Ядерная программа Тегерана набирает новые обороты

17 апреля 2006
А.М.Вартанян

Кризис вокруг ядерной программы Тегерана со всей очевидностью углубляется до отметки тупикового варианта. Если сегодня сохраняется слабый шанс урегулировать проблему на взаимовыгодной для всех сторон основе, то на последующих этапах этого сделать не удастся, поскольку ставки в игре станут слишком высокими.

Либо Иран станет ядерным государством, которое де-факто придется признать, либо он вынужденно растеряет весь накопленный потенциал вследствие санкционно-силового давления. Возможен и третий сценарий – обретение статуса «порогового» государства, гарантирующего Ирану региональное лидерство и обеспечивающего независимость его внешнеполитического курса от американских интересов.

Между тем, Тегеран продолжает принципиально игнорировать призывы мирового сообщества и уверенно продвигается по пути освоения полного ядерного топливного цикла. В начале апреля с.г. был преодолен новый критический рубеж: руководство этой страны объявило об освоении ядерного топливного цикла в лабораторных условиях.

Примечательно, что первым эту новость первым из иранского руководства озвучил председатель Совета по целесообразности принимаемых решений А.А.Хашеми-Рафсанджани, который после поражения на президентских выборах стал гораздо реже появляться на авансцене политической жизни.

Тем не менее, именно он 9 апреля с.г. на вопрос представителя кувейтского информационного агентства вынужден был признать, что Иран успешно осуществил первый пилотный проект по обогащению урана с задействованием блока из 164 центрифужных установок в Натанзе и таким образом «подготовился к производству собственного топлива для АЭС». Вопрос кувейтского журналиста, в свою очередь, прозвучал после тиражирования этой сенсационной новости спутниковым каналом «Аль-Арабия» (Саудовская Аравия).

По словам А.А.Хашеми-Рафсанджани, таким образом был запущен лишь пробный шар, поскольку для овладения технологий обогащения в промышленных масштабах необходимы десятки таких блоков, которые должны функционировать в единой системе. Он пообещал продолжить подобные опыты и довести вскоре количество задействованных центрифуг до 3 тысяч.

Спустя несколько дней после сенсационного заявления представителя иранской правящей верхушки эту новость подтвердил президент М.Ахмадинежад. Известие было оглашено им на специальной церемонии в Мешхеде, точнее – в библиотеке при университете наук им. Резави – с участием послом и посланников более 15 государств, членов кабинета министров, представителей вооруженных сил, заслуженных деятелей науки и искусства.

Президент ИРИ буквально заявил, что Иран смог освоить полный ЯТЦ в лабораторных условиях и получил уран «с достаточным для использования на АЭС» процентом обогащения. Таким образом, подчеркнул иранский президент, Тегеран присоединился к клубу ядерных держав. Он навал 9 апреля «великим днем» для иранской нации, в том числе – для молодежи, который послужит дальнейшему прогрессу Ирана во всех областях. В речи М.Ахмадинежада четко прослеживался тезис с утверждением невоенного характера иранской ядерной программы, ее ориентированности исключительно на мирную атомную энергетику.

Дескать, мы стремимся войти в «клуб ядерных держав» на полных правах производителя собственного ядерного топлива, чтобы не зависеть в этом вопросе от других государств. Иран, по его словам, не стремится к обладанию ядерным оружием – эта психология прошлого века. Те, кто рассчитывают в современном мире использовать ядерный потенциал в качестве фактора силы, мыслят категориями 50-летней давности, подчеркнул он.

В выступлении иранского президента также звучала мысль о приверженности Тегерана международным обязательствам в области нераспространения, готовности развивать мирную атомную энергетику под контролем МАГАТЭ, действовать в рамках ДНЯО. Но задача ставилась четко: добиваться промышленного обогащению с целью обладания собственными запасами ядерного топлива для использования на АЭС.

Сразу после речи президента М.Ахмадинежада с дополнительными пояснениями в политкорректной манере выступил и руководитель Организации атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Г.Р.Агазаде. Он дал понять, что полученный в лабораторных условиях обогащенный урана имеет содержание 3,5% (для создания ядерной бомбы требуется уран с 90%-ным содержанием).

Касаясь планов на будущее, глава ОАЭИ отметил, что к марту 2007 года Тегеран задействует 3 тысячи центрифуг. Этого будет достаточно, по его словам, для производства ядерного топлива для АЭС в полном объеме.

Производство собственного ядерного топлива в Иране станет главным приоритетом Организации атомной энергии. Г.Р.Агазаде отметил в этой связи, что на сегодня Тегеран обладает достаточным запасом гексафторида урана (UF-6) – около 110 тысяч тонн. Он рассказал о новых успехах в добыче урановой руды в районе г.Йезд (месторождение Сагенд с глубиной залежи 350 метров), которая будет переработана в «желтый кек» на предприятии в Эрдекане (близ г.Йезд).

Руководитель ОАЭИ подробно остановился на обосновании планов Тегерана в области уранового обогащения. Он вновь привел традиционный аргумент иранской стороны о необходимости поиска альтернативных нефти и газу источников энергии для динамично развивающейся иранской экономики. Он напомнил, что в планах руководства страны, представленных в качестве специального закона, принятого в прошлом году иранским парламентом, значится производство на АЭС 20 тысяч мегаватт электроэнергии в течение ближайших 20 лет.

Что касается собственно блоков АЭС, то, по словам Г.Агазаде, строящийся российской стороной в Бушере первый блок, на март 2006 года был готов на 91,1% и до марта 2007 года состоится его физический пуск. Его мощность будет доведена до 2 тысяч мегаватт.

Одновременно, Иран планирует в текущем году приступить к сооружению собственного реактора мощностью 360 мегаватт, а также подписать контракт на сооружение нового реактора мощность 2 тысячи мегаватт. Еще один приоритет – сооружение тяжеловодного ректора в Араке мощностью 40 мегаватт, который предположительно будет производить около 16 тонн тяжелой воды в год.

Дополнительная информация о планах Ирана в атомно-энергетической области прозвучала из уст заместителя ОАЭИ М.Саиди. Он подчеркнул, что проектная мощность предприятия в Натанзе составляет 54 тысячи центрифуг (к марту 2007 года Иран планирует запустить лишь 3 тысячи), что позволяет получать топливо, требующееся на работы одного атомного реактора мощностью 1 тысяча мегаватт (т.е. типа АЭС «Бушер»). По утверждению М.Саиди, после успешного испытания 164 центрифуг «у Ирана не осталось никаких нерешенных технических проблем на пути к промышленному обогащению урана».

Таким образом, Иран послал новый сигнал мировому сообществу о том, что не намерен поступаться своими национальными интересами в угоду требованиями мирового сообщества и, скорее всего, продолжит развивать ядерную программу. Достаточно смелый ход иранского руководства, особенно в контексте той психологической атаки, которая обрушилась на него в течение последнего месяца. Ход, который фактически игнорирует требования Совета Безопасности ООН о немедленном моратории на обогатительные работы.

И одновременно четкая установка на пропаганду исключительно мирного характера ядерной программы, которая воплощается на практике в профессиональный пиар. Тегеран, имея за спиной поддержку постоянных членов Совбеза ООН в лице Москвы и Пекина, стремится продемонстрировать, что не нарушает международных обязательств, готов возобновить сотрудничество с МАГАТЭ.

Заявление президента М.Ахмадинежада об освоении собственного топливного цикла в лабораторных масштабах не случайно оказалось привязанным к визиту в Тегеран гендиректора МАГАТЭ М.аль-Барадеи. Оно перечеркнуло все ожидания «оптимистов» на возвращение Ирана к мораторию. М.аль-Барадеи в Тегеране заверили, что программа будет исключительно мирной, но она будет определенно доведена до конца, причем собственными силами.

Ясно и то, что новые заявления Тегерана представляют собой элементы тщательно продуманной и спланированной информационной войны против Запада. США не решаются пока применить силу, но стараются задавить Тегеран психологически, посредством мощной информационной атаки. Иранское руководство, в свою очередь, не остается в долгу и предпринимает ответные шаги в психологической войне.

В этом русле следует рассматривать не только заявления об успехах в области обогащения урана, но и недавние военные учения с испытанием сверхскоростной торпеды, заявления иранских ученых об успехах в области термоядерного синтеза, а также последние критические высказывания М.Ахмадинежада против Израиля, который «развалится как сухое дерево от первого же ветра». Все эти тирады – элементы раскрученной иранским руководством информационной атаки на Запад.

Психологическая война нервов может идти еще долго, но ситуация частично должна проясниться до конца апреля, когда после отведенного СБ ООН срока гендиректор МАГАТЭ представит свой новый доклад по Ирану. От содержания этого доклада будет многое зависеть. По крайней мере, появится возможность прогнозировать вероятность и возможные сроки нанесения силового удара.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03815 sec