Высокообогащенный уран, находившийся в Ираке под гарантиями МАГАТЭ, из страны вывезен… Сведений, указывающих на продолжение Ираком в настоящее время работ в области ядерного оружия, не имеется», – говорится в «Ядерной энциклопедии». В сноске на с. 111 этой книги сказано, что материал для раздела «Ядерный потенциал в странах мира» предоставлен Службой внешней разведки России и обобщает данные, имевшиеся на 1995 год.

После принятия 3 апреля 1991 года резолюции СБ ООН 687 Специальная комиссия ООН объявила тендер по изъятию имеющегося в Ираке ядерного топлива. Этот тендер выиграл российский Минатом в кооперации с американской компанией Nuclear Assurance. Предстояло вывезти 208 топливных сборок – 38 французских и 170 российских. Всего около 120 кг ядерного топлива. Высокообогащенное топливо с советских объектов в Ираке было вывезено на отечественное оборонное предприятие.

Читатель с нетерпением ожидает ответа на вопрос: а куда делись коллекторы ионов с демонтированных калютронов? Пока не знаю, но убежден, что получим ответ на этот вопрос, а также на вопрос о том, кто из сотрудников МАГАТЭ и ООН был причастен к «игре в наперсток» в международном масштабе.

США от ответственности не уйти

Следует напомнить, что соглашение между СССР и Ираком о строительстве исследовательского реактора и изотопной лаборатории было подписано 17 августа 1959 года, а действовать он начал в 1968 году, то есть за два года до ратификации ДНЯО.

Экспорт же в Ирак запрещенной технологии имел место уже после подписания ДНЯО. Если бы это произошло до заключения Договора, то не было бы необходимости в поиске тех аргументов для оправдания недостаточного экспортного контроля, каковыми стали результаты исследования иракских проб в лабораториях сети МАГАТЭ. В самом деле, зачем нужно было проводить титаническую работу для того, чтобы «выяснить», какой именно уран получали на калютронах, если гораздо больший эффект при обвинении Ирака в нарушении ДНЯО был бы достигнут простой ссылкой на опыт Второй мировой войны да еще с акцентом на слове «Хиросима»?

Постараемся понять логику двух исторических фактов.

Первый – это согласие иракских властей на унизительную для них официальную версию МАГАТЭ. Второй – неудавшаяся попытка сделать в декабре 2002 года запоздалое признание о применении установок по прямому назначению. В первом случае, как мы помним, речь не шла о смене политического режима, а данная версия не только избавляла США от ответственности, но и умаляла вину Ирака, что вполне устроило и его руководство.

Но зря иракцы пошли на эту провокационную уловку, потому что когда во втором случае над их лидером и его окружением нависла уже реальная угроза устранения, то не удалось повлиять на ход событий, так как в распоряжении МАГАТЭ и ООН были вполне «объективные» результаты анализа иракских проб.

В тот период США пытались заручиться поддержкой западных стран и государств, соседствующих с Ираком, в своей будущей военной кампании. Уже сам факт открытого обсуждения причастности США к ядерной программе Ирака только оттолкнул бы потенциальных союзников и сделал бы силовую акцию нереальной. Именно поэтому меморандум Ирака о своей ядерной деятельности и был «препарирован».

Скорее всего, экспорт калютронов из США в Ирак изначально преследовал конъюнктурные цели, направленные на поощрение Ирака в его противостоянии Ирану, а не организацию масштабной провокации. Однако реальный итог ретроспективно выглядит именно так.

Действительно, разве американцы, прекрасно зная ситуацию на Ближнем Востоке и владея информацией об иракских запасах высокообогащенного урана, не понимали, что они откровенно провоцируют Ирак на нарушение статьи 2 ДНЯО? Провокационность просматривается и в том, что иракцы были подвергнуты соблазну маскировать свою незаявленную деятельность, поскольку электромагнитный метод, будучи одностадийным, позволяет накапливать небольшие количества оружейного урана на отдельных установках и в разных местах.

В этом, как уже говорилось, заключается его отличие от каскадных технологий, требующих строительства весьма внушительных сооружений, которые невозможно спрятать. Нетрудно представить себе реакцию мирового сообщества, если бы перед войной стала широко обсуждаться версия, по которой американцы так упорствуют в поиске признаков разработки ОМП в Ираке потому, что хотят найти то, что когда-то сами же и поставили в эту страну.

А между тем в декабре 2002 года в Москве был опубликован сборник рефератов, где приведена аннотация рукописи автора этого материала, депонированной еще в августе, где констатировалось: «Метод обнаружения незаявленной ядерной деятельности, применимый к одностадийным процессам разделения изотопов урана, и анализ литературных источников использованы для постановки вопроса о вероятном нарушении Договора о нераспространении ядерного оружия со стороны США как причастных к экспорту в Ирак технологии получения высокообогащенного урана электромагнитным методом» (Сборник рефератов депонированных рукописей. Серия Б. Выпуск № 61. – М.: Центр военно-научной информации Минобороны России, 2002. – С. 22).

Естественно, что публикация этого узковедомственного сборника да еще малым тиражом прошла незамеченной.

Попытка привлечь внимание к иракской теме предпринималась мною также в марте 2003 года, когда война уже началась. Нельзя, однако, не признать, что научное обоснование выдвинутой концепции было на тот момент недостаточно убедительным. Дело в том, что аналитическое решение задачи по установлению соответствия изотопного состава обедненного и обогащенного урана было получено только в июне 2003 года, а фундаментальные статьи на эту тему увидели свет в 2004-м. И только весной 2005 года увидел свет сборник докладов IХ Всероссийской (международной) научной конференции «Физико-химические процессы при селекции атомов и молекул (М.: ЦНИИатомформ, 2004).

Один из выводов моего доклада «Новые данные по изотопному составу урана на фрагментах разрушенного масс-сепаратора электромагнитного типа» состоит в том, что на обследованной установке вне всяких сомнений получали уран оружейной кондиции.

Но интерпретация научных данных в терминах политических реалий не утратила своей значимости и поныне. Скорее, наоборот, если учесть потери, которые предполагалось предотвратить. США в Ираке изначально действовали вне рамок международного права. Каков бы ни был, с их точки зрения, прежний политический режим в этой стране, нельзя было самовольно присваивать себе функции прокурора, судьи и палача. Что из этого вышло, мы наблюдаем воочию. Перечисленным ипостасям США предшествовала роль провокатора. Буду считать свой долг выполненным, если сумел обнадежить читателя в том, что саму администрацию США рано или поздно ожидают вопросы у объективного следователя.

А если без аллегорий, то по-прежнему требуют ответа вопросы:

об экспорте США в Ирак в нарушение ДНЯО технологии получения оружейного урана электромагнитным методом;

о сокрытии этого факта, что выразилось в фальсификации банка данных МАГАТЭ 1991–1993 гг. и в противодействии работе комиссии ООН со стороны США в 2002 году.

А пока – следует пожалеть те государства, которые поддались соблазну поучаствовать в дележе нефтяного пирога, и посочувствовать их рядовым гражданам, подвергшимся насилию со стороны иракцев.

Post sсriptum

Безоглядная поддержка руководителями ряда государств действий США в Ираке завершается. В 2004-м свой воинский контингент отправила домой Испания. Ее примеру обещали последовать Болгария, Голландия Украина, Польша. О выводе своих войск подумывают и в Лондоне, особенно после трагических событий в лондонском метро.

По мере увеличения потерь американских военнослужащих (похоронный список уже в октябре прошлого года преодолел двухтысячную отметку) нарастает вал общественного осуждения иракской авантюры и в самих Соединенных Штатах.

Как считают эксперты, чтобы хоть как-то отвлечь внимание американцев от фиаско в Ираке, в Вашингтоне раздувают страшилки ядерной угрозы теперь уже со стороны Ирана, а поддержки терроризма – со стороны Сирии. Вашингтонская администрация инициирует передачу досье по Ирану в Совет Безопасности ООН.

А что, если в рамках этой организации заодно обсудить и поставленные выше вопросы?

Иллюстрированная версия статьи опубликована в журнале «Российское военное обозрение», февраль 2006 года.

Вениаминов Николай Николаевич родился в 1944 году.

В 1966-м окончил с отличием химический факультет Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

В 2004 году защитил докторскую диссертацию на тему «Обнаружение и контроль ядерной деятельности и ядерных материалов с применением масс-спектрометрии вторичных ионов».

Ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского центра специального контроля 12 ЦНИИ Министерства обороны Российской Федерации.

«Российское военное обозрение»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04962 sec