Иран и Шанхайская Организация Сотрудничества

04 мая 2006
Н.М.Мамедова

(Доклады научной конференции "Место и роль ИРИ в регионе" ИВ РАН, 10 апреля 2006 г.)

Главной составляющей региональной политики после иракской компании и причисления США Ирана к «оси зла», несомненно, стала политическая. После прихода к власти в Иране неоконсерваторов болевой точкой этих политических целей явилась ядерная программа, особенно после заявлений нового президента по поводу Израиля. Именно в этот период Иран особое значение в своей региональной политике стал уделять активизации своей деятельности в региональных организациях, и проявлять особый интерес к ШОС.

Заявка на принятие в качестве страны-наблюдателя была подана правительством Хатами, официальное принятие состоялось уже при новом президенте, который на следующий же день после этого заявил о том, что «региональный и международный баланс сил изменился в пользу ИРИ». Именно с этого времени активно стал озвучиваться американский проект «Партнерство для Большой Центральной Азии», основанный на концепции Фредерика Старра,- без России, Китая и конечно, Ирана.

Участие в ШОС отвечает целям региональной политики Ирана. По мнению составителей новой государственной программы «Двадцатилетняя перспектива» Иран «через 20 лет должен занять первое место в регионе по экономическому, научному и культурному развитию. При этом –вдохновителем исламского мира, цивилизационнообразующим государством с революционной и иранской идентичностью».

Иран видимо осознает, что лидером пока он не стал. К числу национальных интересов Ираном сейчас причислена и ядерная программа, как показатель экономического и научного потенциала. Как мы видим,- это те же амбициозные цели, которые ставила перед собой и шахская власть. Действительно ли все эти цели региональной политики отражают реальные национальные интересы?

Не вызывает сомнений целесообразность повышения своего экономического потенциала, в том числе через превращение страны в энергетический и транспортный центр региона и через максимально выгодное решение о правовом статусе Каспийского моря. Иран имеет для этого природные ресурсы, особенно энергоресурсы, опыт перевода экономики на рыночные основы с сохранением социальной защиты населения, что, с одной стороны является основой усиления, или по крайней мере сохранения своего экономического положения в регионе, и в то же время отвечает интересам как стран региона, так и мирового сообщества.

Более сомнительным является выдвижение ядерной программы в качестве национальной задачи. Конечно, реализация ядерной программы усиливает авторитет в регионе, но и усиливает уязвимость Ирана, так как является поводом для вмешательства в дела самого Ирана, нажима на сотрудничающие с ним страны.

Очевидно, что главной целью США в отношении Ирана является не сама ядерная программа, а изменение существующего режима. Разногласия с США делают возможным продвижение цепи «цветных революций» на территорию Ирана. Реализация этого проекта облегчается не только тем, в стране существует оппозиция, но и этнической структурой населения, что усиливает опасность развития сепаратистских движений, и именно сейчас мы наблюдаем особую активность этнических оппозиционных движений. Поощрение таких движений извне может привести не только к смене режима, но и распаду страны.

В решении этой проблемы именно Россия и Китай, являющиеся тяжеловесами ШОС, пока тормозят в СБ принятие силовых мер против Ирана. Та единственная региональная организация, членом которой является Иран- ОЭС, фактически бездействует и не высказала своего общего мнения, именно как организация, по поводу разрешения конфликта вокруг ядерной программы Ирана.

В своей региональной политике все большее внимание Иран стал уделять китайскому направлению, как через двухсторонние связи, так и через ШОС. Для Китая Иран- прежде всего источник энергетического сырья(второе место после Саудовской Аравии по поставкам нефти в Китай). В конце 2004г. с Ираном был подписан договор сроком на 25 лет, который предусматривает поставки сжиженного газа с месторождения «Южный Парс». Китай участвует в разработке нефтяного месторождения "Заваре Кашан", ведутся переговоры об участии в разработке месторождений «Южный Парс», «Северный Азадеган» «Ядаваран».

Китайские компании прочно обосновались на иранском рынке. В 2004г. товарооборот между КНР и ИРИ составил 5,5 млрд.долл., при этом иранский экспорт –3,2 млрд.долл. Китай получил контракт на строительство алюминиевого завода мощностью 300тыс.тонн, участвует в строительстве медеплавильного завода в остане Керман. В стадии проработки- проект запуска совместного многоцелевого спутника связи. Проект по достройке железнодорожной ветки Исфаган-Шираз (503 км) стоимостью 600 млн.долл. финансируется Китаем.

Укрепление экономических позиций Китая в Иране снижает вероятность поддержки Ираном исламских группировок в Синьцзяне. Иран рассматривает Китай (как и Россию) в качестве фактора, сдерживающего влияние США в регионе.

Участие Ирана в политическом сотрудничестве стран ШОС может оказаться продуктивным для отношений ШОС с исламским миром, прежде всего через ОИК, а также благодаря связям с исламскими организациями, действующими в разных странах. Опыт прошедшего десятилетия достаточно отчетливо показал, что в воздействии Ирана на регион преобладали стабилизирующие ситуацию факторы. Иран способен конструктивно участвовать в урегулировании региональных конфликтов.

Особенно полезным для стран ШОС может оказаться использование экономического потенциала Ирана, особенно для энергетической безопасности. Иран располагает нефтью(5 место в мире), газом( второе).

Имеет наиболее развитую в регионе сеть железных и шоссейных дорог, которая связана с большинством стран-членов ШОС. В последние годы активно ведется модернизация портов, особенно в Персидском заливе.

Занимает стратегически важное географическое положение. Имеет через Персидский залив- выход к мировым рынкам и району нефтегазовых месторождений. Через Каспий- к странам ЦА, к Закавказью.

В области безопасности- Иран имеет богатый опыт в борьбе с наркотиками, поступаемыми из Афганистана. Возможно, что идея создания «Касфор» с привлечением Ирана может явиться альтернативой предложенной и финансируемой США программе «Инициатива по охране Каспия», реализация которой повышает уровень милитаризации каспийского региона.

Конечно, участие Ирана в ШОС может иметь самые разнонаправленные последствия. Иран экономически выгоден членам ШОС как источник энергосырья, как страна с развитой транспортной системой. Иран с начала 90-х годов развивает свою экономику на рыночных основах, проводит политику привлечения иностранных инвестиций. И с экономической точки зрения, иранское присутствие может способствовать созданию общего рынка как в рамках ШОС, так и стран Центральной Азии.

С другой стороны, присутствие Ирана в ШОС даже в качестве наблюдателя может усилить антиамериканскую направленность организации, придать элемент конфронтационности в отношениях ШОС как с отдельными странами, так и международными организациями. Но и иранское участие, в свою очередь может использоваться странами ШОС в качестве средства давления на США. Видимо, наиболее оптимальным для ШОС было бы сохранение Ирана в качестве наблюдателя, т.к. это не накладывало бы на ШОС ответственности за действия Ирана, которые могут существенно навредить уже сложившимся отношениям России, Китая, Индии с США.

Более того, для США может оказаться даже полезным сама ШОС для оказания определенного влияния на Иран. США отдают себе отчет в том, что несмотря на противостояние с США, Иран играл (на определенных этапах и может сыграть в будущем) сдерживающую сепаратистские движения в Афганистане и Ираке роль.

Присутствие Ирана в ШОС усиливает исламскую составляющую Организации и может в отдаленной перспективе стать фактором сдерживания китайской экспансии на евразийском пространстве.

Наиболее болезненный вопрос для роли Ирана в ШОС- его ядерная программа. Однако это- проблема, главным образом, для США( и Израиля), а не для ШОС, в которой и члены и наблюдатели( из наблюдателей только Иран, кстати, как и члены ШОС- участник ДНЯО) почти все являются обладателями ядерных технологий или атомной энергетики.

Иран рассчитывает, что вступление в ШОС будет способствовать активизации его сотрудничества в регионе. (Недаром после получения статуса страны-наблюдателя Пакистан и Индия официально заявили об участии в строительстве газопровода Иран-Пакистан-Индия). Иран надеется с помощью участия в этой организации снизить негативное влияние американских санкций, ограничивающих приток иностранных инвестиций в энергетику. Позиция стран ШОС может оказать влияние и на возможность продолжения Ираном ядерной программы.

Россия и государства ШОС заинтересованы в том, чтобы не допустить военного вмешательства в Иран. Для России в ее стремлении не допустить военного варианта преобладает не столько экономические, сколько стремление избежать регионального конфликта. Угроза развития национальных сепаратистских движений не в Иране с достаточно высокой долей вероятности приведет к их развитию практически во всех странах ШОС, в т.ч. в России.

У Китая, конечно, преобладает заинтересованность в Иране, как источнике энергоресурсов. Однако, для стран ШОС Запад и США являются главными экономическими партнерами, поэтому поддержка Ирана не должна стать препятствием для наращивания отношений с Западом, тем более для их сокращения. Не секрет, что Иран использует отношения с Россией для получения политических и экономических дивидендов, Россия не должна из-за интересов Ирана лишаться своих собственных.

Надо признать, что в условиях исламского правления в Иране России удалось найти во взаимоотношениях с Ираном необходимый баланс, при котором соблюдены политические и экономические интересы России. В случае изменения характера власти в Иране и усиления в нем позиций США, эти интересы могут быть значительно потеснены.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04219 sec