Ирак: Хронология дезинформации со стороны Белого Дома

15 апреля 2006
П.П.Львов

В конце марта 2006 года со ссылкой на документы Пентагона американские СМИ в очередной раз подвергли нападкам позицию России в отношении иракского вопроса.

На этот раз Москву обвинили в том, что ее посол в Багдаде перед началом и в ходе войны в Ираке в 2003 году передавал иракскому правительству разведданные о концентрации американских войск в Персидском заливе. Несмотря на последовавшие за этим опровержения МИД России и СВР, госсекретарь США К.Райс поставила этот вопрос перед главой МИД РФ С.В.Лавровым в Берлине во время встречи мининдел «шестерки» по Ирану. Ей были даны соответствующие разъяснения, в которых указывалось на абсурдность такого рода измышлений.

Более того, как выяснилось, российский посол в Ираке вообще не встречался с иракскими чиновниками, через которых, по утверждению Пентагона, якобы и передавались разведданные С.Хусейну.

Возникает вопрос – зачем нужно было в очередной раз надувать «мыльные пузыри» против России? Чтобы дать на него полный ответ, автор этой статьи постарался изложить историю того, как и зачем США регулярно фальсифицировали правду, касающуюся войны против Ирака.

О том, как умеют корректировать истину высшие чины администрации Буша и сам руководитель Белого Дома, весьма предметно написал в статье «Белый дом лгал о Саддаме 237 раз» итальянский журналист Паоло Мастролилли в газете «La Stampa» 24 марта 2004 г.

Приведем лишь некоторые выдержки из нее: «Генри Воксман, конгрессмен от штата Калифорния, лидер меньшинства в Комитете по реформе правительства, изучил все заявления по Ираку, с которыми выступали пять основных действующих лиц внешней политики и обороны Соединенных Штатов: президент Буш, вице-президент Чейни, государственный секретарь Пауэлл, министр обороны Рамсфельд и советник по национальной безопасности Райс.

По завершении этой кропотливой работы, которую он доверил Специальному отделу по расследованиям, он извлек из доклада следующие цифры: в период между 2002-м и концом 2003 года, иными словами, период планирования интервенции, войны и послевоенного периода, эти пять человек сделали 237 не соответствующих действительности утверждений в ходе 125 отдельных выступлений, из них 40 докладов, 26 пресс-конференций, 53 интервью, 4 письменных заявления и 2 выступления на слушаниях в Конгрессе».

Сотрудники Воксмана при составлении доклада классифицировали как недостоверные или неправдивые лишь те заявления, которые противоречили содержанию докладов разведслужб, с которыми были ознакомлены эти пять человек, или заявления, в которых не учитывались сомнения спецслужб по некоторым противоречивым темам, например, история с алюминиевыми трубами для ядерных центрифуг или так и не найденные беспилотные самолеты – якобы средства доставки химического или бактериологического оружия.

В 10 случаях конгрессмен констатировал не имеющие отношения к истине утверждения, такие, как заявление Буша и Райс о закупке Багдадом обогащенного урана в Нигере. Составители доклада систематизировали по темам неправдивые заявления: в 11 заявлениях содержались утверждения, что Ирак представляет собой реальную угрозу, позднее глава ЦРУ Тенет опроверг эти утверждения; 81 раз они преувеличивали масштабы ядерных исследований, которые МАГАТЭ и инспектор Дэвид Кей назвали несуществующими; 84 раза они завышали возможности производства и запасы химического и биологического оружия, которое так и не было найдено; 61 раз они давали некорректную оценку связям между режимом Саддама и «Аль-Каидой».

Как отмечает П.Мастролилли, «Буш лидирует с 55 недостоверными заявлениями, за ним следует Рамсфельд – 52 неточности, Чейни – 51 неправдивое утверждение, Пауэлл – 50 и Райс – 29 неточностей.»

Некоторые примеры поражают. Буш, в частности, в «Обращении к нации» 28 января 2003 года заявил, что Ирак купил обогащенный уран в Нигере, а в октябре 2002 года он утверждал, что «Саддам приближается к созданию атомного оружия». 7 октября 2002 года он с уверенностью заявлял, что «Ирак расширяет флот самолетов, способных доставлять химическое и биологическое оружие», а 4 ноября 2002 года без тени сомнения сказал, что Саддам «располагает таким оружием».

1 мая 2003 Буш заявил, что «освобождение Ирака привело к ликвидации союзника «Аль-Каиды», а затем сообщил в интервью польскому ТВ, что найденные два грузовика, которые, как впоследствии выяснилось, использовались в мирных целях, были мобильными лабораториями, где производились химические и биологические отравляющие вещества: «Мы нашли оружие массового поражения. Тот, кто заявляет обратное, ошибается».

Чейни безапелляционно заявлял о наличии у Ирака ядерного оружия, Пауэлл использовал в качестве доказательства пробирку с порошком, напоминающим антракс (сибирская язва – прим. автора), Райс обманывала по нигерскому досье, но, вероятно, самыми надуманными были заявления Рамсфельда: «Иракцы передислоцируют свое оружие каждые 12 или 24 часа и прячут их в населенных пунктах. Нам известно, где это оружие: оно размещается вокруг Тикрита и Багдада, а также на севере и юге, востоке и западе».

14 ноября 2002 года он сообщил: «В течение недели или месяца Саддам может передать свое оружие «Аль-Каиде», которое она применит против Соединенных Штатов, и тогда могут погибнуть от 30 до 100 тысяч человек.

Возникает вопрос – зачем нынешняя американская администрация так много и упорно дезинформировало мировое сообщество, готовясь к войне с Ираком, а затем оправдывая оккупацию этой страны? Ответ ясен – для информационно-пропагандистского обеспечения агрессии против суверенного государства, а потом и для объяснения своему и мировому общественному мнению причин сохранения там военного присутствия.

Весьма показательной является и известная статья «Пропавшая без вести на войне правда» Николаса Кристофа в «Нью-Йорк Таймс» от 6 мая 2003 года, вызвавшая гнев американских «ястребов». Приведем наиболее интересные выдержки из этого материала.

Американский журналист с иронией пишет, что «будем страстно надеяться, что завтра мы найдем иракский супербункер с 500 т горчичного газа (иприт) и отравляющих веществ (ОВ) нервно-паралитического действия, с 25000 л возбудителями сибирской язвы, с 38000 л токсина ботулизма, с 29864 запрещенными боеприпасами, способными доставлять к целям боевые ОВ, с несколькими десятками ракет «Scud» с газовыми центрифугами для обогащения урана, с 18 мобильными заводами для производства биологического оружия, с бесплотными летательными аппаратами (БЛА) большой дальности, оборудованными для распыления возбудителя сибирской язвы, и с доказательствами тесных связей с «Аль-Каидой».

Это все вещи, которые, как говорили президент Дж.Буш-младший и его помощники, мог иметь Ирак, а мне не хотелось бы думать, что высшие официальные лица администрации пытались заручиться поддержкой этой войны с помощью кампании обмана.

Давайте вспомним о ныне призванных недостоверными заявлениями президента Буша-младшего и Колина Пауэллла, что Ирак пытался купить в Нигере уран, чтобы сделать ядерную бомбу. Как написал в газете «The New Yorker» Сеймур Херш, эти заявления основывались на документах, которые были подделаны настолько непрофессионально, что их вообще не следовало воспринимать всерьез».

Другим примером злоупотребления является разведывательная информация от Хусейна Кямеля, зятя Саддама Хусейна, руководившего вплоть до своего бегства за границу в 1995 году иракской программой разработки биологического оружия. Высшие британские и американские официальные лица постоянно приводили информацию, полученную от Кямеля, как свидетельство существования огромной секретной иракской программы, хотя в действительности же Кямель подчеркивал, что Ирак в основном свернул свою программу ОМП в начале 1990-х годов.

Если бы война в Ираке не унесла десятки тысяч жизней, то многие фальшивки показались бы сейчас просто комичными. Так, госсекретарь США (теперь уже бывший) К.Пауэлл вообще устроил целое «шоу» в Совете Безопасности ООН, чтобы оправдать начало войны против Ирака. 5 февраля 2003 года он представил в Совете Безопасности ООН доклад, призванный доказать всему мировому сообществу факт наличия в Ираке оружия массового уничтожения.

Пауэлл обнародовал имеющиеся у США и предоставленные Вашингтону разведками других стран материалы. В качестве первого доказательства нарушения Ираком своих международных обязательств госсекретарь представил запись телефонных переговоров якобы между двумя иракскими военными – генералом и полковником. Члены иракского командования, согласно бывшему госсекретарю, обсуждают возможность «очистки» военных сооружений от следов запрещенного оружия перед посещением их инспекторами по разоружению.

При этом в разговоре упоминаются некие «модифицированные средства передвижения», которые могут оказаться передвижными лабораториями по созданию химического и биологического оружия. По данным американской стороны, речь идет о лабораториях, в которых можно производить большое количество возбудителя сибирской язвы. Представленные К.Пауэллом данные утверждали о наличии у Ирака по меньшей мере 7 таких лабораторий, однако, по данным американской стороны, их могло быть и 18.

Эти лаборатории, говорил Пауэлл, располагаются в кузовах грузовиков и в железнодорожных вагонах, поэтому их не могут найти инспекторы. Кроме того, часть таких лабораторий скрывают в гаражах и в подземных туннелях. Он сказал также, что Ирак прилагает большие усилия сокрытию оружия массового уничтожения.

Помимо аудиозаписи американский госсекретарь представил участникам заседания, проходившего под председательством министра иностранных дел Германии Й.Фишера, фотографии иракской территории, сделанные со спутника, на которых якобы изображены склады химического оружия в районе города Таджи. О том, что это действительно склады химического оружия, по мнению К.Пауэлла, свидетельствует наличие специальных предупреждающих знаков, специальной охраны и группы по дегазации.

На другом снимке, сделанном будто бы 22 декабря 2002 года, видно, что якобы этот склад был эвакуирован перед приездом инспекторов ООН. К.Пауэлл обвинил Саддама в том, что он запрещает инспекторам ООН общаться с иракскими учеными.

По его словам, о наличии связей Ирака с «Аль-Каидой» свидетельствует то, что на территории Ирака находится Абу Мусаб Заркауи – один из помощников «террориста номер один» Усамы Бен Ладена. По данным К.Пауэлла, А.Заркауи руководит террористической организацией, располагающей тренировочным лагерем на северо-востоке Ирака, а сама группировка специализируется на производстве токсических веществ, в том числе рицина.

(На самом деле, на северо-востоке страны, а точнее в зоне контроля курдского ПСК Дж.Талабани, связанного с Вашингтоном и не подчиненного Багдаду, скрывались исламистские боевики «Ансар Аль-Ислам». Среди них были и чеченские террористы. При этом в январе 2003 г. Багдад предложил Талабани помощь артиллерией в уничтожении базы боевиков, однако получил отказ. Как ни парадоксально, именно при содействии Вашингтона исламские террористы «окопались» в Ираке – прим. автора).

Однако выступление госсекретаря США Колина Пауэлла на специальном заседании Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке 5 февраля 2003 года явно не смогло убедить мировое сообщество в необходимости силового решения проблемы Ирака. Продемонстрированные Пауэллом «доказательства» о «преднамеренном сокрытии» Багдадом своих запасов оружия массового поражения выглядели не слишком убедительно.

Членам Совбеза показали смутные спутниковые фотографии, щедро украшенные в Пентагоне и ЦРУ «дешифрующими» знаками и пояснениями; цветные плакаты, показывающие устройство «неуловимых мобильных лабораторий» по производству химического оружия; записи перехватов телефонных разговоров неизвестных «иракских офицеров» и т.д. К тому же возникает вопрос, если у США уже давно были столь «сногсшибательные» данные, почему же они долго медлили с их оглашением?

В этой связи вызывает интерес тот факт, что позднее в ряде влиятельных западных СМИ появилась информация о том, что материалы для доклада госсекретаря США, который базировался «исключительно на данных американских спецслужб», были взяты из… научно-популярной работы некого бывшего иракского ученого, эмигрировавшего за несколько лет до этого из Ирака.

Как отмечается в ряде материалов, сам автор в предисловии этой работы пишет, что при ее подготовке пользовался только открытыми данными. Самым интересным, как отмечают журналисты, является то, что в статье иракца были допущены грамматические и фактурные ошибки, которые слово в слово повторяются в докладе К.Пауэлла.

В итоге большинство членов Совета Безопасности ООН, включая Россию, остались при своем мнении о необходимости продолжать международную инспекторскую миссию в Ираке и искать мирные пути урегулирования кризиса в Персидском заливе.

Это выступление с демонстрацией слайдов-«доказательств» было последней попыткой администрации Дж.Буша-младшего добиться от ООН международного мандата на военные действия по свержению режима С.Хусейна. Но так как это не удалось, американцы начали войну и без санкции ООН.

Одной из наиболее ярких фальшивок об ОМУ Ирака стала история с «урановым следом». 6 июля 2003 года газета New York Times поместила статью Джозефа Уилсона под заголовком «Чего я не нашел в Африке», в которой бывший американский посол в Габоне при президенте Буше-старшем и член Совета национальной безопасности при президенте Клинтоне, участвовавший в выработке политики США в Африке, по сути обвинил американскую администрацию в искажении развединформации для преувеличения угрозы, предоставляемой С.Хусейном:

«Основываясь на моем опыте работы с администрацией в месяцы, предшествовавшие войне, я могу лишь заключить, что некоторые данные, связанные с иракской ядерной программой, были искажены для преувеличения угрозы, предоставляемой Ираком», - пишет Уилсон. Автора трудно заподозрить в сочуствии к режиму Саддама. Находясь на должности временно поверенного в делах в Багдаде в 1990 году после отъезда оттуда посла Э.Гласпи, он стал последним американским дипломатом, который встречался с иракским президентом и в безоговорочном тоне требовал от него немедленного вывода иракских войск из Кувейта после оккупации этой страны в августе 1990 г.

Уилсон полагает, что благодаря его африканскому опыту, в феврале 2002 года к нему обратился представитель ЦРУ с просьбой поехать в Нигер и перепроверить определенную развединформацию. В ЦРУ поступил запрос из аппарата вице-президента Дика Чейни по поводу имеющегося у американской разведки сообщения о якобы существовании соглашения о продаже Нигером Ираку в конце 90-х годов так называемого «желтого кека» (yellowcake – урановый концентрат характерного желтого цвета).

Уилсон согласился выполнить эту щепетильную миссию, при которой не следовало афишировать заинтересованности американских спецслужб. По прибытии в Нигер он сразу понял, что сотрудники посольства США и без него внимательно отслеживают ситуацию в урановом бизнесе страны. Посол Оуэнс-Киркпатрик была не только в курсе дела по поводу предполагаемой продажи урана Ираку, но и считала, что в своих официальных докладах Вашингтону давно развеяла всяческие подозрения и опасения на этот счет.

Тем не менее, Уилсон провел в Нигере восемь дней, в течение которых встретился и расспросил многих действующих и бывших правительственных чиновников, возможно имеющих отношение к предполагаемой сделке по продаже урана Багдаду. Исходя из бесед с чиновниками разного рода и учитывая саму структуру и организацию уранового бизнеса в стране, стало очевидно, что совершить подобную сделку практически невозможно: добыча урана организовывается на двух шахтах и контролируется международным консорциумом, состоящим из представителей французских, испанских, немецких, японских и нигерских компаний. Никаким образом правительство Нигера не смогло бы совершить сделку с продажей урана без санкции этого консорциума, который, в свою очередь, находится под строгим контролем МАГАТЭ.

По прибытии в Вашингтон Уилсон детально рассказал сотрудникам ЦРУ результаты своего расследования, будучи уверенным, что эта информация найдет отражение в докладе, который спецслужбы готовили для вице-президента. Однако в сентября 2002 года появляется так называемое «Белое досье» британского правительства, в котором в качестве одного из свидетельств, подтверждающих опасность режима Саддама Хусейна и его ядерной программы, приводилась «покупка урана в Нигере». А в январе 2003 года о «попытках Ирака приобрести уран в Африке» заявил и президент Буш. На недоуменные вопросы Уилсона в Государственном департаменте ответили, что «возможно, президент имел в виду какую-то другую африканскую страну, добывающую уран: Габон, Южную Африку или Намибию».

Возник вопрос, посчитали ли его информацию не совсем точной или просто проигнорировали, так как она не вписывалась в концепцию по созданию из Ирака образа смертельно опасного врага. Так или иначе, но возникали большие сомнения по поводу обоснованности военного вторжения в Ирак. Уилсон заключает: «Военная сила – это последний выбор для демократического государства, каковым себя считают США. К ней можно прибегнуть только в условиях смертельной угрозы национальной безопасности».

В дополнении к статье Джозефа Уилсона можно добавить, что по данным Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), сообщения о возможности урановой сделки между Ираком и Нигером базировались на сфабрикованных документах, переданных итальянской разведке одним африканским дипломатом. По-видимому, впоследствии они были переданы британцам, а уже от них попали в руки ЦРУ, которое и поручило Уилсону проверить их подлинность. Войска сил коалиции, взявшие под свой контроль весь Ирак три года назад до сих пор так и не нашли сколько-нибудь убедительных доказательств наличия у Саддама Хусейна оружия массового поражения.

Существует много фактов, подтверждающих, что миссия Уилсона в Нигер была предпринята по указанию, поступившему из аппарата вице-президента Д.Чейни и, что результаты этой поездки были доложены всем заинтересованным лицам. Кроме того, именно Чейни в своей речи 26 августа 2002 года фактически запустил кампанию, призванную убедить Конгресс и американский народ в том, что Саддам вот-вот получит в свои руки ядерное оружие.

Однако от Д.Чейни не отставали и другие видные деятели администрации Дж.Буша, в частности К.Райс, которая в том время была помощником президента США по национальной безопасности. Ее действия впоследствии вызвали возмущения даже отставных сотрудников ЦРУ.

В этой связи характерным является письмо ветеранов американской разведки США от 14 июля 2003 г., выдержка из которого приводится ниже: (русский перевод опубликован на сайте аналитического агентства НАМАКОН, созданного отставными сотрудниками СВР, www.namakon.ru/articles.php) «Высшие чиновники из администрации и правительства стали заниматься какой-то мышиной возней, то покрывая, а то и подставляя друг друга под огонь критики со стороны СМИ. Очень характерным в этом ряду является заявление директора ЦРУ Дж.Тенета 11 июля 2003 года, в котором он извинялся, по сути дела, за действия других.

Однако, как известно, в то время за внешнеполитические разделы в «Обращении к нации» отвечала помощник по национальной безопасности К.Райс, и что именно она, а не Тенет, ответственна за то, что фальсифицированная информация попала в речь президента. Но сама К.Райс заявила, что о миссии бывшего посла Джозефа Уилсона в Нигер, во время которой он собрал факты, доказывающие, что сведения о продаже урана Ираку всего лишь обыкновенные подлог, она узнала лишь 8 июня 2003 года. Заметим, что полученные Уилсоном данные, были доложены всем заинтересованным лицам в начале марта 2002 года. И даже если этот доклад каким-либо образом не дошел до К.Райс, то уж вряд ли она могла не заметить ставшую на многие недели главной темой обсуждения статью Николаса Кристофа в New York Times от 6 мая, где подробно рассказывалось о миссии Уилсона в Нигере. Попытки К.Райс отрицать неопровержимые факты напоминают ее заявления весной 2002 года, когда она тоже утверждала, что не было никаких докладов о возможном теракте с использованием захваченных гражданских самолетов. Однако уже к концу месяца у комиссии Конгресса, расследовавшей события 11 сентября, появились свидетельства существования не менее дюжины подобного рода предупреждений со стороны спецслужб».

21 июля 2003 г. некто Леопольд Джейсон разместил в Интернете информацию о том, что сразу три сенатора США, являющиеся членами Комитета Конгресса по разведке, утверждали, что директор ЦРУ Дж.Тенет, выступая перед ними, заявил, что разведанные по Ираку, попавшие в ежегодное Обращение президента «О положении нации», были «подредактированы» таким образом, чтобы создать casus belli и помочь президенту оправдать необходимость применения военной силы. Это «редактирование» разведанных, собранных ЦРУ, было осуществлено специальным комитетом под названием Управление специального планирования (УСП), созданным и возглавлявшимся заместителем министра обороны Полом Вулфовицем, заместителем министра обороны по формированию политики Дугласом Фейтом и другими высокопоставленными «ястребами» Пентагона.

УСП было создано для того, чтобы найти доказательства, подтверждающие точку зрения Вулфовица и Рамсфельда, будто Саддам тесно связан с «Аль-Каидой» и, что Ирак имеет огромные запасы химического, биологического и, вполне возможно, ядерного оружия, и представляет серьезную опасность не только для всего ближневосточного региона, но и для США.

УСП, основываясь лишь на сообщениях иракских невозвращенцев и перебежчиков из Иракского Национального Конгресса, «препарировало» разведанные ЦРУ так, чтобы у любого скептика не оставалось никаких сомнений по поводу опасности, которую представляет собой Ирак со своими программами по созданию ОМУ. Затем «отредактированные» разведанные оказались на столе у помощника по национальной безопасности К.Райс, которая, в свою очередь, способствовала появлению сомнительной информации в речах вице-президента Дж.Чейни, министра обороны Д. Рамсфельда и самого президента Буша.

УСП сыграло главную роль в том, чтобы убедить Белый дом в существовании серьезной угрозы безопасности США со стороны Ирака. Именно оно «подкинуло» американской администрации факты покупки Ираком специальных высокопрочных алюминиевых трубок, якобы предназначенных для оборудования, задействованного в создании ядерного оружия. В своей речи в сентябре 2002 г. президент Буш опирался как раз на эти данные, утверждая, что Ирак тайно создает атомную бомбу. Позднее эксперты из МАГАТЭ установили, что пресловутые «трубки» могли использоваться при производстве систем залпового огня, но никак не в центрифугах по обогащению урана.

Что же касается информации от иракских невозвращенцев и перебежчиков о местонахождении ОМУ в Ираке, то, она скорее напоминала сказки или выдержки из фантастических романов. Так, в 2001 году иракский перебежчик Адхан Ихсан аль-Хайдери сообщил сотрудникам УСП, что лично побывал на 20 объектах, где производилось и хранилось химическое, биологическое и ядерное оружие. Другой «свидетель» - гражданский инженер Саид - утверждал, что Ирак «с благословения ООН» использовал подставные компании для закупки оборудования, необходимого в реализации программ по созданию ОМУ. По его словам, лаборатории, где создавалось химическое и биологическое оружие, располагались в военных госпиталях и президентских дворцах. Главным источником информации об иракских программах по созданию ОМУ для УСП стал Ахмед Чалаби, председатель Иракского Национального Конгресса. Его репутация была настолько сомнительной, что после оккупации Ирака сам Вашингтон отказался от его услуг, хотя он претендовал стать если не президентом, то премьером «нового Ирака». До сих пор американские военные в Ираке ничего подобного не обнаружили. Тем не менее, «надежная» информация немедленного доводилась до президента Буша.

Получается, что директор ЦРУ, взявший на себя ответственность за появление «спорной развединформации» в речи президента, фактически взял на себя вину за других. В июле 2004 г. Тенет ушел в отставку. Ясно, что повторный анализ и проверку для установления истины должна пройти вся американская развединформация по Ираку, собранная перед войной. Остается очень много вопросов к руководителям УСП Полу Вулфовицу, Абраму Шальски и Дугласу Фейту по поводу их утверждений о существовании в Ираке больших запасов ОМУ, а также о связях между режимом Саддама и «Аль-Каидой». Отдельно, вероятно, встанет и вопрос, почему УСП было расформировано сразу после начала войны в Ираке?

Несмотря на отсутствие соответствующего расследования, в Вашингтоне разгорелся скандал. В конце октября 2005 г. специальный прокурор П.Фитцджеральд предъявил обвинения руководителю аппарата вице-президента США Льюису Либби по подозрению в умышленном искажении фактов, лжи под присягой, попытке воспрепятствовать правосудию. Он не стал медлить и подал прошение об отставке, отметив при этом, что не считает себя виновным и надеется на оправдательный приговор суда.

Как удалось выяснить Фитцджеральду, в 2003 г. Либби потратил немало сил и времени на то, чтобы выяснить, на кого из дипломатов ссылалась газета The New York Times в своей статье от 6 мая 2003 года. В материале были приведены слова бывшего американского посла, который годом ранее ездил в Нигер. Либби встретился с заместителем госсекретаря США по политическим вопросам Марком Гроссманом (вышел в отставку в декабре 2004 года). Он попросил его разузнать, кто из американских дипломатов ездил в Нигер. Гроссман выполнил задание. Таким образом глава администрации вице-президента узнал имя Джозефа Уилсона.

Несколько дней спустя в распоряжении Гроссмана оказалась дополнительная информация. Ему удалось узнать, что у Уилсона есть жена, и что она работает в ЦРУ. Более того, Гроссман выяснил, что именно Валери – так звали супругу дипломата – посоветовала руководству Управления отправить в Нигер своего мужа. Все эти данные заместитель госсекретаря сообщил Либби 11 или 12 июня (следствию не удалось установить точную дату). Слова Гроссмана подтвердил представитель ЦРУ.

Тогда же Чейни в разговоре с Либби назвал департамент ЦРУ, в котором работала жена Уилсона. Два дня спустя Либби встретился с пресс-секретарем ЦРУ. Глава администрации не скрывал, что хотел бы узнать кое-какие подробности о Уилсоне и его жене – «Валерии Уилсон» (тогда Либби еще не знал ее настоящей фамилии).

Идея поделиться собранной информацией с прессой появилась у Либби 19 июня. Через четыре дня он встретился с корреспондентом The New York Times Джудит Миллер. Ей он сообщил о том, что жена Уилсона, возможно, работает в ЦРУ. Либби настаивал на том, чтобы в своей статье журналистка назвала его «бывшим сотрудником Белого дома».

Расчет на то, что издание проявит интерес к сенсации, не оправдался. Вместо разоблачительной статьи о «кумовстве» в ЦРУ The New York Times 6 июля опубликовал комментарий самого Уилсона, который начинался словами «Чего я не нашел в Африке». Дипломат сообщил, что ему не удалось найти подтверждения версии британской разведки, и что Чейни должен был об этом знать. Статью процитировал телеканал NBC.

Реакция Либби не заставила ждать – 7 июля он встретился с пресс-секретарем Белого дома Ари Флейшером, которому сообщил о том, что жена Уилсона работает в ЦРУ и об этом мало кому известно. Днем позже Либби еще раз встретился с Миллером. В этот раз чиновник был уверен в том, что Валери работает на ЦРУ. А еще через четыре дня Либби сообщил репортеру журнала Time Мэттью Куперу о том, будто бы где-то слышал, что Уилсон отправился в Нигер по протекции жены – сотрудницы ЦРУ Валери Плейм.

В октябре 2003 года Белому дому удалось отстоять главного политического советника Дж.Буша Карла Роува, который также проходил по делу об утечке информации из Белого дома. Однако, выведя из под удара архитектора обеих президентских кампаний Дж.Буша, Белый дом поставил под удар другую ключевую фигуру – вице-президента Дж.Чейни. В истории с утечкой информации из Белого дома оказалось много «белых пятен». Не понятно, почему статья в The New York Times вызвала беспокойство именно у Либби и с какой стати Чейни сообщил главе своей администрации о месте службы Валери Плейм.

Скандалы явно не способствуют росту доверия к президентской администрации. Внимание американских избирателей могла бы отвлечь маленькая победоносная война. Проблема в том, что США еще не рассчитались за две предыдущие – в Ираке и Афганистане. Однако рост агрессивности Вашингтона в отношении Тегерана весной 2006 года говорит о том, что Буш не исключает и третьей войны, или хотя бы силовой акции против ядерных объектов Ирана.

Недавно произошел новый скандал в Вашингтоне. В начале апреля с.г. бывший помощник вице-президента США Либби признался следствию, что утечка секретной информации перед началом войны в Ираке была санкционирована самим президентом Бушем. Он, в частности, сообщил, что указание дать прессе информацию о том, что Ирак якобы пытается «добраться до урана», ему давал Чейни, который, в свою очередь, получил санкцию лично от Буша, во всяком случае, американский лидер прекрасно знал об этих утечках.

Согласно данным следствия, Либби, получив разрешение на разглашение разведданных о готовящейся операции в Ираке, встретился 8 июля 2003 года с журналисткой The New York Times Джудит Миллер и выдал ей секретные данные. В том числе на этой встрече прозвучало имя сотрудницы ЦРУ Валери Плейм, позже появившееся в прессе. Именно ее упоминание и стало поводом для этого громкого дела.

Напомним, имя Плейм впервые появилось в статье журналиста Time Роберта Новака 14 июля 2003 года. Имя агента ЦРУ было рассекречено не случайно, поскольку разглашение таких данных является уголовно наказуемым деянием. Утечка о том, что бывший посол Джозеф Уилсон был отправлен в Африку с секретным заданием по протекции своей жены Валери Плейм, произошла сразу после того, как Уилсон в 2003 году обвинил администрацию Буша в манипуляции разведанными для оправдания военной капании в Ираке. Имя жены Уилсона было раскрыто в качестве «наказания» за своевольные высказывания дипломата.

В переданных в суд материалах дела не говорится, что именно Буш санкционировал раскрытие имени агента ЦРУ. Тем не менее это первый случай, когда имя американского президента фигурирует в уголовном деле. Этого уже более чем достаточно для подтверждения того, что Белый дом вел целенаправленную кампанию по «сливу» секретной информации по Ираку. Именно Либби по поручению начальства чаще всего сообщал данные репортерам. В США опубликованные материалы дела уже назвали «шокирующими». Сенатор-демократ Гарри Рейд заявил, что теперь Буш «должен полностью рассказать о своем участии в утечке секретной информации».

Либби уверен, что его действия не являются преступлением – по американским законам, президент имеет право обнародовать отчеты разведывательных служб США. Однако, признание Либби ставит Дж.Буша и Д.Чейни в неудобное положение. Они не раз говорили, что категорически против «сливов» и будут с ними бороться. Белый дом недавно развернул широкомасштабную кампанию по предотвращению утечек секретной информации.

«Болтунов» во властных структурах, ЦРУ и Агентстве национальной безопасности ищет ФБР, а Министерство юстиции разослало в спецслужбы предупреждения о недопустимости разглашения секретной информации. Кампания по выявлению неблагонадежных сотрудников проводится с размахом. Всего несколько недель назад по делам об утечке информации о секретных тюрьмах ЦРУ и тайной «прослушке» американцев были допрошены десятки сотрудников ЦРУ, Агентства национальной безопасности и других американских спецслужб. При этом агентов ЦРУ проверяли с использованием детектора лжи.

«Шокирующими» назвал заявление Либби сенатор-демократ Гарри Рейд. «Президент Буд должен полностью рассказать о своем участии в утечке секретной информации, - заявил Рейд. – Американцы должны знать правду». Сенатор-демократ Дик Дубрин настаивает на том, чтобы президент и вице-президент были привлечены к ответственности за «введение в заблуждение американцев» и «раскрытие секретной информации». А председатель национального комитета Демократической партии Говард Дин даже заявил, что президенту «больше нельзя доверять безопасность страны», поскольку он «ставил интересы своей политической партии выше» соображений национальной безопасности.

Большой пропагандистской фальсификацией стали «разоблачения» гуманитарной операции ООН для Ирака (1996-март 2003 гг.), в которых Вашингтон обвинил многих политических деятелей, партии, организации и компании большого числа государств, прежде всего России, в злоупотреблениях вплоть до получения взяток от С.Хусейна в обмен на поддержку усилий Багдада по снятию санкций. Началось все с того, что не столь популярная иракская газета «Аль-Мада» 24 января 2004 года опубликовала список «получателей» иракской нефти, которые вывозили ее в соответствии с резолюцией 986 СБ ООН для обеспечения средств по оплате гуманитарных товаров, закупаемых иракским правительством в рамках программы «нефть в обмен на продовольствие». При этом «Аль-Мада» достала этот список якобы из архивов Миннефти. Причем был не официальный документ, а пометки от руки некого сотрудника СОМО (госкомпания по сбыту нефти – прим.автора) на графике выделенная квот для экспорта тем или иным компаниям. И напротив названия некоторых компаний от руки было написано имя политического деятеля или партии с количеством нефти в их пользу.

В документе фигурируют представители 47 стран, включая Россию, Францию, Великобританию Германию, Украину, Египет, Алжир, и т.д., и 270 имен политиков, различных организаций, компаний политических партий. Из российских участников в нем названы ЛДПР и лично В.В.Жириновский, КПРФ, Сажи Умалатова, МИД РФ, Русская Православная Церковь , Академия Наук, Администрация Чечни, бывший премьер - министр СССР Н.И.Рыжков и даже руководитель администрации президента РФ (последний якобы получил 5 млн. баррелей).

От Франции фигурируют: Патрик Можен, бизнесмен из компании Trafigura, занимающейся в том числе торговлей нефтью – 25 млн. баррелей, Мишель Гримар, основатель Франко-иракского экспортного клуба – 17,1 млн. баррелей, Ассоциация франко-иракской дружбы – 15,1 млн. баррелей, Шарль Паскуа, бывший министр внутренних дел – 12 млн. баррелей, Бернар Мериме, бывший постпред Франции при ООН – 3 млн. баррелей.

«Аль-Мада» нашла получателей даже в стане антихусейновской коалиции: «Муджахеддин Хальк», базирующаяся в Британии организация, оппозиционная иранским властям (правительство США причисляло ее к террористическим) – 36,5 млн. баррелей; Джордж Гэллоуэй, член парламента Великобритании – 19 млн. баррелей; Самир Винсент, американский гражданин иракского происхождения, организатор встречи иракских религиозных лидеров с экс-президентом США Дж.Картером – 7 млн.баррелей.

Из прочих громких имен и названий в списке упомянуты: Артур Миллхолланд, президент канадской нефтяной компании Oilexco – 1 млн.баррелей; Отец Бенжамин, итальянский католический священник французского происхождения, организатор встречи Папы Римского и иракского вице-премьера Тарика Азиза – 4,5 млн.баррелей; Халед Гамаль Абд Аль-Насер, сын бывшего президента Египта – 16,6 млн. баррелей; Национальная демократическая партия Египта (правящая партия Х.Мубарака) – 14 млн.баррелей; Народный фронт освобождения Палестины – 5 млн. баррелей.

В ООН в апреле 2004 г. была создана специальная комиссия во главе с П.Волкером, который провел расследование, завершенное в сентябре 2005 г. Всего комиссией было подготовлено 4 доклада (в последнем - почти 900 страниц).

Первые три доклада комиссии Волкера привели к двум арестам. Обоими арестованными оказались россияне. Обвинения коснулись и руководителя департамента гуманитарных программ ООН киприота Бенона Севана (он затем ушел в отставку) и самого Генсекретаря ООН Кофи Аннана. Правда, комиссия Волкера не нашла доказательств в отношении последнего.

Еще в феврале 2004 г. в МИД РФ назвали дезинформацией сообщения о том, что российские нефтяные компании получали взятки от Саддама. МИД указал на техническую невозможность этого. «Подобные утверждения могут делать только те, кто совершенно не знаком с механизмом экспорта иракской нефти в условиях действовавших тогда санкций, - считают во внешнеполитическом ведомстве, – либо речь идет о сознательной дезинформации».

На Смоленской площади напомнили, что весь экспорт иракской нефти осуществлялся в рамках гуманитарной программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие». «Решениями ООН был установлен необходимый механизм контроля за реализацией этих контрактов, которые утверждались не иракцами, а независимыми контролерами, - отметили в МИД. – Оплата за нефть опять-таки осуществлялась не иракцами, а шла на спецсчет ООН».

Такая технология, одобренная Комитетом по санкциям ООН, «лишала смысла получать взятки от режима Саддама Хусейна». Наоборот широко известно, что «иракский режим пытался требовать с компаний уплаты так называемых комиссионных».

«Бросается в глаза, - заметили в МИД РФ, - что появление подобных измышлений «о взятках» совпало по времени с активизацией усилий по возвращению российских компаний на иракский рынок для оказания содействия в восстановлении разрушенного войной Ирака».

В России, тем не менее, приняли П.Волкера и создали специальную рабочую группу для изучения всех документов. По итогам этого был сделан вывод, что многие из них вызывают сильное сомнение в подлинности, а реальных доказательств так и не было представлено. Тем не менее, США начали проводить собственное расследование.

При этом главным консультантом выступал высокопоставленный сотрудник ЦРУ Чарльз Дюльфер, известный провокационными действиями в бытность пребывания в должности заместителя председателя Спецкомиссии ООН по разоружению Ирака (UNSCOM) в 90-х годах. Это он планировал т.н. интрузивные проверки иракских объектов, придумал т.н. «механизм сокрытия» ОМУ иракцами, сочинил историю о хранении документов и компонентов ОМУ в президентских дворцах (соответствующая международная инспекция так ничего и не нашла), а затем санкционировал незаконный ввоз в химлабораторию СК ООН в Багдаде американского нервно-паралитического газа VX, чтобы наносить его на остатки иракских ракетных боеголовок и с помощью этой фальсификации доказать наличие VX у Ирака.

По итогам работы американских следователей был подготовлен «Доклад о выделении нефти администрации президента России», заслушанный в Сенате США 17 мая 2005 года. Приводим его полное название на английском и даем краткий анализ того, что в нем содержится: «United States Senate, Permanent Subcommittee on investigations; Committee on Homeland Security and Governmental Affairs.

Norm Coleman, Chairman; Carl Levin, Ranking Minority Member. Report on oil allocations granted to the Russian presidential council, prepared by the Majority and Minority Staffs of the Permanent Subcommittee on Investigations, released in conjunction with the permanent subcommittee on investigations; May 17, 2005. Hearing, oil for influence: how Saddam used oil to reward politicians and terrorist entities under the United Nations oil-for-food program»

В нем утверждается на основе якобы допросов бывших вице-президента Т.Рамадана и вице-премьера Т.Азиза, что иракцы давали нефть российским и иностранным политическим деятелям в качестве компенсации за «поддержку». При этом в докладе говорится, что «одной из политических партий, которая получала большое количество нефтяных квот была прокремлевская партия «Единство», которая ассоциируется с президентом России В.Путиным (стр.2).

Другими ключевыми получателями нефти, говорится далее, были МИД РФ, Коммунистическая партия и ЛДПР. Однако, говорится в докладе, в центре данного исследования – администрация президента России, которая тоже получала значительное количество нефтяных квот» (стр.3). Конкретно называется ее руководитель Александр Волошин, причем в сенатском документе вместо доказательств содержатся пространные рассуждения о его политической роли в Кремле (стр.3-4). Далее раскрывается механизм «обналичивания» нефтяных контрактов, реализацией которых занималась российская компания «Роснефтеимпекс» при помощи американской «Bayoil», зарегистрированной в Хьюстоне (Техас), через банки третьих стран.

Набор рассуждений широк, хотя в сенатском докладе нет доказательной базы. Отсутствуют расписки за получение нефтяных квот, номера личных счетов в зарубежных банках и другие сведения, на которых можно было бы строить реальные обвинения.. Но тем не менее, это не помешало бросить тень на имена российских политиков и организаций. В Сенате США забыли главное – компании вывозили иракскую нефть и продавали ее не только для того, чтобы получить прибыль. Все это велось под контролем ООН, вся прибыль от продажи нефти зачислялась на иракский спецсчет в нью-йоркском банке «BNP Paribas», а компаниям доставались лишь небольшие трейдерские доходы.

Они колебались в пределах 30-60 центов за баррель в зависимости от спроса на нефтяном рынке. То есть, вывозя 10 млн. баррелей нефти за одну фазу гуманитарной программы (6 месяцев), компания могла реально заработать не более 3-6 млн. долларов за полгода, а никак не 300 млн. долл. (это – общая стоимость 10 млн. баррелей вывезенной нефти при цене 30 долларов за баррель, а не чистая прибыль). Если учесть, сколько всего было вывезено нефти российскими компаниями за весь период гуманитарной программы, их общая прибыль за 1996-2003 гг. никак не могла превысить 250-270 млн.долл.

Только предвзятый человек может допустить предположение, что такие компании как ЛУКОЙЛ, Зарубежнефтегаз, ОНАКО, Газпром, Сибнефть, Руснефть и др., перечисленные в списке «Аль-Мада», стали бы рисковать своей репутацией из-за полугодовой прибыли в несколько миллионов долларов. Они экспортировали иракскую нефть не из-за прибыли, а для обеспечения средств на иракском спецсчете для закупки гуманитарных товаров, т.к. на часть этих денег Ирак закупал продукцию российского производства – машиностроительную, автомобили, зерно, лекарства и т.д.

К тому же, Вашингтон не стал заострять внимание на том, что до 70% всей нефти, вывозившейся из Ирака в рамках гуманитарной программы ООН, шло на американские нефтеперегонные заводы, а трейдерскими посредниками у российских компаний выступали в основном американцы, типа упомянутой фирмы «Bayoil».

Для чего нужно было проводить все эти «разоблачения махинацией» российских и других иностранных деятелей и компаний? Основными покровителями нарушений в сфере вывоза нефти и нефтепродуктов из Ирака были сами США, причем делали они это в нарушение санкционного режима. Мало кто обратил внимание на те пассажи доклада комиссии Волкера, где говорится именно об этом.

Там прямо сказано, что более солидные деньги бывший иракский лидер получал за счет контрабанды нефти в обход международных санкций. По мнению авторов доклада, это принесло ему 10,2 млрд. долл. Причем американцы знали о контрабанде иракской нефти через Турцию и Иорданию. Но, не желая проблем на нефтяном мировом рынке, США закрывали на это глаза.

Был и другой мотив – не «наказывать» Турцию и Иорданию, которые по Ираку в основном ориентировались на американскую позицию, тем более, что Анкара входит в НАТО.

Об этом 14 апреля 2005 г. заявил генсекретарь ООН К.Аннан. По его словам, Вашингтон и Лондон «предпочитали закрывать глаза» на осуществлявшиеся режимом Саддама в обход международных санкций поставки нефти в Иорданию и Турцию.

Именно нелегальный экспорт в соседние страны, а не выручка, которую Багдад получал в рамках ооновской программы, приносил тогдашнему иракскому руководству львиную долю доходов, подчеркнул Аннан, выступая на семинаре об истории взаимоотношений ООН со средствами массовой информации.

Вот какой комментарий в этой связи сделало 15 апреля 2005 года «Радио России» (см. www.vor.ru/exclusive/excl): «США и Великобритания несут свою долю ответственности за коррупцию, расцветающую вокруг программы «Нефть в обмен на продовольствие». Такое сенсационное заявление сделал генеральный секретарь ООН Кофи Аннан в четверг (14 апреля – прим. автора) в штаб-квартире ООН.

Он обвинил Вашингтон и Лондон за то, что они предпочитали закрывать глаза на поставки режимом Саддама Хусейна нефти в Иорданию и Турцию в обход международных санкций. Более того, он считает, что США и Великобритания имели все возможности перекрыть контрабанду иракской нефти, но не сделали этого. Почему? Потому что Турция и Иордания – их союзники, а введенный ООН запрет на экспорт иракской нефти был им экономически невыгоден.

Именно когда вахту в регионе несли американцы и британцы, там процветал нелегальный экспорт иракской нефти. Масштабы коррупции, согласно докладу ЦРУ, составили 1,7 млрд.долл., еще около 10 млрд. долл. от продажи нефти были попросту расхищены. За это багдадскому режиму «разрешили» погреть руки на контрабанде нефти – нелегальный бизнес принес ему 8 млрд.долл. Выходит, существовал некий нефтяной синдикат во главе с США и Великобританией, который фактически подкармливал тогдашнее иракское руководство, забирая себе львиную долю нелегальных нефтедолларов. Очевидно, что этот механизм не мог быть долговечным, поэтому главарям синдиката пришлось попросту «сдать» Саддама Хусейна. А чтобы замести следы, была подброшена «утка» в виде наличия в Ираке оружия массового уничтожения.

Примечательно в этой связи, что нынешнее заявление Аннана о прямой причастности США и Великобритании к скандалу вокруг иракской нефти сделано всего несколько дней спустя после того, как бывший глава группы инспекторов ООН по вооружениям в Ираке Ханс Бликс сделал не менее сенсационное заявление. А именно - главной причиной нападения США на Ирак была нефть. Именно война вдохнула в тот нефтяной синдикат, который существовал при Саддаме Хусейне, новые силы и не дала ему лопнуть. Поток нефтедолларов вновь бьет ключом».

Американцы знали, что, помимо разрешенного ООН количества иракской нефти для экспорта Иордании в 75 тыс. б/день, Багдад дополнительно вывозил автоцистернами до 50 тыс. б/день нефтепродуктов на сумму до 300 млн.долл. ежегодно. Что касается Турции, то поток нефтепродуктов с Мосульского НП3 не иссякал. МВД Турции фактически покрывало этот бизнес – тяжелые грузовики с турецкими товарами прибывали в г.Мосул, а оттуда специальными баками они вывозили мазут и дизтопливо в юго-восточные турецкие провинции (до 35 тыс. б/день), в среднем на 150 млн. долл. в год. Причем это имело место как во время гуманитарной программы ООН, так и до ее начала в 1996 г. Кстати, курдские власти иракской провинции Дохук брали за эту контрабанду «пошлину», и тем самым облегчали ЦРУ задачу по финансированию курдских повстанческих группировок на Севере Ирака.

В Белом доме были осведомлены об этой масштабной контрабанде. Президенты Билл Клинтон, а затем и Джордж Буш не только знали о контрабанде иракской нефти в Турцию и Иорданию, но и информировали об этом Конгресс. Два письма, направленные Госдепартаментом в 1998 и 2002 годах конгрессменам, доказывают, что президентские администрации попросту закрывали глаза на происходящее.

В письме, направленном в декабре 1998 года, во время президентства Билла Клинтона, госдепартамент отмечает: «Несмотря на решение Совета Безопасности ООН, запрещающее импорт иракской нефти (кроме той, что поставляется в соответствии с программой «Нефть в обмен на продовольствие»), Иордания продолжает импортировать нефть». Тем не менее, отмечается в документе, Соединенные Штаты должны предоставить иорданскому правительству «немного гибкости, чтобы поддержать его усилия по поддержке безопасности и стабильности в регионе». В документе отмечается, что Турции также разрешен импорт ограниченного количества дизельного топлива из Ирака. Американская помощь Турции должна продолжиться, так как страна помогает Соединенным Штатам обеспечивать ее «жизненно важные интересы».

В письме, датированном 2002 годом, указывается, что подобные послабления власти Иордании получали каждый год, начиная с 1991, когда ООН были наложены санкции на режим Саддама Хусейна, а также еще раз подтверждается, что Турция может продолжать контрабанду иракской нефти, поскольку «страна является союзником США в войне с террором и единственной светской демократией в регионе, где превалируют «слабые экономические системы, политическая неустойчивость и межэтническое противостояние».

В обоих случаях в письмах отмечалось, что поддержание конструктивных отношений с Турцией и Иордании было в «интересах США».

Попустительство касалось и одноразовых сделок. Крупнейшая контрабандная операция, проведенная под прикрытием программы «Нефть в обмен на продовольствие», была осуществлена с ведома США и Великобритании, пишет британская «Financial Times» от 13 января 2005 года. Речь идет о нелегальной сделке, в ходе которой Иордания приобрела по меньшей мере 7 млн. баррелей иракской нефти, заплатив за нее не менее 150 млн. долл. Примерно 50 млн. долл. из них досталось окружению Саддама Хусейна.

В феврале 2003 года, когда сведения об этой сделке впервые попали в средства массовой информации США, посольство США в ООН осудило ее за «аморальность». Между тем, как показало совместное расследование проведенное «Financial Times» и итальянской газетой Il Sole 24 Ore, эта операция была осуществлена с ведома США. По данным этих изданий, в незаконной операции, которая была проведена в январе 2003 г., участвовали 14 танкеров, на которые были погружены 7 млн. баррелей иракской нефти, закупленной иорданской компанией при поддержке правительства Иордании.

По сведениям журналистов, всеми манипуляциями с нефтью занималась малоизвестная иорданская компания Millennium, действовавшая при поддержке правительства страны, но не получившая разрешения ООН. В 2003 году Millennium зафрахтовала несколько танкеров и приступила к активной загрузке нефти в иракском порту Хор аль-Амайя, у которого также не было санкции ООН на загрузку нефти.

Как отмечает в своей статье Клауди Гатти «US ignored warning on Iraqi oil smuggling» в «Financial Times» от 13 января 2003 года, «уже в феврале 2003 года на появление неизвестных танкеров в Хор аль-Амайе обратили внимание компании, получившие санкцию ООН на торговлю иракской нефтью, и проинформировали о происходящем Майкла Теллингса, одного из двух инспекторов ООН, отвечающих тогда за осуществление программы «Нефть в обмен на продовольствие».

Теллингс сообщил о происходящем постпредствам США и Великобритании при ООН, предоставив детальную информацию о нарушениях санкций ООН, включая названия замеченных танкеров.

Он ожидал, что на пути из Ирака танкеры будут задержаны Военно-морской оперативной группой по соблюдению режима санкций против Ирака (Multinational Interception Force, MIF), действовавшей под руководством США.

«Тремя днями позже я спросил у представителей США и Великобритании, что случилось с моей информацией. Они сказали, что передали ее в свои столиц и сами озадачены тем, что никаких действий не последовало», - вспоминает Теллингс.

Кроме того, информация о нарушениях санкций ООН поступила командованию MIF от голландской компании Saybolt, нанятой ООН для слежения за отгрузкой нефти в Ираке. По сведениям журналистов, 17 февраля 2003 года представители Saybolt направили электронное письмо командованию MIF и получили подтверждение, что информация принята к сведению.

Глава независимой комиссии П.Волкер, созданной для расследования нарушений, совершенных под прикрытием программы «Нефть в обмен на продовольствие», подтвердил, что Вашингтон допустил нарушение санкций ООН Иорданией, признавая ее национальные интересы.

Торговцам нефтью неофициально сообщили, что США позволяет танкерам с иракской нефтью дойти до Иордании, так как Амману необходим стратегический запас нефти перед войной в Ираке.

Однако, как сообщают журналисты, лишь небольшая часть этой нефти пошла в Иорданию. Большая часть нефти была продана Middle East Oil Refinery в Александрию, в Египте, нефтеочистительному комплексу в Адене, в Йемене, Малайзии и Китаю.

«Осуществление этой операции не могло быть санкционировано согласно резолюции Совета безопасности ООН о программе «Нефть в обмен на продовольствие», - утверждает Теллингс. – Объем проданной нефти не проверялся, оплата не была перечислена на специальный счет ООН, как того требовали условия программы».

На нефтегазовом сайте www.oilcapital.ru со ссылкой на «Вашингтон Пост» сообщается, что «госдепартамент и министерство обороны США помогли оказать содействие Иордании в незаконной контрабанде нефти на сумму в 53 млн., осуществленной за несколько недель до начала войны против Ирака. Газета «Вашингтон пост» сообщила об этом, цитируя распространенный накануне доклад, подготовленный в сенатской комитете по вооруженным силам сенатором-демократом Карлом Левиным.

В докладе приводится информация о тайной предвоенной операции по переброске иракской нефти в Иорданию в супертанкерах при возможном содействии американских дипломатов и ВМС США.

«Соединенные Штаты не только не предприняли усилия по пресечению морской транспортировки нефти, но и оказали в этом содействие, несмотря на общеизвестное понимание того, что эта переброска была откровенным нарушением санкций ООН», - цитирует газета доклад Левина.

В докладе сенатора содержатся также обвинения в адрес министерства финансов США в недостаточном контроле за деятельностью американской торговой компании, занимавшейся контрактами на поставку иракской нефти в рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие». В частности, сообщается, что с 2000 по 2002 годы техасская фирма «Bayoil» импортировала 200 млн. баррелей нефти и при этом выплатила режиму Саддама Хусейна 37 млн. долл. в виде незаконных «комиссионных».

При этом Вашингтон и Лондон, чтобы бросить тень на репутацию других стран, и прежде всего России, периодически «находили» контрабандистов иракской нефти в Персидском заливе. Только в мае 2002 года военными кораблями многонациональных сил в Персидском заливе было задержано 7 танкеров, пытавшихся нелегально вывезти нефть или нефтепродукты из Ирака. Большая часть задержанных судов – иностранные, действовавшие под флагом Гондураса, Боливии и Сан-Томе и Принсипи, однако были и танкеры с иракскими экипажами. Задержанные суда направлялись в Бахрейн, где осуществлялась конфискация контрабандной иракской нефти. Только в мае 2002 г. из Ирака нелегально вывозилось нефти в среднем 1,97 млн. баррелей в день. Это количество близко к среднему объему официального нефтяного экспорта, осуществлявшегося в рамках гуманитарной операции ООН «Нефть в обмен на продовольствие».

В случае с Россией этот механизм не сработал. В феврале 2000 года в Персидском заливе был задержан танкер «Волгонефть-147», а в апреле 2000 года – танкер «Академика Пустовойт», которые якобы везли контрабандой иракские нефтепродукты из устья Шатт эль-Араб. Однако, как показали анализы груза, произведенные в США, дизтопливо из танкера «Академик Пустовойт» было на 80% иранского происхождения и на 20% - иракского, а сам груз принадлежал компании «Shell», и заливался на судно в иранском порту. Российские корабли пришлось отпустить, а скандал с «Shell» замяли, хотя до результатов экспертизы, по американскому телевидению постоянно шли с сюжеты с задержанием российских танкеров.

Контрабандная схема была разработана при участии родственников Саддама Хусейна – его старшего сына Удея и зятя Х.Кямеля. Иракские власти продавали нефть любому желающему значительно дешевле мировой цены (при мировых ценах более 30 долл. за баррель иракцы брали около 14 долл.), а то, как доставить ее на мировой рынок, должен был решать сам покупатель. Контрабандистам предстояло миновать военные корабли, патрулировавшие Персидский залив, поскольку на Ирак было наложено эмбарго, и добраться до ближайшего иностранного порта. Там легко подделывались все необходимые бумаги, и нефть превращалась из иракской в саудовскую или иранскую.

Масштабы контрабанды зависели от мировых цен на нефть – чем выше цена, тем выгоднее был риск. В этом промысле принимали участие разные компании. Благодаря этому С.Хусейну удавалось зарабатывать в обход санкций от 25 до 70 млн. долл. в день.

За время действия эмбарго американские и британские корабли задержали более 700 судов и 19 из них конфисковали. Однако большинство из них все-таки доходило до портов назначения, в основном в ОАЭ, а оттуда нефтепродукты на больших танкерах шли дальше. Вопрос – почему американские военно-морские силы перехвата «пропускали» их? Как настойчиво утверждали иракцы, причастные к этому «бизнесу», часто вертолет ВМС США «зависал» над танкером с контрабандой, спускал на веревке пустой мешочек, и поднимал его наполненный долларами. Невозможно доказать насколько достоверна эта версия, однако она многое объясняет.

Как следствие, фактически США не столько заботились о Турции и Иордании, сколько способствовали выживанию режима С.Хусейна. Он не смог бы просуществовать до 1996 г. (начало гуманитарной программы ООН), если бы не деньги от контрабанды нефти. В 1996 г. в Ираке, а точнее в силовых структурах страны, начиналась агония, которая закончилась бы коллапсом режима и приходом к власти праирански настроенных шиитов. Это в Вашингтоне не могли допустить ни тогда, ни сейчас, когда США пытаются помешать созданию иракского правительства во главе с И.Джаафари, ориентирующегося на Тегеран. В 1996 г. США пошли на ослабление санкционного режима, дав согласие на гуманитарную программу ООН, которая не столько спасла население Ирака, сколько продлила существование власти Саддама.

Сегодня анализируя итоги «демократизации» Ирака, уместно вскрыть участие американских корпораций в создании иракских программ ОМУ, поднять вопрос фактического разворовывания американскими корпорациями международных средств на восстановление Ирака после его оккупации, прикрытия Пентагоном контрабанды иракской нефти в нарушение санкций, а также «молчаливую» роль США во время подавления Саддамом шиитских выступлений в феврале 1991 года, не говоря уже о военных преступлениях военнослужащих коалиции в сегодняшнем Ираке. Если П. Волкер и Сенат США создадут комиссии именно для этого, а не для расследования деятельности России по «злоупотреблениям» гуманитарной программой ООН, яснее проявится, кто на самом деле несет ответственность за нынешнюю трагедию Ирака.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03882 sec