Доклад гендиректора МАГАТЭ и комментарий Тегерана

03 мая 2006
А.М.Вартанян

Прозвучавшая с иранской стороны реакция на поступивший 28 апреля с.г. в Совет Безопасности ООН доклад М. аль-Барадеи продемонстрировала, что Тегеран пока не собирается отступать в «борьбе нервов» и решил попридержать свое решающее слово. С одной стороны, иранские власти подтвердили бескомпромиссность подходов: обогащение урана до уровня 3,5% в мирных целях продолжится, а усилия по формированию замкнутого топливного цикла будут только наращиваться.

С другой стороны, Иран послал очевидный сигнал Западу о том, что не намерен закрывать путь к компромиссу, который может стать возможным, но лишь «под диктовку» иранских условий, которые неприемлемы для США и Европы.

В комментариях официального Тегерана к докладу главы МАГАТЭ прослеживался еще один важный посыл: иранская сторона дала понять, что уверена в своем психологическом преимуществе, поскольку считает, что в складывающейся конъюнктуре военная акция как средство решения ядерной проблемы не может являться «проходным» вариантом. По крайней мере – в ближайшем будущем (в одном из последних выступлений президент США заявил о стремлении урегулировать конфликт дипломатическими методами, не исключив, правда, любых вариантов развития событий).

А значит - политическая элита ИРИ пока что может позволить себе продолжать резкие выпады в адрес идеологического врага, в том числе смелые рассуждения о готовности при необходимости нанести США ассиметричный ответ. Верховный лидер Ирана А.Хаменеи обещает в случае агрессии нанести американцам «двойной удар», а также «ущемлять их интересы по всему миру».

В подтверждение очевидности выбранной иранским руководством «замысловатой политики» очередные высказывания президента М.Ахмадинежада сохранили остроту и агрессивность. Реагируя на доклад гендиректора МАГАТЭ, в котором содержалась констатация невыполнения Ираном требований Совета Безопасности ООН прекратить в 30-дневный срок работы по обогащению, глава исполнительной власти ИРИ выступил на открытом многотысячном митинге с новыми угрозами.

Он пригрозил отказаться от сотрудничества с Агентством, заявив, что Иран выполняет свои международные обязательства и не нарушает правил и установок, принятых в МАГАТЭ. Он также подчеркнул, что возможное введение санкций против Тегерана не заставит последнего отступиться от своих ядерных планов и никак не сможет затормозить развитие национальной ядерной программы.

Президент Ирана особо отметил, что его страна не будет обращать внимание на «бессмысленные резолюции» Совета Безопасности ООН. В выступлении М.Ахмадинежад вновь прозвучал тезис о том, что «Иран является ядерной державой» и что атомная энергетика является «стремлением всего иранского народа».

Обращает на себя внимание новое примечательное заявление иранского президента: в своем выступлении он прогнозирует, что Иран «способен быстро стать мировой сверхдержавой». Этот ключевой тезис с претензией на мировое лидерство весьма интересен.

Во-первых, впервые в истории Исламской Республики один из высших руководителей страны, по всей видимости – с подачи стоящих за его спиной влиятельнейших представителей духовенства, озвучивает столь грандиозную для Ирана задачу (ранее Тегеран лишь метил в региональные лидеры).

Во-вторых, подобные идеи вынашивались последним иранским шахом, который в конце 70-х рассчитывал продвинуть Иран к 2000 году в «пятерку» мировых держав. В третьих, в качестве главного инструмента осуществления поставленной цели М.Ахмадинежад называет «ядерные технологии», благодаря которым, по его мнению, Тегеран стал оказывать растущее влияние на международную политику.

Жесткий тон президента М.Ахмадинежада подхватил главный ядерный переговорщик ИРИ, секретарь Высшего Совета национальной безопасности (ВСНБ) А.Лариджани, который пригрозил, что если в СБ ООН будет принято решение о введении санкций против Ирана, тот прекратит свое сотрудничество с МАГАТЭ. Секретарь ВСНБ ИРИ также пообещал в случае вероятных воздушных ударов по известным ядерным объектам «запрятать национальную программу» и перестать «действовать открыто».

Серия антизападных выпадов была продолжена даже довольно сдержанным официальным представителем МИД ИРИ Х.Р.Асефи, который заявил, что Тегеран не намерен подчиняться «давлению и угрозам» и ответит «адекватными радикальными методами».

Бескомпромиссные заявления иранского руководства стали не единственной его реакцией на последний доклад гендиректора МАГАТЭ. Наряду с известной риторикой Тегеран вновь стал намекать на возможность урегулирования ядерной проблемы, предлагая новые формулы решения иранского уравнения и стремясь подать себя в качестве конструктивного переговорщика. Тем не менее, главное требование американцев и европейцев – заморозить все виды обогащения урана – было в новых формулах полностью проигнорировано.

Вместо этого иранское руководство через гендиректора МАГАТЭ М.аль-Барадеи передало мировому сообществу свое новое предложение представить в течение трех недель «план сотрудничества Ирана с международными инспекторами», если иранское досье вернется из Совета Безопасности ООН в МАГАТЭ.

После этого иранские власти озвучили свои новые предложения напрямую: они заявили о готовности «полноценно сотрудничать» с МАГАТЭ, если «ядерное досье» полностью останется в ведении Агентства. Об этом заявил официальный представитель МИД ИРИ Х.Р.Асефи, который добавил, что «любые жесткие меры в отношении Тегерана спровоцируют соответствующую реакцию».

Более подробно иранский компромиссный план расшифровал заместитель руководителя Организации атомной энергии Ирана (ОАЭИ) М.Саиди: его страна может разрешить инспекторам проводить «внезапные инспекции» ядерных объектов, а также возобновит добровольные меры по выполнению положений Дополнительного протокола к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ. Тем не менее, по словам М.Саиди, прекращение процесса обогащения урана является непреодолимым условием, и в компромиссные планы Тегерана включено не будет.

Что характерно, заместитель руководителя ОАЭИ в комментариях к докладу гендиректора МАГАТЭ попытался представить его чересчур оптимистичным, сгладить негатив и снять общее напряжение: он заявил об отсутствии в документе «осуждающего» элемента и о готовности Тегерана ответить на остающиеся вопросы по его ядерной деятельности, которые к тому же «не являются основными». Он также выразил надежду на сохранение возможности «пересмотра иранского ядерного вопроса в МАГАТЭ».

Секретарь ВСНБ ИРИ А.Лариджани также не исключил возможность возобновления переговоров, но лишь на приемлемых для Тегерана условиях, главное из которых – продолжение исследовательских работ в ядерной сфере, включая обогащение. Он развеял сомнения некоторых международных экспертов о достаточности запасов урановой руды на территории страны для реализации амбициозных планов, заявив, что эти запасы не ограничиваются месторождением в провинции Йезд и включают целый ряд новых урановых шахт.

Таким образом, апрельский доклад МАГАТЭ по иранской проблеме, переданный на рассмотрение в Совет Безопасности ООН, не стал точкой прекращения дипломатических усилий по разрешению кризиса, однако катализировал дальнейшее углубление противоречий. При сохраняющемся внешне статусе-кво реальная ситуация вокруг Ирана стала более серьезной. Хотя шансы на мирный исход по-прежнему сохранились.

Тем не менее, иранское руководство решило продолжить опасную игру, балансируя на грани войны, а американцы получили дополнительные рычаги для усиления давления на Тегеран. Прикрываясь тезисами о поставленном на кон престиже системы ООН как основного механизма урегулирования глобальных кризисных ситуаций, администрация Дж. Буша стремится обеспечить «свободу рук» для более жестких действий против Ирана.

В любом случае, нынешняя траектория развития иранского ядерного кризиса неизбежно направлена в сторону военного сценария. Пока иранское руководство в состоянии изменить эту траекторию, однако по мере дальнейшего подключения к проблеме Совета Безопасности ООН возможности Тегерана стремительно сужаются. Апрельский доклад М.аль-Барадеи только ускоряет приближение критической точки, за которой заканчиваются мирные инициативы урегулирования ядерной проблемы. Если она будет преодолена, то иранские власти окончательно лишатся способности контролировать ситуацию.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03891 sec